МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Из ребенка делают инвалида». Слезы и пожарная тревога на апелляции 18-летней фигурантки «Нового величия»

«Из ребенка делают инвалида». Слезы и пожарная тревога на апелляции 18-летней фигурантки «Нового величия»

В Мосгорсуде прошла апелляция на продление ареста в СИЗО 18-летней Ани Павликовой — фигурантки по делу «Нового величия», которую обвиняют в создании экстремистского сообщества. Защита настаивала, что у девушки слабое здоровье, проблемы с психикой и просила суд смягчить меру пресечения, отправив девушку на домашний арест. Несмотря на все просьбы и доказательства судья оставила Аню в СИЗО, сократив срок всего на месяц. Рассказываем, как прошли слушания.

Заседание началось на 40 минут позже объявленного времени. У зала собрались около ста человек — защитники, представители и журналисты.

Фото: Елизавета Королькова / МБХ медиа

Поддержать Павликову пришла Надежда Толоконникова, журналист Николай Сванидзе и правозащитник Лев Пономарев, которого несколько дней назад задержали за пикет в поддержку «Нового величия».

Слушателей запускают в зал, но все не помещаются; для остальных организовали трансляцию.

В начале заседания судья Наталья Боева поясняет всем их права: говорит, что ее нужно назвать «ваша честь» или «уважаемый суд», и что при разговоре с ней надо вставать, и требует этого у всех участников процесса. Половина зала покорно встает.

Боева устанавливает личность Павликовой, та на вопросы о себе отвечает медленно, заикается, несколько раз переспрашивает и говорит так, будто вот-вот заплачет. Самой Ани в зале нет — она общается с судьей с помощью видеосвязи из СИЗО. Ее интересы представляет адвокат Николай Фомин и отец Ани — Дмитрий Павликов.

Судья зачитывает исключительно положительные характеристики Павликовой — с работы и из школы. И материалы о хронических заболеваниях.

«Расстройства, панические атаки, бессонница; все в стадии обострения», — говорит шепотом мать Ани Юлия Павликова.

Боева продолжает зачитывать поступившие материалы: теперь она приступила к апелляционной жалобе второго адвоката Павликовой — отсутствующей на заседании Ольги Карловой. Жалоб много, большое количество процессуальных норм нарушено, и Боевой потребовалось около 10 минут, чтобы зачитать их все.

Судья спрашивает, где была Павликова во время первого суда, когда ей продлили меру пресечения: в жалобе адвокат указала, что Павликова не была в суде, потому что ее госпитализировали, а сама девушка написала, что была в конвойной машине.

Боева уточнила, где именно была Павликова:

— Ну, я не знала, во сколько был суд… — пытается объясниться девушка.

— Понятно, значит придерживается своей версии, — заключает Боева и приступает к ходатайствам.

Адвокат заявил ходатайство об участии нескольких общественных представителей, в том числе правозащитника Льва Пономарева, который за несколько минут до этого вышел из зала. Судья против.

— Ваша честь, но он тут рядом, — говорит адвокат Фомин.

— Послушайте, Пономарев встал и ушел из зала суда, — говорит Боева.

Фомин отходит от стола и, жестикулируя, пытается объяснить, что Пономареву стало плохо. Привести правозащитника судья не разрешает, но ходатайства приобщает.

За Аню поручается журналист Николай Сванидзе и муниципальный депутат Хорошево-Мневников Алиса Голуенко, которую не пустили в зал суда.

«Добрый и отзывчивый ребенок. Всегда любила животных. Никогда не видела ее пьющей или курящей», — зачитывает Боева характеристику Ани, написанную консъержкой. Во время чтений характеристик девушка нервно теребит косу.

Начинаются прения, адвокат Фомин только перешел к своим доводам, как на весь зал звучит громкоговоритель: «Внимание-внимание. Передаем распоряжение администрации суда. В связи с чрезвычайной обстановкой просим всех сотрудников суда покинуть здание через главный и второй входы».

Все тут же вскакивают со своих мест, Аня начинает громко звать маму и плакать. Мать девушки Юлия подбегает к монитору и говорит Ане, что она здесь, и все будет хорошо. Приставы выходят из зала, а судья объявляет перерыв на три минуты, но тут же возобновляет заседание, как ни в чем не бывало.

Юлия и Дмитрий Павликовы (в центре). Фото: Елизавета Королькова / МБХ медиа

Фомин продолжает прения: «Всем очевидно, что никаких действий насильственного характера или действий, которые ущемляли права граждан, не было. Будет ли доказана вина Ани — неизвестно. Но что сейчас мы имеем. Обратите внимание на справку из больницы. Там диагнозы не только физические, но и психические. Сейчас из ребенка делают инвалида, — поясняет адвокат. — Я прошу проявить разумность и справедливость и, основываясь на тех фактах нарушения процессуального законодательства, которые защита заявила, и отменить постановление Дорогомиловского районного суда от 11 мая и избрать меру пресечения — домашний арест. Ну это как максимум», — заключает защитник.

К прениям приступает отец Ани Дмитрий, выступающий защитником дочери.

«Вы видите, это ребенок! Она играла с пони, ухаживала за животными, рисовала», — говорит Дмитрий и показывает рукой на монитор с видеотрансляцией. Боева скучающе смотрит в стол.

«Ваша честь, я никуда не убегу и никого не запугивать не буду. Я хочу в семью, хочу обнять свою маму. Прошу изменить меру пресечения на любую другую, лишь бы не в тюрьме», — говорит Аня и начинает плакать.

Прокурор Радин в прениях заявляет, что изменить меру пресечения нет оснований.

«Все положительные характеристики не помешали Анне совершить тяжкое преступление, направленное на свержение конституционного строя российской федерации», — говорит Радин. В зале начинают смеяться.

Судья уходит в совещательную комнату и возвращается с решением: оставить Аню в СИЗО, но не до 13 сентября, как было раньше, а до 13 августа. Боева закрывает папку с делом и уходит из зала под крики «Позор».

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментариев

Правила общения на сайте

  • Геннадий Перечнев

    В чём провинилась эта девушка? Эта домашняя, добрая, интересующаяся происходящим вокруг, умная девочка? Наверное, лишь, в том, что родилась не в своё время. В государстве, где общепринятые нормы человечности не являются нормой. Где уничтожают детей, как говорит отец Ани. «Судья» призывает обращаться «ваша честь» и «уважаемый суд». Но ведь от этого судилище не превратится в суд, а отсутствие чести и жестокость не станут чем-то иным.

  • Элла

    Все, что надо знать про рост демографии. Воспитанные и образованные стране не нужны.
    Юля и Дмитрий, вырывайте любой ценой своего ребенка. Здоровья Вам и сил!

  • — Имеет ли смысл в этом контексте добиваться отмены блокировки в судебном порядке? Вообще каковы будут ваши дальнейшие действия по защите своего медиа?

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: