МБХ медиа
Сейчас читаете:
Расколы и переходы. Как верующие меняют юрисдикцию

После возвращения права на свободу совести и вероисповедания в новой России количество верующих в стране увеличилось. По опросу ВЦИОМ, если в 1991 году таких было 49%, то в 2016 году — уже 67%. Если говорить о христианстве, то в новой России стал набирать силы не только Московский патриархат — появилось много других институций в рамках православия, протестантские общины и другие церкви.

Выбор, во что и как верить, у россиян расширился. Но, если смена вероисповедания для отдельного человека — это вопрос личных духовных устремлений, то для общины такой шаг сопряжен еще и со сложностями юридического и имущественного характера.

В девяностые годы было часто возникали конфликты разных православных юрисдикций, но в последние годы они утихли. Главный редактор журнала о религии «Портал-Credo.Ru» Александр Солдатов связывает это с тем, что в сложившийся политической среде многие священники и их паства стараются проявлять лояльность власти. Такая лояльность в их понимании сводится к отношению к Московскому патриархату.

«Общаясь со своими друзьями, евангельскими христианами, в последние годы я слышу о всплеске интереса к православию. Один из этих протестантов даже стал ходить в храм Московской патриархии, исповедоваться и причащаться. Я думаю, это отголосок неких политических процессов, люди таким образом хотят подчеркнуть свою лояльность власти, начинают дружить с православными. И это заходит слишком далеко, вплоть до принятия православия целыми общинами», — говорит Солдатов.

Православное пасхальное богослужение в храме Христа Спасителя. Фото: Сергей Карпухин / Reuters

В православии смена юрисдикции воспринимается фатально. По словам Солдатова, за последние десять лет таких переходов стало меньше. В этом процессе также кроется масса юридических сложностей:

«По уставу Московского патриархата, например, община, покидая его юрисдикцию, должна все свое имущество оставить патриархату, то есть уходить можно без храма, без утвари. Это затрудняет переход. В большинстве протестантских церквей такой нормы нет, и община может свободно менять свое подчинение. У протестантов переход не считается таким фатальным, как у православных. У протестантов это скорее выбор личностных предпочтений, — рассказывает Солдатов. — Если говорить о православных, о последних десяти годах, то зарегистрировать общину вне Московского патриархата стало сложнее».

Однако такие переходы были, не массовые, но заметные. Среди них — переход общины в Калужской области, и переход в другую деноминацию насельника монастыря Святых Царственных страстотерпцев на Ганиной яме (Свердловская область):

«Один из самых ярких эпизодов — смена юрисдикции прихода в поселке Мятлево Калужской области. Харизматичный настоятель храма Игнатий (Душеин) в 2012 году вместе с общиной перешел в Российскую православную автономную церковь, стал епископом церкви. Зная о том, что устав московского патриархата запрещает уходить вместе с имуществом, он заблаговременно построил храм и церковный дом на своем земельном участке. После того как строительство было завершено, он объявил об уходе. Их община молится теперь в частном доме, где обустроен храм, у них появились еще две общины в Калуге и Обнинске».

Солдатов также приводит пример громкого перехода в Свердловской области. В год 100-летия расстрела семьи Николая Второго из московского патриархата вышел насельник монастыря Святых Царственных страстотерпцев на Ганиной яме:

«Епископ Евгений (Пампура) перешел в одну из ветвей Русской Православной церкви за рубежом (РПЦЗ), которая не признала объединение с Московской патриархией и существует независимо».

Делегация Русской Православной церкви за границей в храме Христа Спасителя. Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Тогда свой переход епископ Евгений объяснял тем, что в РПЦ много бюрократии, что в ней царит «нравственное разложение — хапужничество, мздоимство, сексуальное развращение».

Бывает, что переход в другую юрисдикцию осуществляется волевым решением настоятеля общины. Для того, чтобы совершить такой переход, необходимо изменить основы вероисповедания и зарегистрироваться в Минюсте. Оформлением таким документов и занимается настоятель церкви. Об особенностях такой процедуры «МБХ медиа рассказал епископ-викарий Карельской Евангелическо-Лютеранской церкви Игорь Князев, он называет это захватом организации.

«Эта схема не нова, она используется в разных странах СНГ. Несколько людей, захвативших руководство церкви, в последующем изгоняют из нее всех несогласных, меняют вероучение. Это, к сожалению, обычное рядовое событие. Схема его проста. Религиозная организация в разных странах по-разному регистрируется в МВД или в Минюсте. В России — в министерстве юстиции. Вы туда относите в пакете документов для регистрации документ „Основы вероисповедания“, где написаны религиозные основы существования вашей организации. Потом бывает так, что какие-то люди решили эту религиозную организацию „приватизировать“, избавиться от других людей. Они часто тайком, используя серые схемы, изменяют основы вероисповедания и церковь становится носителем другой вероисповедной практики. А те, кто не соглашается, какое-то время протестуют, а потом вынуждены уходить. Все управление сосредотачивается в руках тех, кто этой веры придерживается», — говорит Князев.

Епископ говорит, что вопросом смены юрисдикции зачастую занимается заместитель настоятеля: «Этот заместитель переписывает вероисповедные документы, потом прихожанам и служителям заявляют, что вы были прихожанами одной церкви, а с этого момента — другой. В реалиях российского законодательства, те, кто уходят, они уходят без ничего. Все имущество будет принадлежать этой организации».

Большое количество различных юрисдикций в рамках православия, других христианских деноминаций и иных конфессий вроде бы позволяет общинам свободно переходить в другую веру, а федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» гарантирует для всех «равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений». Однако, с постепенным превращением православия в часть государственной идеологии, ряд конфессий либо впрямую запрещаются, либо испытывают давление со стороны органов власти.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

Правила общения на сайте

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: