МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Расследование должно проходить за пределами Чечни». Адвокаты требуют передать дело Оюба Титиева в Москву

Четвертый месяц руководитель грозненского представительства правозащитного центра «Мемориал» в Чечне Оюб Титиев находится в СИЗО по обвинению в хранении наркотиков. В январе автомобиль Титиева остановили по дороге из села Курчалой — полицейские якобы обнаружили в машине правозащитника 180 грамм марихуаны. Сейчас Оюбу Титиеву грозит до 10 лет лишения свободы.

Адвокаты и правозащитники, знакомые с делом, называют обвинения сфабрикованными — об этом говорят многие факты в деле. Люди, знакомые с руководителем чеченского «Мемориала» лично, говорят о том, что наркотики несовместимы с образом жизни, который ведет 60-летний Оюб Титиев.

В правозащитном центре «Мемориал» прошла пресс-конференция по делу Оюба Титиева. Адвокаты Илья Новиков и Петр Заикин, а также член совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов рассказали о главных фальсификациях в деле Титиева. «МБХ медиа» приводит основные тезисы, прозвучавшие на пресс-конференции.

Олег Орлов

Олег Орлов,

член совета ПЦ «Мемориал», руководитель программы «Горячие точки»

О последних событиях с правозащитниками на Северном Кавказе

Для друзей и коллег Оюба очевидно, что обвинения против него сфабрикованы — об этом говорит контекст, в котором происходит фальсификация дела против Оюба. Это — центральное звено в цепи событий, происходящих с правозащитниками на Кавказе. В конце декабря 2017 года ближайший сподвижник Рамзана Кадырова Магомет Даудов, и председатель парламента Чечни выступает с обвинениями в адрес правозащитников и журналистов: он заявил, что они являются врагами, которых пора изолировать от здорового общества. В первый рабочий день после праздников Оюба задерживают. В ночь на 17 января — происходит поджог офиса «Мемориала» в Назрани. Днем 17 января — выступление Рамзана Кадырова с очень яркой резкой речью, в которой он обличает правозащитников как врагов народа и прямо говорит, что им не место в Чечне. 19 января подбрасывают наркотики в офис «Мемориала» в Грозном (перед этим мы специально проверили и сфотографировали весь офис) — на балконе нашли неприкуренные свернутые сигареты с наркотическим веществом. Затем — поджог машины центра в Дагестане, смс-сообщения с угрозами убийства и требованием прекратить правозащитную деятельность. Происходит нападение на главу дагестанского отделения «Мемориала» Сиружутдина Дациева. Эта цепь событий не оставляет никаких сомнений, что дело Оюба Титиева носит политический характер и появилось, чтобы прекратить работу «Мемориала» в Чеченской Республике и вообще на Северном Кавказе.

О работе «Мемориала» в Чечне

На данный момент значительная часть наших сотрудников по Чечне находится за пределами республики. Работа по сути сейчас приостановлена. Не знаю, как будет дальше, но некоторые действия по отдельным событиям все же продолжатся, например, по делу 27 пропавших в Чечне. Мы продолжаем работать по этому делу, осуществляем юридическое сопровождение.

Илья Новиков

Илья Новиков,

Адвокат Оюба Титиева

О роли Кадырова в деле Титиева

Мы не знаем, был ли приказ Кадырова о том, чтобы Титиеву подбросили наркотики 9 января. Во всяком случае то, что он сказал 18 января, означает, что он одобряет то, что было сделано. Он заявил: «Говорят, поймали наркомана с анашой полицейские. ООН даже Госдеп из Америки выли из-за того, что одного человека из Курчалоевского района задержали. Меня удивляет, как человек, считающий себя чеченцем работает с ними, удивляют меня и его родные, которые не останавливают этого человека. Они должны знать, что в нашей республике их работа не пройдет». В реалиях Чеченской Республики такое высказывание Рамзана Кадырова не может восприниматься иначе, чем прямой приказ.

2 февраля Татьяна Москалькова обратилась к руководству МВД с просьбой передать дело Оюба Титиева на уровень Северо-Кавказского федерального округа. СУ СК по Северному Кавказу, конечно, не бог весть какой светоч демократии, но даже такой шаг помог бы изолировать дело от тех сотрудников, которые прямо или косвенно подчиняются руководству Чечни. Но уже на следующий день, 3 февраля, Рамзан Кадыров заявил, что разговоры о передаче дела Титиева автоматически ставят вопрос о недоверии к тем сотрудникам, которые ведут следствие, и судей, принимающих решения о мере пресечения.

О передаче дела Оюба Титиева на расследование в Москву

Нам, как защитникам Оюба, не остается ничего другого, кроме как добиваться решения от высших должностных лиц СК и Генпрокуратуры о передачи дела Титиева на расследование в Москву. Подобных прецедентов довольно много: СК традиционно считает, что он у себя в доме хозяин, и практически любое дело, которое расследуется в регионе, потенциально может быть выдернуто наверх в Москву. В тех случаях, когда конкретное дело по каким-то причинам интересно руководству СК, это происходит буквально по щелчку пальцев. Главное основание, на которое мы ссылаемся — невозможность проведения объективного расследования дела в Чечне.

О возможности доказать, что наркотики были подброшены

Дела о подброшенных наркотиках, как правило, очень неблагодарные для защиты: в таких ситуациях обычно присутствуют только сотрудники правоохранительных органов и человек, которому их подбросили, поэтому доказать что-либо практически невозможно. Позиция защиты по объективным причинам заведомо слабая и уязвимая. Но в случае с Оюбом Титиевым это не так.

У нас есть редкая возможность убедительно доказать, что наркотики в машину Титиева действительно подбросили. Машину Титиева остановил на дороге сотрудник полиции, когда он ехал в сторону Грозного из Курчалоя. В этот момент ему подбросили в машину наркотики и повезли в ОВД Курчалоевского района. Там с него требовали признательные показания, угрожали ему. Когда Оюб отказался оговаривать себя, его второй раз посадили в его же машину, отвезли на то же самое место, дождались, пока приедет следователь с понятыми и второй раз в той же самой машине нашли те же самые наркотики. Тот факт, что машина Титиева дважды заезжала во двор Курчалоевского РОВД — важнейший факт этой истории, который позволит маркировать, кто говорит правду, а кто врет. Титиев с самого начала утверждал, что его автомобиль дважды приезжал туда, сотрудники ОВД утверждают, что только один раз. Видеокамеры во дворе ОВД, которые могли это зафиксировать, волшебным образом в тот день оказались в нерабочем состоянии. Сам факт расхождений в показаниях по этому принципиальному вопросу говорит о фальсификации дела.

Петр Заикин

Петр Заикин,

Адвокат Оюба Титиева

О том, как следствие пытается оставить Титиева без адвокатов

Со стороны наших процессуальных оппонентов делается все, чтобы сузить возможности защиты. Даже сегодня мы стали свидетелями этому. О том, что сегодня в Москве будет проводиться пресс-конференция по делу Титиева, было объявлено практически за неделю. Когда я общался со следователем на прошлой неделе, он дал понять, что он знает о пресс-конференции. Я сообщил ему, что все три защитника Титиева будут на ней присутствовать (Илья Новиков, Петр Заикин и Марина Дубровина — «МБХ медиа»). Тогда его реакция мне показалась подозрительной. Обсудив эту ситуацию с другими защитниками, мы решили, что Марине Дубровиной стоит остаться в Чечне на случай какой-то нестандартной ситуации. И наши опасения подтвердились — сегодня буквально за десять минут до начала этой пресс-конференции мне позвонила Марина Дубровина и сообщила, что сегодня в 15:00 назначено судебное заседание о продлении меры пресечения Оюбу Титиеву. Следователь не счел необходимым уведомить ни Илью Сергеевича, ни меня, ни саму Дубровину — она об этом узнала от своих личных источников в суде, ей эту информацию подтвердили, когда она сама позвонила в суд. Следователь мне клятвенно обещал, что ранее 27 апреля никаких следственных действий не планирует. Я не думаю, что произошедшее было его личной инициативой — здесь невозможно принятие самостоятельных решений без согласования с руководством СУ СК по Чеченской республике.

О проведении следственного эксперимента

9 января Титиева задерживали дважды. Подброс наркотиков произошел, очевидно, во время первого задержания. В ОВД Титиев пожаловался на незаконность задержания, после чего ему сказали «Хочешь по закону — будет по закону», и затем инсценировали «законное задержание». Сотрудник ГИБДД, который якобы обнаружил пакет с наркотиками в машине Титиева, сообщает, что сначала увидел на коврике под передним пассажирским сиденьем просыпанное зеленое вещество, а потом, заглянув в салон более внимательно, увидел пакет. Во время допроса мы очень тщательно выясняли, на каком расстоянии и в каком положении он тогда находился. Из такого положения мелко порезанное вещество и пакет черного цвета было невозможно увидеть. При том, что накануне машина Титиева была полностью помыта, включая коврики. Мы подали ходатайство о проведении следственного эксперимента, чтобы опровергнуть доводы сотрудника ГИБДД, и следователь даже сообщил, что удовлетворил его, но в течение месяца он так и не был проведен.

Об изъятии видеорегистраторов

На сайте «Мемориала» появилось обращение к водителям, которые могли зафиксировать момент задержания Титиева на свои видеорегистраторы, с просьбой на условиях конфиденциальности предоставить свои записи. Как нам стало известно, буквально на следующий день после публикации этого обращения сотрудники полиции посетили определенный перечень автолюбителей и изъяли записи с их видеорегистраторов. О чем это говорит? О том, что они по видеозаписям тщательно изучили список машин, которые в этот день проезжали по этому месту и просто на всякий случай изъяли у всех видеозаписи.

Мы видим, что следствие в Чечне идет с грубейшими нарушениями, но федеральные власти на это не обращают внимания. Нарушения происходят как на уровне полиции, так и на уровне СК — все сотрудники зависимы от тех людей, которые вершат судьбы в Чечне. Поэтому мы полагаем, что наиболее разумным было бы осуществлять расследование за пределами республики, чтобы исключить какое-либо влияние со стороны руководства Чечни.

25 апреля Старопромысловский районный суд города Грозного продлил срок содержания Титиева под стражей еще на один месяц — до 9 июня.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Геннадий Перечнев

    Естественно, «дело» Оюба Титиева должно расследоваться вне Чечни. Но как это сделать ?! Тамошний феодал с ходу отверг инициативу Москальковой. Как и учитывая тот факт, что федералы так и не смогли допросить одного из фигурантов по делу Б.Немцова. Остаётся пожелать Оюбу Титиеву, чтобы это, всё-таки, произошло. И сил. Если не ошибаюсь, именно сегодня Пётр Заикин «пошутил», что чтобы быть адвокатом в Чечне, нужно являться полным сиротой, не имея ни семьи, ни детей, ни близких. Контекст на поверхности.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: