МБХ медиа
Сейчас читаете:
Лилия Белова, кандидат в губернаторы Подмосковья, в которую «стреляли» на митинге: «Все думали, я буду отсиживаться»

Лилия Белова, кандидат в губернаторы Подмосковья, в которую «стреляли» на митинге: «Все думали, я буду отсиживаться»

«СРОЧНО! Кандидата в губернаторы Подмосковья обстреляли в деревне Мехово!» — пресс-релиз с таким заголовком вчера разослал штаб кандидата от партии «Альянс Зеленых» Лилии Беловой. С похожими заголовками разошлась во многих СМИ новость с сообщениями о «выстрелах» или «хлопках» на встрече Беловой с избирателями под Сергиевом Посадом. В интернете видео инцидента нет, комментарии в соцсетях разнятся. Позже полиция заявила о задержании мужчины, который выстрелил в воздух из травматического пистолета. Лилия Белова рассказала нам об обстоятельствах инцидента, произошедшего за два дня до выборов.

— В сети много версий события, расскажите, как было на самом деле?

— Это было вчера в 8 часов вечера, когда заканчивалась моя встреча с избирателями, которых пришло прилично — около 200 человек. Я уже собиралась уезжать, вдруг слышу крик, что задавили ребенка. Моя реакция — скорее вернуться: в два прыжка я уже была опять в толпе. И вижу, что какая-то «газель» поехала прямо в толпу. Люди остановили ее и начали раскачивать, рвать на водителе майку. Все внимание было на этом — и вдруг начали раздаваться хлопки, но я слышала только один. Я подумала, что, может, «газель» на банку пустую наехала. А люди начали кричать, что стреляют. Я расцениваю это как нападение на меня и считаю, что совпадений быть не может. Сейчас выяснилось, что стрелял строитель с полигона, житель Ярославля.

— Может, это была чья-то самооборона при наезде, кого-то из рабочих?

— Это предположение, что рабочие не выдержали и начали обороняться. Но от кого? Если люди решили вести себя вот так — это значит, по Подмосковью пошел беспредел. Они не понимают, что кандидат в губернаторы — это представитель структур федерального уровня.

— Кто мог стоять за этой провокацией?

—  Единственное, что я предполагаю — что это идет от мусорной мафии. Потому что я противник полигонов в Подмосковье.

— А кто стоит за этой мафией?

— Насколько мне известно, мусорный бизнес очень прибыльный. И его корни уходят в офшоры. В России сложно кого-то обвинять, мы пока собираем информацию. Иногда проскальзывает связь с районной прокуратурой. Если строятся мусороперерабатывающие заводы — должны быть документы. Если это опять очередная лажа — обещают одно, а сами тупо валят мусор — это никому не дает права ехать на людей «газелью».

— А вы знаете про мусорный бизнес сына генпрокурора Игоря Чайки?

— Да, конечно. Мне все говорили: куда ты лезешь, это опасно. Эту информацию тоже рассматриваю.

— В своей программе вы предлагаете запретить вывоз мусор из Москвы, а куда тогда его девать?

 — Я познакомилась с тем, как утилизируют мусор в таких развитых странах, как Германия, Италия, Швейцария и Австрия. За два часа перелета попадаешь совершенно в другое пространство. Там у них трамвайчик ходит по понедельникам, собирает пластик. Даже не представляю, как это можно организовать. В Вене и Цюрихе, например, мусороперерабатывающий завод стоит прямо в центре города и не везут мусор в соседние районы. И Москва со своим бюджетом может позволить построить себе такой завод.

— Вы смогли пройти муниципальный фильтр, кто ставил за вас подписи?

 — Подписи поставили все партии. Короткий пример: у меня папа член «Единой России», у него в Клину своя ячейка, муж из ЛДПР, еще у меня очень много друзей из КПРФ, «Справедливой России», сама я из партии «Альянс Зеленых» — вот насколько просто мне было пройти муниципальный фильтр. Мы с семьей, даже когда садимся вместе отдыхать, не обсуждаем политику, потому что у нас много оппозиционных точек.

— А почему вас предпочли, например, кандидату от «Яблока», которого не зарегистрировали?

— Я знаю лично Николая Дижура. Я предлагала объединиться и идти вместе, но он хочет быть один. Может быть, он что-то не услышал, может, ему надо было применить дипломатию в таких моментах. Вообще у меня получилось выдвинуться, потому что я гендерный кандидат. И все думали, что моя программа будет тихая: соцсети, лайки наставим и все. На меня же и партия давила, чтобы не было активной кампании. Муниципальный фильтр мы прошли тихо — вот, мол, мы за экологию. Все партии были согласны. И на этой волне меня поддержали и все удачно сложилось. И все думали, что я буду отсиживаться. А у меня сразу случился конфликт, когда мы приехали в Подольск, по поводу асфальтовых заводов.

— По видео на вашей странице кажется, что вам понравилось, как идет работа на Алексинском карьере, но там до сих протестуют люди.

— Только, пожалуйста, не передергивайте смысл этого слова — «понравилось». Мне вообще не нравится этот полигон, я живу рядом с ним. Нас душат газами. Я вижу, что процесс идет — рекультивация (консервация отходов — «МБХ медиа»). Я помню полигон три года назад, никаких положенных мероприятий не проводилось. Если бы протестующие клинские граждане еще три года назад были активны, мы бы еще тогда его закрыли. А они активизировались только, когда полигон разросся на 42 гектара и завонял город Клин. Я два года билась, чтобы начали завозить грунт. Конечно, когда я увидела, что началась рекультивация, у меня слезы были на глазах.

— Кто финансировал вашу избирательную кампанию?

— Я просто открыла избирательный счет и заявила о себе. Вообще, этими вопросами занимается мой финансовый уполномоченный. Чтобы мне не заморачиваться, куда, что, как идет — я больше сосредоточена на встрече с избирателями, на проблемах экологии, дебатах. На расчетный счет могут идти деньги от любого гражданина. Я знаю, что мне обещали перечислять фермеры, у меня папа фермер и мы выступаем с активной экологической повесткой. Может и предприниматели какие-то перечисляли. Я, честно говоря, не задумывалась.

— Когда государственный телеканал Подмосковья «360» освещает вашу деятельность с положительной стороны, ваша независимость от действующего губернатора Воробьева остается под большим сомнением.

— «360» положительно освещает меня?! Он поехал с нами только, когда я уже начала в интернете говорить, что меня блокируют во всех СМИ! Если вы посмотрите ленту, в основном у них были КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия» и «Едро». Вообще я говорю не «Единая Россия», а «Едим Россию». Вчера в Мехово мне не понравилась, как велась съемка, я отказалась давать им интервью. В предыдущий раз меня поставили в таком виде, где я «э-э, бэ-э, мэ-э». Мне совсем не нравится, как они делают репортажи. Я дала интервью на 16 минут, а оставили на 2 минуты.

— Но ведь у вас же отец из «Единой России», а вы так о его партии отзываетесь.

— Да, я ему постоянно это говорю: почему твоя «Едим Россию» не может разобраться с отходами? У нас очень жаркие дебаты, у нас в доме три партии.

— Александр Закондырин, лидер вашей партии, заявлял, что нужно сотрудничать с путинским ОНФ, вы согласны с такой линией партии?

— У нас в партии не поддерживают мою активность. Для Александра вообще все очень просто. А это не просто, когда приезжаешь к людям, готовым кидаться под машины, где сложилось социальная напряженность. До выдвижения от зеленых, я также общалась с ОНФ, там есть Антон Хлынов, который отстаивает экологию. Мы до сих пор с ним общаемся и не вижу ничего в этом плохого.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: