МБХ медиа
Сейчас читаете:
Коррекционное образование под угрозой: столичная школа-интернат для детей с нарушением слуха закрывается

Московская школа-интернат для детей с нарушением слуха уже четыре года отстаивает свое право на существование. После реорганизации и объединения школы с еще несколькими районными учебными заведениями дети, к которым требуется особый подход, остались без специализированной помощи. Сейчас школу планируют закрыть на капитальный ремонт, а родители в срочном порядке вынуждены подыскивать новые места для своих детей или соглашаться на домашнее обучение.

Оптимизация столичных учебных заведений началась в 2011 году с подачи руководителя Департамента образования Исаака Калины, пришедшего на этот пост вместе с мэром Москвы Сергеем Собяниным. Его «пилотный проект» реорганизации в сфере образования вызвал неоднозначную реакцию в обществе как среди родителей, так и педагогов. Уравнение всех школ, нацеленное на прозрачность в распределении бюджетных средств, постепенно привело к тому, что специализированные учреждения, получавшие ранее повышенные ставки на каждого ученика, стали терять финансовую стабильность.

Одновременно с реформой финансирования Департамент образования запустил другой процесс — объединения школ и детских садов в огромные образовательные комплексы. Это решение, продиктованное опять же экономией бюджетных средств, позволило уменьшить преподавательский состав и количество руководящих должностей. В то же время, увеличение количества учеников напрямую повлияло на бюджет самих учебных заведений, так как государственное финансирование высчитывается из расчета количества учащихся. Несмотря на то, что объединение значилось в законопроекте добровольным процессом, для осуществления которого необходимо согласие родителей и администрации школ, в реальности дело происходило иначе: часто ни мнение родителей, ни мнение педагогов при принятии такого решения не учитывалось.

Так в Москве стали появляться образовательные холдинги, объединяющие под одной юридической крышей детские сады, обычные школы и школы для детей-инвалидов или проблемных подростков. Сам Исаак Калина на претензии о всеобщем уравнении отвечал с юмором и кулинарной осведомленностью, сравнивая детей с огурцами.

«Какой огурец в хороший рассол ни попадет — маленький, большой, свежий, малосольный, — происходит усреднение, все становятся одинаково хорошими солеными огурцами. Поэтому не страшно даже слияние обычных школ с девиантными: если подростков с асоциальным поведением помещать в хорошую социальную среду (прежде всего школьную), то они тоже станут достойными учениками», — рассказал он на пресс-конференции в редакции газеты «МК».

Занятие

Именно такая реорганизация произошла со спецшколой-интернатом для детей с нарушением слуха № 101. В 2014 году школа по программе оптимизации вошла в состав ГБОУ № 2077, впоследствии переименованной в ГБОУ «Курчатовская школа». Этот холдинг вместил в себя помимо этой школы еще три общеобразовательные, школу для детей с девиантным поведением и школу для детей с расстройствами аутистического спектра.

Родители забили тревогу в сентябре 2017 года, когда среди педагогов пробежал слух, что школа будет закрыта уже к Новому году на капитальный ремонт от трех до пяти лет. В октябре на общем собрании директор сообщила, что документы на ремонт уже поданы, а также убедила присутствующих, что есть постановление, подтверждающее аварийное состояние здания. Как впоследствии выяснила Екатерина Николаева, активистка родительского комитета школы, слова директора оказались фикцией. В ответе Департамента образования города Москвы от 18 апреля 2018 указано, что такие документы отсутствуют.

«Это команда краш-менеджеров, которые перемещаются с объекта на объект. И сейчас у нас в этом комплексе под закрытие готовят еще одну школу для умственно отсталых детей. Там также не набирают детей, говорят, что нет мест, хотя они есть. Руководству это нужно, чтобы потом написать рапорт о неэффективности школы и получить возможность ее закрыть», — поделилась своим мнением с «МБХ медиа» Екатерина Николаева.

По словам Николаевой, после объединения учебных заведений, имущество спецшколы стало общим по договору реорганизации. На их автобусе для экскурсий стали возить детей из других школ, а им выделили автобус только через четыре года после обращения к депутатам. Настроенное под глухих музыкальное оборудование для танцев, которое им подарили спонсоры, сломали и вернули в битых коробках. Летний лагерь для глухих на базе школы переквалифицировался в комбинированный: из 60 мест в лагере только 2 места было выделено для детей с нарушением слуха.

«Питание стало хуже, когда стали разбираться — порции уменьшили, продукты самые дешевые, пошла экономия на нас сильная. На нашу школу не выделялось ничего. А все что у нас раньше было, они забрали в общее пользование», — добавила Екатерина.

Акция учащихся в поддержку школы, 20 апреля 2018 года. Фото: schooldeaf / vk.com

Общим стало не только имущество, но и деньги на счету школы, выделенные для ее ремонта и переоборудования ранее. Николаева также отметила, что по данным Счетной палаты и ее догадкам, на счету учебного заведения до реорганизации было около 45 млн рублей, но до их школы эти деньги не дошли. Так, за 17 млн был проведен ремонт здания другой школы холдинга, еще 28 млн были потрачены на открытие лаборатории, которая только по документам числится за корпусом спецшколы, но по факту тоже находится в другом здании.

«Деньги куда-то растрачены. Денег было много, но их потратили таким образом не на ремонт нашей школы, не на оснащение образовательного процесса. Нам не заменили слуховое оборудование, наоборот, забрали автобус. Варварское отношение», — отметила Екатерина.

Сейчас школа продолжает работать, но из-за постоянных сокращений, нехватки кадров, закрытие не заставит себя долго ждать — родители боятся, что это произойдет уже в сентябре. Екатерина Николаева уверена, что детей активно пытаются перевести на домашнее обучение из-за нового постановления, согласно которому учебное заведение получает повышенное финансирование и льготы на коммунальные услуги в зависимости от количества «надомников». Однако зачастую дети на домашнем обучении сами вынуждены ходить в школу, так как педагоги часто не приходят к ним, несмотря на то, что школа получает на одного ребенка, который проходит курс дома, 170 тысяч рублей в месяц.

«Это очень большая сумма, а прозрачного отчета о том, как она расходуется — нет. Это три урока два раза в неделю внутри школы, а остальное все — с родителями дома. Все эти деньги оседают в школе, ими распоряжается директор, а ребенку не остается ничего», — подчеркнула Николаева.

Как она сказала, родители продолжат бороться за школу и ее отделение от холдинга. Они будут продолжать писать во все возможные инстанции, несмотря на то, что до сих пор получали лишь отписки.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Ольга

    «Это решение, продиктованное экономией бюджетных средств, позволило уменьшить преподавательский состав и количество руководителей».
    Простите, но с чего вы взяли, что решение продиктовано необходимостью «экономии бюджетных средств»? Оно продиктовано желанием увеличить зарплату — себе и «своим». За счет того, что «чужие» будут уволены. «Чужие» — это те, за кого некому заступиться. Всякие матери-одиночки, женщины «без связей» и прочее социальное дно. Никак иначе повысить уровень благосостояния «избранных» в бюджетной сфере не возможно. Только с помощью увольнений… из корыстных соображений. «Так живет теперь вся Россия». Это мне начальник еще шесть лет назад сказал. При увольнении) И так во всей бюджетной сфере. О качестве госуслуг вообще нужно забыть. На пожар выехать некому. Что уж говорить об образовании?

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: