МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Война интерпретаций». Политолог Аббас Галлямов о смягчении пенсионной реформы

«Война интерпретаций». Политолог Аббас Галлямов о смягчении пенсионной реформы

На сегодняшнее выступление Владимира Путина возлагали большие надежды. До последнего многие верили, что в прямом обращении к народу президент объявит об отмене пенсионной реформы или предложит существенные поправки, которые помогут решить проблему наименее радикальным и травматичным способом. Чуда не произошло. Путин поддержал повышение пенсионного возраста с небольшими корректировками, а общество получило два сигнала. Первый — пенсионный возраст для женщин понизят до 60 лет вместо обещанных 63. Второй — президент не просто поддерживает реформу, а сам ее инициирует, а значит, дальнейшая дискуссия о возможной отмене реформы, закрыта. Разбираемся с политологом Аббасом Галлямовым, как эти поправки повлияют на рейтинг Путина и жизнь россиян.

— Путин выступил с инициативой смягчить пенсионную реформу. Можно ли считать, что он сдал назад под давлением общественности? Или так было задумано заранее?

— Никто не знает, как было задумано заранее. Сейчас начнется война интерпретаций. Оппозиция будет доказывать, что власти отыгрывают назад, испугавшись народного гнева, поэтому надо поднажать, усилить давление, организовывать еще больше протестов, дожимать эту тему, и тогда все вернется к первоначальной точке. Найдут, как пополнить бюджет ПФР без таких радикальных мер, как повышение пенсионного возраста. Власть будет пытаться навязать свою интерпретацию: Путин принял не очень популярное, но ответственное решение. Они будут формировать у людей ощущение, что решение это окончательное и обжалованию не подлежит. Понятно, что они не будут это прямо говорить, но это будет имплицитно сквозить через все новостные передачи.

— Когда только анонсировали обращение президента к народу, все стали гадать, как именно он смягчит пенсионную реформу. Многие ожидали большего. Возрастет ли сейчас народное недовольство?

— Если власти успешно справятся со своей задачей и смогут навязать народу восприятие, что на это решение никак не возможно повлиять, то никаких массовых протестов ожидать не стоит. Главное, что выводит людей на улицы, это не недовольство, а вера, что что-то можно поменять. Человеку свойственно надеяться на лучшее. Была надежда, что Путину удастся решить эту ситуацию. Он заложник завышенных ожиданий к самому себе. К слову, он сам их сформировал. После присоединения Крыма у людей появилось ощущение, что Путин — чудотворец, что он способен решать любую проблему по мановению волшебной палочки. Люди надеялись, что он отыграет назад гораздо сильнее, чем это произошло в результате. И разочарование здесь неизбежно. Конечно, реформа не станет после этого популярной, не станет больше людей, которые скажут: Путин прав, реформа правильная, и я теперь ее люблю и поддерживаю. Но у людей появится ощущение, что ничего не сделаешь с этим, это просто данность. И, оставшись недовольными, люди смирятся.

— То есть недовольство возрастет в любом случае, а количество протестных акций не увеличится?

— Это разные вещи. Обманутые ожидания всегда чреваты разочарованиями. Но это просто разочарование, которое далеко не всегда ведет к протесту. Гораздо большее значение имеет ощущение собственной силы, способности влиять на исход дела. А этого наш народ пока не демонстрирует. Даже те митинги, которые проходили на протяжении этих месяцев, были крайне немногочисленны. При том, что с реформой не согласны, как показывают опросы, 90% россиян, на улицу выходит мало людей, меньше одного процента.

— Как сегодняшнее обращение отразится на рейтинге Путина?

— Рейтинг президента падает с июля. Я думаю, что выступление было успешным. Оно, конечно, не сделает реформу популярной, но частично снимает ответственность с Путина. Он выступил и дал повод всей пропагандистской государственной машине обрушить на избирателя тезис: «Смотрите, Путин не пытается избежать непопулярного решения, он не перекладывает ответственность на правительство и депутатов, он мог бы спрятаться в кусты, демонстративно заняться внешней политикой, поехать вести переговоры, но он здесь, он с нами». Если бы этого обращения к народу не было, у людей бы сформировалось ощущение, что у президента руки просто не доходят, а так бы он порядок навел и этих депутатов-негодяев осадил. Надо понимать, что Путин действительно мог никак не реагировать на происходящее. И то, что он все-таки выступил, очень серьезный аргумент, который защитит его рейтинг от дальнейшего падения. Ведь он в очередной раз показал, какой он ответственный, честный со своим народом, повел себя, как настоящий политический лидер.

— Почему тогда Путин на протяжении почти трех месяцев старался дистанцироваться от этой дискуссии? Для сохранения своей репутации?

— Я не уверен, что если бы Путин выступил раньше или позже, что-то изменилось. Это не принципиально. Он наблюдал. Возможно, у него был заготовлен другой вариант. Если бы протесты были гораздо многочисленнее, если бы рейтинги упали не на 15 пунктов, а на 25, он бы по-другому действовал. Но это нормальная стратегия, когда ты оказываешься в неизвестной местности. Надо оглядеться, взвесить ситуацию.

— Может быть, Путин просто решил перестраховаться перед митингами Навального, которые пройдут 9 сентября по всей России?

— Это же будет уже не первый митинг Алексея Навального. Первый, связанный с пенсионной реформой, был еще во время Чемпионата мира. Если бы это было как-то связано, то и Путин бы обратился к людям еще тогда.

— Почему людей вообще так сильно затронула тема повышения пенсионного возраста? В пенсионной системе уже несколько десятилетий идут непонятные реформы, но они не вызывали такого протеста. Терпение закончилось?

— Это не недовольство самой реформой, это просто триггер, который потянул за собой цепочку других факторов. Общее настроение у всех сейчас — усталость. Прошли выборы. Люди проголосовали за Путина, они абсолютно добровольно это сделали, это не вопрос фальсификаций. Но голосование это было построено на ощущении безысходности: за кого еще голосовать? Кто, если не Путин? Уйдет — неизвестно, что после этого будет. Путин победил из-за того, что люди боятся будущего, неопределенности. Это было не позитивное голосование, а люди шли от обратного. Однако запрос на перемены у людей есть, он очень силен. Люди подавили это сами в себе, подавили в себе стремление к переменам, ощущение, что надо что-то менять. И это бесследно никогда не проходит. Это подавление в виде негатива в них лежало, а тут появился формальный повод выразить свое недовольство. Может быть, эта реформа, пройди она четыре года назад, прошла бы гораздо безболезненнее, так же бы проглотили, как и предыдущие реформы пенсионной системы.

— Но даже с учетом этого накопленного негатива митинги против повышения пенсионного возраста все равно не собирали миллионы человек.

— Просто у людей нет веры в собственные силы. Режим сформировал идею, что он силен и не прогибается ни под каким давлением. Большинство людей недовольны всем происходящим, но просто считают, что бесполезно с этим бороться. Плетью обуха не перешибешь.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: