МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Утка для полицейских как красная тряпка для быков»: адвокат рассказал, что грозит избитому участнику акции 5 мая

Михаила Цакунова, обвиняемого в насилии над полицейским на митинге 5 мая, оставили под арестом. Адвокат правозащиты «Открытой России» Павел Ясман предоставил на заседании в Санкт-Петербургском городском суде документы, подтверждающие, что у Цакунова есть место жительства, и попросил перевести его под домашний арест. Судья Цепляева не удовлетворила жалобу на арест. Мы поговорили с Павлом и узнали, какими доказательствами располагает следствие на данном этапе.

— Какие основания для содержания Михаила в СИЗО прозвучали на суде?

— Доводов у следствия для содержания Михаила в СИЗО несколько. Они утверждают, что Михаил может скрыться. При избрании домашнего ареста надевается браслет и всегда можно отследить, где находится подследственный, ему не скрыться. Уверяют, что он может продолжить, я подчеркиваю — продолжить, заниматься преступной деятельностью. Ну, и самый мощный довод — может угрожать свидетелям и уничтожить доказательства. Какие доказательства он может уничтожить? Кому угрожать — Росгвардии, полицейским? Всё это голословно, доказательств следствие не предоставляет. Еще одним из увесистых оснований для ареста было то, что срок договора аренды квартиры, в которой живет Михаил, истекает. Мы предоставили суду сведения, что заключен договор с новым собственником, и владелец не возражает, чтобы Михаил находился под домашним арестом в этой квартире. Судья к нам не прислушалась.

— Какой максимальный срок может грозить Цакунову?

— Михаил обвиняется по часть 2 ст. 318 УК — применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти. Максимально ему грозит до десяти лет лишения свободы, ведь это тяжкое преступление. Но все независимые специалисты в области медицины подтверждают — сломанный зуб не квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Это преступление средней тяжести, соответственно уже часть 1 ст. 318, до пяти лет лишения свободы. Мы вчера Санкт-Петербургскому городскому суду предоставили ссылки на законодательные акты. Судью Цепляеву это не впечатлило.

— Какими доказательствами вины Цакунова располагает следствие?

— Сейчас идет предварительное следствие, и сказать точно, какие есть доказательства, нельзя. Пока из того что нам известно, следствие будет опираться на показания сотрудников полиции — один потерпевший ОМОНовец, два-три свидетеля из полицейских, которые там были. Сотрудник полиции на очной ставке утверждал, что Цакунов нанес ему удар в сам момент задержания. На основном видео задержания Цакунова, которым мы располагаем, камера на пару секунд заходит за столб. Они, конечно, исхитрились — говорят, что именно в этот момент Миша и нанес удар. Задержание снимали несколько человек. Сейчас в соцсетях много фотографий есть, которые не подтверждают факт нанесения Михаилом удара. Мы ищем все возможные фото и видеоматериалы, прикладываем все силы к тому, чтобы найти свидетелей, опросить их. Затем мы заявим ходатайство следствию, чтобы их так же допрашивали в качестве свидетелей, и проводили с их участием очные ставки.

— Есть ли шанс, что Миша действительно мог задеть сотрудника полиции и случайно выбить зуб?

— Выбить зуб — прямое преступление, задеть зуб — не преступление. Исходя из того, что есть в интернете, в открытом доступе, нет сведений о том, что он наносил целенаправленный удар. Я склонен верить Михаилу. У меня закрадываются мысли, что даже девушка-следователь сама не особенно верит в то, что Цакунов действительно совершал преступление. Сторона обвинения не может найти адекватного ответа на то, куда зуб делся. Зуб у ОМОНовца сломан, может быть, вообще в другой ситуации, а он уверяет, что это сделал Цакунов. Сотрудники ОМОНа ходят на митинги в экипировке. Если лицо закрыто шлемом, как можно выбить зуб? Если Михаил наносил удар в лицо, по закрытой маске, у него должны были остаться царапины на руках — а их не было. На эти вопросы следователю предстоит найти объективные ответы.

— При задержании Михаила Цакунова били, это будет звучать на суде?

— Нанесение ударов Цакунову станет, несомненно, предметом отдельного разбирательства. При производстве расследования следователь обязан будет выделить материал в отдельное производство по данному факту и провести доследственную проверку. Я думаю, что всё происходящее случилось в том числе из-за того, что Миша держал в руках уточку. Эта утка для полицейских как красная тряпка для быков — они становятся дикими и разъяренными.

— Кто сейчас поддерживает Михаила?

— Родные Миши живут в Шадринске. Я на связи с его родственниками, они на следующей неделе приедут. Созванивался со следователем, она мне пообещала разрешить свидание с родными. Круг поддержки у него большой. Здесь его поддерживает девушка, очень много неравнодушных людей приходит в суд.

— Есть ли надежда на справедливое решение суда в отношении Михаила?

— В подавляющем большинстве случаев суд в нашей стране безальтернативно встает на сторону обвинения, особенно по политическим делам. Судьи просто отсекают все разумные доводы, не пытаются вникнуть в ситуацию и назначают максимальные сроки. Надеюсь, в нашем случае будет иначе. Но уже сейчас «Мемориал» планирует признать Михаила Цакунова политическим заключенным.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: