МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Следствие не работает и даже не шевелится»: как Басманный суд продлил арест Александру Шестуну

В Басманном районном суде Москвы прошло заседание по продлению меры пресечения для главы Серпуховского района Александра Шестуна, которого обвиняют в превышении должностных полномочий. По версии следствия, в 2008 году Шестун незаконно передал в собственность юрлицу земельный участок по льготной стоимости. Несмотря на все доводы защиты и заверения самого Шестуна в том, что он собирается давить на свидетелей и уж тем более скрываться, судья Евгения Николаева все равно продлила арест Серпуховскому главе. Теперь Шестун пробудет в СИЗО «Лефортово» до 13 ноября.

Александр Шестун осунулся, выглядит худым и будто стал ниже ростом. В зале его караулит полицейский, который стоит лицом к клетке и не сводит глаз с главы Серпуховского района.

Шестун шепчет жене Юлии: «Похудел на десять килограмм», и показывает предплечье, на котором ручкой неровно выведено «ГОЛОДОВКА». Юлия улыбается, а дочь Мария шлет отцу воздушный поцелуй.

«Напоминаю, что вы здесь — слушатели, ваше дело — сидеть и слушать, а не разговаривать», — отчитывает пристав присутствующих.

Сегодня у Шестуна уже не два адвоката, а пять. В начале заседания адвокат Павел Беспалов просит приобщить к делу свидетельства о рождении детей и различные медали, например медаль Министерства обороны «За укрепление боевого сотрудничества». Судья Евгения Николаева скучающе смотрит в пол, Шестун перемигивается со своей семьей.

«Шестун, ведите себя прилично!», — одергивает пристав главу Серпуховского района, но тот продолжает улыбаться и не сводит глаз с детей.

Приобщив к материалам дела ходатайства защиты, судья дает слово следователю.

Следователь бубнит, что Шестун может «продолжить заниматься преступной деятельностью», а следствие «представляет особую сложность» и было опрошено 39 свидетелей. Поэтому предлагает продлить арест Шестуна на четыре месяца. Александр выступает против ходатайства.

«За эти два месяца меня никто не допросил. Следователя Видюкова я вообще в глаза не видел», — говорит Шестун. — Какие улики я могу скрыть куда-либо? Все уже давно зарегистрировано". Шестун напоминает, что раньше он уже был подозреваемым, притом по особо тяжкой статье (часть 4 статьи 290) и никуда не скрылся.

Затем Шестун говорит, что его лишили избирательного права и других конституционных прав.

«Меня даже не оповестили об этом деле. Мне просто сказали: „Через пять минут с вещами на выход“, — рассказывает Шестун. — И сейчас они говорят, что я могу что-то скрыть? Как я могу что-то скрыть, если я в жизни никуда не скрывался?»

Семья Александра Шестуна в Басманном суде, 8 августа 2018 года. Фото: Елизавета Королькова / МБХ медиа

Шестун говорит быстро, но иногда путается в словах — сказываются последствия голодовки. После него слово берет адвокат Гривцов. Он рассказывает, что по делу свидетелями проходят некие Сметанкин и Попов, и именно о давлении на них говорит следствие:

«Но как он может им угрожать, если они по существу дела ничего толком не говорят», — объясняет адвокат. Позицию защиты продолжает адвокат Беспалов, он говорит, что Шестун никуда не скроется, потому что следствие арестовало его счета и изъяло паспорта. Шестун продолжает беззвучно разговаривать с семьей; Николаева смотрит в стол, приставы — в свои мобильники.

«Я полагаю, что тут чистой воды оговор, и я полагаю, что свидетель дает показания из чувства неприязни и мести. Попов неоднократно выступал против Шестуна, и не боялся. А тут вдруг забоялся», — объясняет Беспалов. Адвокат говорит, что 12 следователей, которые ведут дело Шестуна, намеренно «заволокичивают» дело:

«Если посчитать среднее арифметическое, то каждый следователь проводил два следственных действия в неделю. То есть день работают — день бамбук курят», — рассказывает Беспалов. — Следствие не работает и даже не шевелится". В заключение Беспалов попросил перевести подзащитного под домашний арест.

Слово берет жена Александра Юлия. «Я живу со своим супругом более 20 лет, родила от него четырех детей, он стал главным человеком в моей жизни», — говорит она. Юлия упоминает, что вместе с мужем воспитывает детей в любви к родине.

«Я проживаю одна в большом доме. Дети постоянно в стрессовом состоянии, я уже не знаю, что им говорить. Сегодня я их привезла в суд, просто чтобы показать, что он живет», — говорит Юлия. Супруга Шестуна говорит, что семья готова смириться с ограничениями, которые наложил бы на нее домашний арест мужа.

После выступает дочь Шестуна, 19-летняя Мария. «Все семейные воспоминания связаны с тем, что мой папа постоянно сражался с какими-то угрозами. Никогда от них не бежал. Этому он и учит своих детей. Я прошу уважаемый суд объективно подойти к процессу и не лишать детства младших детей», — говорит Мария.

После выступления дочери Никулина начинает торопливо изучать документы, а затем удаляется в совещательную комнату.

Спустя час судья возвращается с решением: продлить Серпуховскому главе арест до 13 ноября.

«Всем удалиться из здания суда», — кричит на присутствующих пристав и поторапливает выходящих.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: