МБХ медиа
Сейчас читаете:
Как следователь ФСБ нарушает права самого пожилого арестанта «Лефортово»

Ведущему научному сотруднику ЦНИИМАШ Виктору Кудрявцеву предъявили обвинение в госизмене в отсутствие его адвокатов. Об этом нам сообщил его адвокат Иван Павлов.

24 июля адвокаты «Команды 29» Иван Павлов и Евгений Смирнов вступили в защиту Виктора Кудрявцева, заключив договор с его родственниками. Об этом был поставлен в известность следователь ФСБ России Александр Чабан и адвокат по назначению Вера Теплухина, которая ранее осуществляла защиту Кудрявцева.

Адвокат Теплухина договорилась встретиться со своими коллегами Павловым и Смирновым утром 25 июля и передать им материалы дела. Однако в назначенное время на встречу она не пришла, а следователь Чабан заявил адвокату Павлову, что будет проводить допрос Кудрявцева и предъявлять ему обвинение в присутствии адвоката по назначению Теплухиной, а адвокатов, с которыми семья Кудрявцева заключила соглашение, на следственные действия не допустит.

Адвокаты «Команды 29» уже отправили заявление председателю Адвокатской палаты Москвы с просьбой «провести проверку действий адвоката Теплухиной В.В. на предмет их соответствия внутрикорпоративным нормам поведения защитников в подобных ситуациях и принять все возможные меры для недопущения нарушения прав нашего подзащитного».

Очевидно, что на арестованного Виктора Кудрявцева в СИЗО «Лефортово» оказывается серьезное психологическое давление, и следователь Чабан делает все, чтобы не допустить к его защите независимых от следствия адвокатов.

Больное сердце и диабет

Вчера, когда я встречалась в бюро передач Лефортовской тюрьмы с женой и сыном Виктора Кудрявцева, я очень надеялась, что защищать ученого, обвиненного в госизмене, будут адвокаты «Команды 29«, с которыми его семья заключила соглашение, и они смогут убедить суд изменить ему меру пресечения.

Сегодня ситуация изменилась, и мы видим, как следствие и адвокат по назначению нарушают права содержащегося под стражей 74-летнего ученого.

«„Шпионить на НАТО“, — это же невозможно для нас. Если бы это не было так страшно, то было бы просто смешно», — Ольга Тимофеевна Кудрявцева, жена 74-летнего ученого, сотрудника ЦНИИМАШ Виктора Кудрявцева, заполняет заявление в бюро передач Лефортовской тюрьмы.

Вместе с сыном Ярославом, доктором физико-математических наук, она приехала из Королёва, чтобы сделать передачу мужу, которого арестовали несколько дней назад.

Ольга Тимофеевна очень нервничает, несколько раз переписывает заявление на прием продуктовой передачки — приемщица говорит, что помарок не должно быть, Ольга Тимофеевна ошибается, берет новое заявление и снова пишет. Наконец, она расписывается, отдает в окошечко заполненное заявление, продукты и лекарства, и мы идем в небольшое кафе, которое не так давно открылось около Лефортовской тюрьмы. После небольшой передышки Кудрявцевым предстоит еще попасть на прием к заместителю начальника СИЗО — жена и сын хотят поговорить о здоровье Виктора Кудрявцева. Именно его состояние здоровья волнует семью сейчас больше всего.

«В 2010 году у него случился инфаркт, его забирали в больницу, он отказался, сказал, что ему нужно писать отчеты, он должен работать и он работал, — вспоминает Ольга Кудрявцева. —  Я потом бегала, находила врачей. Ему сказали, что основная функция сердца не задета, но нужно лечиться, выписали целый мешок лекарств, и он их постоянно пьет. Несколько лет назад, когда он приехал из командировки, был в Китае, у него поднялась очень высокая температура — 40−41. Я потащила его в поликлинику, ему сделали кучу анализов, проверили кровь на сахар, и оказалось, что он очень высокий. Диагноз: диабет. Ему давно положен инсулин. Но он не хочет его колоть, принимает таблетки, но соблюдает страшную диету. Я непрерывно рублю цветную капусту, капусту, баклажаны. У нас не бывает ни каш, ни гречки, ничего. Иначе надо садиться на уколы. Надо лечь в больницу, чтобы все проверили. Но он до последнего момента предпочитал быть на овощной диете. И вот вам последний момент».

Виктор Кудрявцев с семьей. Фото предоставлено МБХ медиа родственниками Кудрявцева

Мне не хочется обсуждать с Ольгой Тимофеевной проблемы питания в Лефортовской тюрьме. Для меня очевидно, что Виктору Кудрявцеву вообще там не место. На сегодняшний день Кудрявцев — самый пожилой обитатель «Лефортово». Не хочется думать о том, как может обостриться его диабет в условиях стресса и отсутствия диеты.

Два года назад там сидел его коллега по ЦНИИМАШ Владимир Лапыгин. Ему было 76 лет. И его тоже обвиняли в госизмене. В сентябре 2016 года Мосгорсуд приговорил Лапыгина к 7 годам колонии строгого режима.

Кстати, Виктор Кудрявцев был одним из подписантов письма ученых в защиту Лапыгина. Это письмо было направлено президенту Владимиру Путину в феврале 2017 года, после того, как Верховный суд утвердил приговор Лапыгину. Его подписали 23 ученых, среди которых лауреаты Государственных премий, академики РАН.

Думал ли Виктор Кудрявцев, подписывая письмо в защиту коллеги, что сам он вскоре окажется под арестом?

Была ли госизмена?

Первый обыск в квартире Кудрявцевых ФСБ провела в сентябре 2017 года. Тогда не было никакого уголовного дела. Но суд выдал санкцию на обыск в рамках доследственной проверки. Тогда обыски проходили у нескольких сотрудников ЦНИИМАШ, и не только дома, но и на рабочих местах.

Оперативники говорили, что после «дела Лапыгина» решили проверять и других сотрудников: не было ли утечки информации по другим проектам. На обыске у Кудрявцева забрали заграничный паспорт. Но, как говорят его родные, он был спокоен, уверен, что с ним ничего произойти не может, потому что он ни в чем не виноват.

«Он говорил: я не мог допустить плюху», — вспоминает Ольга Кудрявцева и поясняет, что ее супруг — педант, всегда вникал во все мелочи, все работы делал с необычайной скрупулезностью и требовал того же от других сотрудников.

Ольга Кудрявцева пришла работать в ЦНИИМАШ вместе с мужем в 70-е годы, несколько лет назад ушла на пенсию сидеть с внуками , а он на пенсию уходить не собирался. «Ему нужно было заниматься наукой, иначе он бы с ума сошел, — говорит Кудрявцева. — Он настолько привык этим заниматься, он отслеживает все, что происходит в его области науки, все конференции, все-все-все».

Ольга Кудрявцева говорит, что ее муж — человек энциклопедических знаний, она не помнит, чтобы он когда-нибудь не смог бы ответить на любой вопрос, который ему задали.

Спрашиваю, почему сажают таких пожилых ученых, ведь очевидно, что эти люди «старой закалки», большую часть жизни проработавшие на Советский Союз, члены компартии в прошлом, затем работавшие во славу обороноспособности России, никак не могли бы шпионить во вред своей стране в интересах стран НАТО, в чем их обвиняют.

«Думаю, стариков менее жалко. На них можно что-то списать. Когда они помрут, скажут, что это они были виновны в том, что Европа смогла что-то такое построить, как у нас», — предполагает Кудрявцева.

Врач на обыске

Спрашиваю про обыск 20 июля.

«Дома были мы с мужем и две внучки. Я встаю очень рано. Они пришли в 6.40 утра. Долго звонили в дверь.Я подошла, глянула в глазок, какие-то мужики. Думаю: вот, опять. Я спрашиваю : „Кто?“ Они: „Откройте сейчас же“. Я открыла. Зашли 11 человек и все под два метра ростом. Двое только маленькие. С ними был врач. Он меня держал все время на каких-то лекарствах».

Виктора Кудрявцева увел из дома человек в маске, ему не дали толком собраться, прямо из кровати вытащили. Одновременно с обыском у родителей в том же Королёве прошел обыск и в квартире Кудрявцева-младшего. И как в прошлый раз, на обыске в сентябре забрали компьютеры, телефоны, Ольга Кудрявцева умоляла, чтобы ей оставили простой телефон «говорилку», без интернета, ведь забрали все телефонные книги, в которых были записаны номера ее подруг, врачей, аж с 1970 года. Следователь сжалился и оставил ее простой мобильный телефон.

Когда обыск у сына Ярослава закончился, он вместе с оперативниками и следователем поехал на дачу, где сотрудники обыскали дом и гараж, стучали по стенам, в подвале поднимали полы, искали деньги, ценности, как будто и правда верили, что Кудрявцев мог заработать на продаже секретов родины. Искали вещи с символикой НАТО. Но на даче ничего такого не обнаружили: лишь старый компьютер, пришлось забрать жесткий диск. На всякий случай.

Дома у Кудрявцевых забрали автореферат диссертации Ярослава по теме, никак не связанной с государственными секретами. Кудрявцев-младший говорит, что никогда не занимался закрытой тематикой.

Грант ЕС

А вот у Виктора Кудрявцева был самый низкий уровень доступа к гостайне. Особенно в последние годы, потому что его дочь вышла замуж за иностранца и жила с семьей в Словакии. Кудрявцев много ездил за границу и по работе, и к дочери. Известно, что в последнее время он работал над проектом, который финансировался по Седьмой рамочной программе Евросоюза. Об этом Дождю рассказал главный научный сотрудник ЦНИИМаш Юрий Липницкий. Виктор Кудрявцев, по некоторым данным, мог был ответственным за этот контракт, поэтому эфэсбешники и пришли именно к нему.

Виктор Кудрявцев. Фото предоставлено МБХ медиа родственниками Кудрявцева

Независимая экспертиза

Другое дело, что ни его родственники, ни коллеги не верят, что он мог бы допустить какую-либо утечку информации. Тем более передать секретную информацию стране НАТО в ущерб России. Но ведь любое общение с иностранцами — это обмен информацией. Определить, секретная ли информация, которую передают ученые в рамках того или иного проекта, должны специальные экспертные комиссии. И эксперты должны быть независимыми от следствия и ФСБ. По опыту «шпионских дел» известно, что именно экспертиза, проведенная на стадии следствия, является главным доказательством виновности или невиновности в госизмене или в шпионаже, если обвиняемый не признает своей вины, и нет прямых доказательств, подтверждающих передачу им секретных сведений. И по опыту расследования таких дел известно, что эксперты, как правило, дают ту экспертизу, которую от них ждет следствие. Или следствие подбирает тех экспертов, в лояльности которых заведомо уверено. Значит ли это, что в России не осталось независимых ученых, которые не дорожат своей репутацией и готовы признать гостайной то, что ей не является и содержится в открытых источниках?

В «деле Кудрявцева» необходима независимая экспертиза. Независимых экспертов можно было бы привлечь из РАН, тем более что не так давно был принят закон, в соответствии с которым Российская Академия наук должна нести ответственность за все научные исследования, которые проводятся в России. И, безусловно, в РАН можно было бы найти специалистов в области аэродинамики и турбулентности, которые могли бы оценить, были ли в действиях Кудрявцева нарушения закона о гостайне.

«Чрезмерно жестокая мера пресечения»

2 августа в Мосгорсуде должно состояться заседание по обжаловании меры пресечения Виктору Кудрявцеву. Его адвокат Иван Павлов заявил в интервью «МБХ медиа», что считает «арест Кудрявцева чрезмерно жестокой мерой пресечения» и будет требовать замены ареста на более мягкую меру пресечения.

Держать под стражей 74-летнего ученого, страдающего целым «букетом» тяжелых заболеваний — антигуманно. Недопуск к нему адвокатов, с которыми соглашение заключила его семья — грубейшее нарушение закона. Следствие использует давно известные способы давления и запугивания обвиняемых, находящихся в строгих условиях изоляции Лефортовской тюрьмы.

Цель очевидна — сломать арестанта, добиться от него признательных показаний.

Увы, все это уже стало рутиной. И общество не возмущается. Во всяком случае, пока мы не слышим возмущенного голоса научной общественности. Неужели никого не возмущает цинизм ареста 74-летнего ученого, к которому на обыск вместе со следователем и оперативниками ФСБ приезжает врач?

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: