МБХ медиа
Сейчас читаете:
Историк Анатолий Разумов о Сандармохе: «Часть политики государства — выискать в ужасном какое-то оправдание»

Историк Анатолий Разумов о Сандармохе: «Часть политики государства — выискать в ужасном какое-то оправдание»

В начале сентября Российское военно-историческое общество (РВИО) завершило раскопки на территории мемориального комплекса урочища Сандармох, где в годы Большого террора были убиты более семи тысяч человек. Урочище открыл в 1997 году карельский историк Юрий Дмитриев. Несмотря на протесты родственников репрессированных и некоторых экспертов, РВИО раскопала несколько участков. Найденные останки теперь отданы экспертам.

По мнению ряда историков, РВИО стремится переформатировать комплекс, где увековечена память о репрессированных, стремясь доказать, что Сандармох служил также местом казни советских военнопленных. Сразу после ареста историка Юрия Дмитриева в 2016 году, когда его обвиняли в изготовлении детской порнографии, петрозаводские историки Сергей Веригин и Юрий Килин впервые выдвинули версию о замученных здесь финнами советских военнопленных. Якобы финны специально использовали места массовых захоронений, убитых в годы Большого террора. После чего РВИО заявило о том, что будет проводить раскопки.

Связано ли дело Юрия Дмитриева с экспедицией РВИО, как развивалась дискуссия вокруг обоснованности новых раскопок и о принципах политики памяти в России в отношении репрессированных «МБХ медиа» поговорило с историком из Санкт-Петербурга Анатолием Разумовым, другом Юрия Дмитриева.

— По вашему мнению, связаны ли раскопки в Сандармохе с делом историка Юрия Дмитриева?

— Мой друг и коллега Юрий Дмитриев сидит за Сандармох. Он это место нашел, он был организатором дней памяти, там люди говорили, что хотели, и это крайне не нравилось кому-то.

Деньги освоены на обследование. Прощупали, копнули, нашли и теперь всегда кто-нибудь будет нести пургу, что это злодеяния финнов, что не мы одни такие, финны тоже злодеи. А потом тут памятник какой-нибудь красноармейцам поставят.

— Раскопки на территории мемориального комплекса были все-таки официально разрешены? Если нет, как же исследователям из РВИО получилось раскопать несколько могил?

— 5 августа на дне памяти в Сандармохе я сказал, что сюда придут фальсификаторы истории. Стало понятно, что они (РВИО. — «МБХ медиа») придут и будут какое-то время заниматься здесь «исследованиями». Причем на заседании 2 августа в Петрозаводске экспертам и членам межведомственной группы, которой руководит глава Совета по правам человека при президенте Российской Федерации Михаил Федотов, нас заверили, что раскопки им не разрешены. Мы с коллегами предположили, что несмотря на заявления о том, что раскопок не будет, они копнут, не удержатся: попытаются найти какие-нибудь пуговицы и звездочки от красноармейцев или еще что-то. Так оно все и произошло. Все это мы предвидели.

Сандармох, раскопки. Экспедиция Российского военно-исторического общества. Фото: Сергей Маркелов / RFE/RL

В августе 2016 года власти Карелии впервые за двадцать лет отказались участвовать в дне памяти, а осенью все завершилось арестом Юрия Дмитриева. Для меня это события одного ряда.

Нам рассказали 2 августа 2018 года на заседании межведомственной группы по увековечиванию памяти, что карельская прокуратура уничтожила документы 1997 года о Сандармохе как не имеющие исторического значения за истечением срока давности хранения. Это произошло в начале 2000-х годов.

— Можно ли говорить об общей политике памяти в России? Бывали же похожие случаи в отношении памяти о репрессиях, если вспомнить ту же историю про музей «Пермь-36»?

— Ситуация с Сандармохом похожа на то, что делали с Катынью: врать, попытаться свалить на кого-то другого, эта бесконечная ложь, не признавать свои преступления. Они пытаются «подмочить» Сандармох, одновременно подложив свинью Финляндии, — это те задачи, которые сейчас решаются. К сожалению, в нее вовлекли историков петрозаводских — Веригина и Килина, которые занимались отмывкой этой так называемой гипотезы. Все шло к тому, что здесь будет какое-то расследование.

Сколько уже лет прошло, давно доказано, что в Катыни были советские преступления. Но поскольку Советский Союз фальсифицировал комиссией Бурденко эту находку, и даже пытался подсунуть на Нюрнбергский трибунал, сколько бы лет ни прошло, кто-нибудь обязательно скажет…

История с Сандармохом — это часть политики государства выискать в ужасном какое-то оправдание. С одной стороны, ставьте памятник репрессированным, а с другой стороны, поставьте памятник Сталину. «Время было сложное», «не только мы злодеи», и по советской привычке — вали на других, только не признавай свои злодеяния. К сожалению, это постыдная часть нашей действительности.

«Пермь-36» — также часть общей политики. У нас и с Катынью, и с Медным произошло преобразование музеев, изменение штата сотрудников, изменение экспозиции. Вместо того, чтобы признать и отречься навсегда от советских злодеяний, происходит такое размазывание темы.

Когда в 1997 году нашли Красный Бор и Сандармох — это повезло, тогда это был объявленный в России год согласия и примирения, но вся власть тогда стремилась показать, что она за сохранение памяти об убитых. И только поэтому моментально были созданы два мемориала в Карелии — Красный Бор и Сандармох. Произойди это двумя годами позже — ничего бы не было. Не исключено, что так и остались бы просто участками леса, куда бы паломничали люди.

— Что говорят в Финляндии по поводу возможного участия финских солдат в расстреле советских бойцов?

— Уже и финские историки и Финляндия, которая сотрудничает с Россией в нахождении мест погребений и финских лагерей и увековечивания памяти, справедливо говорят: если бы это место было известно в Финляндии во время войны, оно бы стало известно на весь мир, как Катынь стала известна. Но о таком месте не знали, тут была близко передовая, никому бы не пришло в голову здесь что-то сделать. А вот органы НКВД и СМЕРШа и все виды управлений госбезопасности, конечно, знали об этом месте. Поэтому использовать его могли и после Большого сталинского террора. Скорее всего, так оно и было. Те захоронения, которые имеют отношение к войне, нужно искать вместе с финнами.

Также удивительно, что поисковики быстро нашли предполагаемые останки советских военнопленных. Уже на третий день повезло и поисковики казались уверенными в том, что убитые выстрелом в затылок люди были бывшими советскими военнопленными финнов.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

Правила общения на сайте

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: