МБХ медиа
Сейчас читаете:
Почему все больше людей судят за экстремизм

Почему все больше людей судят за экстремизм

После того, как Cудебный департамент при Верховном Суде России опубликовал статистику применения статей УК и КоАП за прошедший год, информационно-аналитический центр «Сова» проанализировал данные, относящиеся к борьбе с экстремизмом, и выявил, что статистика обвинительных приговоров по так называемым соответствующим статьям продолжает расти.

Рассказываем, почему так выходит.

Что такое экстремизм?

Согласно определению, приведенному в федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» к таковой относится очень широкий спектр деяний, его перечисление занимает полторы страницы.

«Понятие „экстремизм“ вообще очень сомнительное, сами мы стараемся им не пользоваться», — рассказала «МБХ медиа» сотрудник центра «Сова», специалист по неправомерному применению антиэкстремистского законодательства, Мария Кравченко.

Чаще других применяется статья 282 УК, под ее действие подпадают «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети „Интернет“».

Несмотря на то, что статья 282 существует более пятнадцати лет, и на то, что Пленум Верховного суда выпускал постановления, разъясняющие, как следует применять антиэкстремистские нормы, из-за нечетких формулировок рамочного закона и самой статьи, с ее применением связано немало проблем, а иногда и прямых злоупотреблений.

«Мы полагаем необоснованным включение в состав ст. 282 «унижения достоинства», с нашей точки зрения, это деяние небольшой тяжести, которое не заслуживает уголовного преследования, по аналогии с оскорблением его можно было бы включить в КоАП или отнести к сфере гражданского судопроизводства«, — объясняет Мария.

К опасным высказываниям, распространение которых следует пресекать, сотрудники центра «Сова» относят прежде всего те, в которых содержатся призывы к насилию и дискриминации по различным групповым признакам.

«Но такой групповой признак, как принадлежность к некоей социальной группе представляется нам сомнительным: по идее, защищать от проявлений ненависти стоило бы уязвимые меньшинства, а на практике обвинения нередко предъявляют за возбуждение ненависти в отношении чиновников и сотрудников правоохранительных органов«, — добавляет эксперт.

Как судят за экстремизм?

Согласно выводам центра «Сова», большая часть обвинительных приговоров в 2017 году была вынесена по статье 282 УК — возбуждение ненависти. В 2017 году по этой статье осудили 571 человека, в то время как годом ранее — 502.

Второе место занимают приговоры по статье 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) — 170 осужденных.

Завершает тройку статья 205.2 (пропаганда терроризма), по ней осудили 96 человек, 8 человек были осуждены за призывы к сепаратизму (статья 280.1 УК), 8 — за реабилитацию нацизма (статья 354.1) и еще десять — за оскорбление чувств верующих (части 1 и 2 статьи 148 УК)

Правомерность использования многих из этих статей также поставлена экспертами под большой вопрос.

«Есть статьи, которые, как мы считаем, вообще не должны были попасть в Уголовный кодекс: 280.1 (призывы к нарушению территориальной целостности РФ), под которую можно подвести любые дискуссии о статусе регионов; нам представляется крайне неудачной статья 354.1 о реабилитации нацизма, которая накладывает ограничения на историческую дискуссию, — рассказывает Мария, — кроме того, мы считаем, что в УК не следовало включать близкие к антиэкстремистским нормам чч. 1 и 2 статьи 148 УК об оскорблении чувств верующих, поскольку что такое „чувства верующих“ на юридическом языке определить невозможно».

Мария также сообщила, что по статье о призывах к экстремистской деятельности (статья 280 УК) нередко преследуют за самые общие высказывания о смене власти, не подразумевающие никаких конкретных опасных действий.

Почему за экстремизм судят все чаще и каков процент реальных «экстремистов»

«Тут важен первоначальный этап расследования. Тут должна быть цель в действиях человека — экстремистская. Условные доказательства следователь получает на первоначальном этапе расследования, когда человек даже не понимает, что за дело против него возбудили, — рассказал „МБХ медиа“ адвокат FMG Group Игорь Головко. — Будущего подследственного стараются опросить до прихода адвокатов. Когда приходит адвокат, у следователей есть уже определенные материалы, которые оперработник получил ранее. Часто убеждают написать явку с повинной».

По словам Марии Кравченко, а какой-то момент правоохранители заинтересовались именно деятельностью в интернете и научились с ней работать:

«По нашим прикидкам, примерно 95 процентов приговоров о публичных высказываниях, а это и 282, и 280, и 280.1, и 205.2, и 354.1, и 148, это приговоры за публикации в интернете. Рост количества преследований за пропаганду в интернете с середины 2000-х годов связан с тем, что число пользователей росло, а число независимых площадок для дискуссии сокращалось, и таким образом независимая дискуссия ушла в интернет. Власть этим обеспокоена, а антиэкстремистское законодательство — это удобный инструмент идеологического контроля».

По словам Марии, бороться с экстремизмом в интернете намного проще, чем отлавливать банды, которые избивают людей по национальному признаку на улице.

«Плюс, есть такая установка „сверху“ — повышать количественные показатели в области борьбы с экстремизмом. Поэтому так активно занимаются интернетом. Контент-поиск — это простая вещь», — поясняет эксперт.

Схожей позиции придерживается и Игорь Головко:

«Следственные органы в каждом последующем году стараются превысить показатели своего прошлого года. Они поняли, что нужно сказать в объяснении, как нужно действовать, чтобы дело пошло в суд и человек был осужден. Здесь сработала машина, которая работает на статистику. То есть повышается „грамотность“ следственных работников, если это можно назвать грамотностью. Грамотность с негативным смыслом», — резюмирует адвокат.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментариев

Правила общения на сайте

  • Сергей Краснокаменский

    Добро пожаловать в 30е годы великого кормчего… и годы уже другие, и кормчий «из пацанов питерских"а суть как и сто лет назад… дожили…не с этим великим ностальгиатором чето надо предпринимать… иначе затянет в «дали зловонные»…это уже серьезно… пора.

  • Геннадий Перечнев

    Да, призывы к насилию и дискриминации нужно пресекать. Тем не менее, указанные статьи УК антиконституционны, т.к. вступают в прямое противоречие со ст. 29. Это, по-моему, прописные истины.
    «По словам Марии, бороться с экстремизмом в интернете намного проще, чем отлавливать банды, которые избивают людей по национальному признаку на улице.» Насколько знаю, т.н. «центр Э» был создан методом упразднения УБОП. Действительно, зачем бороться с бандитами, если есть более простой способ получить звёзды на погоны?

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: