МБХ медиа
Сейчас читаете:
Менингит: эпидемия или системная проблема?

С начала года в Казахстане менингитом заразились более 58 человек, из которых 12 человек погибли. Больше всего заболевших пришлось на Алматы — там врачи подтвердили 32 случая заражения. Небольшой рост заболеваемости наблюдается и в России. Мы пообщались с людьми, столкнувшимися с этой болезнью, и врачами, чтобы узнать, как можно предотвратить развитие инфекции, и с какими трудностями можно столкнуться на этом пути.

По данным Роспотребнадзора, за период с января по март 2018 года в России было зафиксировано 116 случаев заражения энтеровирусным менингитом. По сравнению с прошлогодней статистикой, за аналогичный период уровень заболеваемости вырос в два раза, однако по-прежнему остается в пределах нормы. Каждый новый летальный случай вызывает волну паники среди пользователей социальных сетей — врачи связывают это с плохой информированностью о причинах и последствиях заболевания и мифах, которые по-прежнему его окружают.

Мария Фирсова, Москва

Алисе было десять месяцев, когда она попала в больницу. Завтра был бы год, но она умерла 24 мая. У нее только прорезались зубы. Как у всех детей, даже не могу сказать, что что-то по-особенному происходило. Поднялась температура — до 39,5 градусов. Мы вызвали скорую, к нам приехали, сказали, что ничего страшного нет. Госпитализацию даже никто не предложил, поставили укол анальгина. После этого она уснула на время. Ночью проснулась, мы позвонили снова в скорую, потому что у нее стал закрываться правый глазик. В скорой ответили, что нет смысла приезжать, потому что это просто побочка от укола анальгина, и все в порядке.

На следующий день она встала, была очень вялой. Я почувствовала, что у нее опять температура поднялась. Вызвала скорую, и пока я ее вызывала, ее полностью свело в судороги. Скорая ехала к нам час, хотя я звонила раза четыре. Я ей разминала руки и ноги, я обычная мама, я не знала, что еще делать в такой ситуации. Нас увезли в больницу в Люберцы, ее забрали в реанимацию. Ей поставили еще дома укол, судороги ее отпустили, но пока мы ехали, она уже была никакая: еле открывала глаза, была очень слабая. Пока я оформляла документы, нам сказали, что она в состоянии прекомы. Выявили отек мозга, который распространялся очень быстро. Они изначально думали, что она упала, и у нее кровоизлияние в мозг. Но такого не было, и они начали дальше выяснять, что могло произойти.

В шесть часов вечера она уже была в коме. Так как это была суббота, то анализы проводились, но не глобальные. В понедельник вышла врач, сказала, что у Алисы был цитомегаловирус (ЦМВ) — скрытая инфекция, из-за которой начался менингит, а позднее менингоэнцефалит. Нам дали ясно понять, что наша дочка здоровой никогда не будет. ЦМВ есть почти у каждого, но не у каждого проявляется. Как сказали врачи, у Алисы на фоне прорезывания зубов был спад иммунитета. Еще позже к диагнозам добавился гепатит и другие инфекции. Хотя Алиса родилась недоношенной, раньше она ничем не болела, никаких проблем со здоровьем не было. Сначала нас лечили и давали шанс на вегетативное состояние. Через несколько дней подтвердили смерть мозга и перевели в паллиативное отделение. Она могла бы пролежать там очень долго, там таких много. Детям, которые с менингитом лежат, в основном меньше года.

Если бы мы знали, что у нее есть скрытая инфекция, мы бы ее пролечили. Но даже провериться на ЦМВ в поликлинике никто не предлагал. Когда Алиса ушла, я позвонила туда и спросила, почему не сделали анализов. Врачи сказали, что на базовом уровне ваш ребенок был здоров, а это необязательный анализ, его должны предлагать. А нам даже не предлагали. Я не знала, что такое вообще существует. Из-за того что это не проверяется, в палате, где мы лежали, было много мам и детей с точно таким же диагнозом. Про прививки от менингита мне тоже ни разу в поликлинике не сказали. Все остальные, базовые прививки стоят.

По симптомам это все похоже на зубы или простуду. Но когда к тебе приезжает скорая, говорит: «не переживайте!», а на следующий день ребенок в коме или умер, это как понимать?

Самое обидное — там где-то не сделали анализ, не предложили прививку. Да, они платные, но стоят не так много. Думаю, что родители, которые любят своего ребенка, никогда не откажутся. Если бы мне предложили или рассказали об этом, я бы все сделала. А в итоге там ты не додал пару тысяч рублей, а потом отдаешь жизнь своего ребенка.

Убивает нечасто, но равномерно

Статистике Роспотребнадзора вторят и врачи инфекционных отделений: никакого роста или вспышек менингита в России не зарегистрировано. Летальные исходы от инфекции — нечастый, но возможный результат течения болезни. Как отмечает Михаил Костинов, доктор наук и профессор ГУ НИИ вакцин и сывороток имени Мечникова, такие случаи время от времени происходят по всей стране, в разных регионах, среди людей разного возраста и пола.

«Летальность от менингококкового менингита в России достигает 10−20%, около 50% остаются инвалидами, только 20−30% выздоравливают без каких-либо осложнений и последствий для своего здоровья. У менингококцемии или менингококкового сепсиса уровень смертности еще выше — около 40%. При этом такая статистика примерно одинаковая во всем мире, то есть от врачей и оснащения больниц мало что зависит», — рассказал «МБХ медиа» Костинов.

Часто болезнь развивается так стремительно, что врачи не могут предпринять никаких эффективных мер. В случае с менингококцемией — смерть может наступить в течение нескольких часов или суток с момента заражения. Как отмечает Костинов, в зоне риска находятся дети до пяти лет и пожилые люди. Самое первое место по количеству заболеваемости занимают дети до года. Еще одна категория — это люди с любыми проблемами здоровья, особенно те, у кого ослабленный иммунитет.

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

По словам врача-инфекциониста Софии Русановой, мы так или иначе встречаемся с этой инфекцией каждый день, особенно в общественном транспорте, но заболевают менингитом единицы. Многие люди — носители болезни, но даже не догадываются об этом. Причина проста — часто он протекает в форме назофарингита, без каких-то четких и острых проявлений или симптомов, из-за которых обычно идут на прием к врачу.

«Мы в метро встречаемся с этой инфекцией шесть раз на дню, но болеют очень немногие. Она может протекать в такой форме, что никому в голову не придет, что это менингит, а сами люди — переносчики опасного заболевания. Для других все заканчивается не так радужно», — пояснила Русанова.

Так как болезнь развивается молниеносно, то бороться с менингитом можно только когда человек попадает в клинику. Поставить диагноз самостоятельно дома невозможно. Самый эффективный с точки зрения современной медицины способ борьбы с распространением менингита — вакцинация. Однако в России прививка от менингококковой инфекции не входит в обязательный перечень, так как официальное количество болеющих ниже чем в других странах. В США и Европе такие прививки начинают делать с трехмесячного возраста.

«Мы не можем делать прививки от менингококка в обязательном порядке, потому что по рекомендации ВОЗ поголовная вакцинация вводится, если есть хотя бы два летальных случая на 100 тысяч населения. В России это число меньше. Сейчас существуют два способа, как можно получить эту прививку — за свои собственные деньги или за городской бюджет. Некоторые регионы закупают вакцины для так называемых групп риска. Но это зависит от того, есть ли деньги в регионах или нет, захотят их выделить на это или нет. Всех военнослужащих прививают бесплатно», — пояснил Костинов.

Неоправданное доверие к государственной медицине

По мнению педиатра Центра врожденной патологии GMS Clinic Федора Катасонова, главной проблемой в России остается слабая информированность людей об опасностях неконтролируемых инфекций, развитие которых можно предотвратить с помощью прививок.

В качестве превентивной меры врачи рекомендуют использовать вакцину «Менактра», которая защищает от половины менингококков и умеренно защищает от второй половины. По словам Катасонова, далеко не во всех платных клиниках врачи предлагают эту услугу, поэтому некоторые пациенты вынуждены искать необходимую прививку, иногда даже выезжая для этого за границу. Вакцинироваться можно в любом возрасте, начиная с девяти месяцев. Еще одну вакцину — Bexsero, защищающую от второй половины менингококков, в России найти просто невозможно.

Как и в случае с Марией Фирсовой и ее дочерью Алисой, врачи в государственных поликлиниках редко выходят за границы списка обязательных вакцин, утвержденных на государственном уровне. Несмотря на то, что медработники должны предлагать пациентам прививки, в том числе от менингококка, делают они это редко, а какого-то контроля над этой сферой не существует вовсе. Из-за этого люди остаются в неведении, что какие-то способы защиты существуют. Часто в неведении о существовании таких вакцин пребывают и сами врачи.

«К сожалению, в нашей стране, чтобы быть осознанным родителем, недостаточно слушать врачей из поликлиник. Это прискорбно, но в такой сложной области, как медицина, надо образовываться всем. Врачи приносят ложное успокоение, утверждая, что ребенок, привитый по госкалендарю, это полностью защищенный ребенок», — рассказал «МБХ медиа» Катасонов.

Еще одна важная часть проблемы — это стоимость вакцинаций. Немногие россияне могут позволить себе заплатить за прививку три-пять тысяч рублей, даже если осведомлены обо всех рисках.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

4 комментариев

Правила общения на сайте

  • Евгения

    абсолютно бестолковая статья, сумбурная, безграмотная. сначала рассказывается про энтеровирусный и герпетический менингит потом про менингококковый, как будто это одно и то же. приводится пример со слов мамы, которая сделала неверные выводы из того, что узнала. никогда врачи не утверждали, что национальный прививочный календарь-это панацея. эта статья введёт в заблуждение людей. прививки от ЦМВ не существует, при носительстве ЦМВ человека ни чем не лечат, потому что необходимые противовирусные препараты довольно токсичны. и любые менингиты и высокая смертность от них- проблема всего мира и ужас реаниматологов всех стран. вы хотя бы перед публикацией давайте прочитать текст профильному специалисту.

  • Наталья

    Вполне нормальная статья. Менингит он в принципе и есть одно и тоже и это очень страшно… А безграмотности в статье нет есть только ошибка в имени мамы не Мария, а Марина и ангелочик Алисонька это мои друзья и действительно врачами за 10 месяцев ребёнка не было сказано что нужно сделать прививку. А прививка есть от менингита нам в садике предлагали сделать… Вам здоровья и никогда не поподать в такие ситуации.

  • Татьяна

    Это очень важная и нужная статья! У меня доченьки 7 месяцев, и я за неё очень переживаю зная о том, какая сейчас медицина! Нам ни разу в больнице не говорили, что нужно или можно поставить прививку от менингита. Сейчас такой возраст, когда у нас тоже режутся зубки, и не давно поднялась температура до 39,5. А также несколько недель были плохие анализы мочи. Я много раз ходила в больницу, но врачи нам назначили только антибиотики, когда поднялась высокая температура, нас забрали в больницу где тоже ставили антибиотики, а потом поставили диагноз пилонефрит. Хотя в моче были только лейкоциты. Вот и все лечение.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: