МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Политическое насилие как норма». Доклад «Апологии протеста»

Юридическая служба «Апология протеста» изучила 209 случаев нападения и угроз в адрес активистов, журналистов и политиков за четыре года: с сентября 2014-го по сентябрь 2018-го. По материалам исследования проект выпустил доклад «Политическое насилие как норма. Без права на мнение». Приводим его краткое содержание.

Из 54 проанализированных регионов 10 выделены как самые опасные для гражданской активности: Москва (52 случая), Петербург (23) и Краснодарский край (15). Не менее пяти случаев угроз и нападения зарегистрировано в Воронежской, Нижегородской, Новосибирской, Челябинской, Свердловской, Кемеровской областях и Ставропольском крае.

Карта нападений и угроз активистам. Источник: «Апология протеста»

Насилие в отношении оппозиционеров становится нормой. С 6 мая 2012 года с каждой новой протестной акцией правоохранители с «индульгенцией на насилие» все более жестко подавляют протест. Происходит это с позволения властей: бывший охранник Владимира Путина, генерал армии и нынешний глава Росгвардии Виктор Золотов в ответ на антикоррупционное расследование угрожает сделать из Алексея Навального «сочную отбивную», его поддерживает Кремль в лице Дмитрия Пескова и глава Чечни Рамзан Кадыров.

Насилие на акциях протеста

На всероссийской акции Алексея Навального «Он нам не царь» 5 мая 2018 года задержали всего около 1600 человек, включая несовершеннолетних. Протестующих били полицейские и казаки. Пострадавшие сняли побои и безуспешно добивались возбуждения уголовных дел за превышение полномочий, а наказывают обычно самих пострадавших.

Больше тысячи россиян задержали на акции против пенсионной реформы. Полиция задерживала и нападала не только на протестующих, но и на журналистов.

Движение «Наши» и «Молодая Гвардия» заложили традиции безнаказанного политически мотивированного насилия по отношению к участникам протестных акций. Все от подростков до стариков страдают от рук не только полиции, но и военизированных объединений — таких, как «казаки», НОД, SERB, различные службы безопасности и даже ЧВК Вагнера.

Насилие вне акций

Нападения происходят не только на акциях протеста. Например, в Казани 16 декабря 2017 года активисты пытались разобраться с жалобами местных жителей на полицейских, но начальник отдела полиции лишь требовал прекратить видеосъемку, а потом, по их словам, отвел двоих активистов в помещение без камер, где их избили. После затяжного судебного разбирательства полицейских к ответственности не привлекли, а активистов оштрафовали за съемку.

Активисты движения НОД и SERB нападают на мемориалы памяти Бориса Немцова в нескольких городах, на оппозиционеров и их сторонников.

Для российских властей допустимо убийство оппозиционеров, но политически мотивированные убийства не главный инструмент репрессий. Исключение — убийство Бориса Немцова, в причастности к которому подозревают представителей власти. Исполнители приговорены к срокам от 11 до 20 лет лишения свободы, но заказчик не установлен до сих пор.

На кого нападают?

В зоне риска гражданские и экологические активисты, правозащитники, журналисты, блогеры, градозащитники. С 2014 по 2018 годы чаще всего сталкивались с нападениями Алексей Навальный, Михаил Касьянов и их сторонники. Их забрасывают яйцами и тортами, обливают зеленкой. После того, как 27 апреля 2017 года Навальный получил ожог роговицы зеленкой, подобные случаи прекратились. Но его сторонникам по-прежнему портят имущество, на них нападают с оружием, избивают, а офисы штабов громят. Максимум ответственности за это — мягкий приговор, как в случае нападения на главу московского избирательного штаба Навального Николая Ляскина, когда напавшему дали 11 месяцев исправительных работ. 13 декабря 2016 года Навальный объявил о планах баллотироваться в президенты, и по март 2018 года на политика и его сторонников напали 50 раз, а угрожали 45.

В Санкт-Петербурге была целая волна нападений на оппозиционеров. 25 октября 2017 года избили активиста Движения «Солидарность» Владимира Шипицина, 27 декабря 2017 года двое с ножом и электрошокером напали на сторонника запрещенного в России экстремистского движения «Артподготовка» Владимира Иванютенко, 28 января 2018 года избили активиста Динара Идрисова. 19 февраля до потери сознания избили активиста «Открытой России» Олега Максакова. Примечательно, что контакты и адреса четырех оппозиционеров собирались в группе «Галерея Уникальных людей» во «ВКонтакте» (ныне заблокированная), а все нападения произошли в подъездах или около мест проживания. А 26 января 2018 года в Петербурге был забит до смерти в подъезде своего дома активист Константин Синицын.

Кто и почему нападает? Мотивы

Устрашением оппозиционных активистов занимаются казаки, НОД и SERВ. Лояльные власти патриотические и националистические парамилитарные объединения как раз и выполняют роль «ответки», о которой говорил глава Росгвардии Виктор Золотов. Если раньше нападения на активистов сходили им с рук, то с 2016 года отдельных членов этих движений преследуют правоохранители. Но в случае, если эти объединения сойдут на нет, их место все равно займут новые.

Основными поводами для нападений за последние четыре года стали события на Украине, выборы разных уровней, а также региональные события, например, борьба местных жителей с нежелательным строительством. В последних случаях силовые методы применяют частные охранные предприятия.

Где и когда нападают?

Активистов, по результатам мониторинга, бьют вне зависимости от времени суток и количества свидетелей. Дополнительная опасность может быть на протестных акциях и закрытых объектах.

Нападения происходят не только на улице или в подъездах, но и в автозаках и в судах. Насилие в отношении активистов под стражей применяется для получения показаний, признательных или обличающих других фигурантов. О пытках заявляли антифашисты дела «Сети», группа режиссера Олега Сенцова: Александр Кольченко, сам Сенцов и Геннадий Афанасьев.

С чем нападают? Орудия

Арсенал нападающих начинается огнестрельным оружием и кирпичами, а заканчивается отрубленными головами кур и свиней и даже фекалиями. Иногда нападающие скрывают лица шарфами, масками и балаклавами.

Как угрожают?

Угрозы можно разделить на словесные (лично, по телефону, в соцсетях) и порчу имущества (разрисовывают подъезды, портят машины, стреляют в окна, громят офисы). Поджоги занимают отдельное место в угрозах как наиболее болезненный финансовый ущерб без применения насилия. Только в 2018 году произошло не менее восьми поджогов. В Адыгее подожгли дом краснодарского блогера Евгения Ширманова, а перед этим его избили неизвестные.

Как реагируют органы?

Власть оперативно реагирует и защищает тех, кто представляет ее позицию. На нападения на активистов, журналистов и политиков реакция разная: от бездействия до «оперативного раскрытия по горячим следам». Быстро раскрывают резонансные инциденты — как, например, нападение на ведущую «Эха Москвы» Татьяну Фельгенгауэр.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: