МБХ медиа
Сейчас читаете:
Год массовым эвакуациям: что это было и как это повлияло на нашу жизнь

Год массовым эвакуациям: что это было и как это повлияло на нашу жизнь

Год назад в России прошла первая волна массовых эвакуаций из мест скопления людей — торговых центров, школ, детских садов. В общей сложности она затронула более миллиона человек. Официально эвакуации объяснялись анонимными звонками о заложенных взрывных устройствах. Хотя отдельные чиновники в регионах упоминали, что это плановые учения, организованные силовыми структурами.

Масштабные эвакуации привели к введению антитеррористических рекомендаций ФСБ, противоречащих требованиям противопожарной безопасности. Запасные выходы в зданиях стали закрываться. Через полгода после этих событий в Кемерове сгорел торговый центр «Зимняя вишня». Погибли 60 человек. Если бы в ТЦ были открыты запасные выходы, такого количества жертв можно было бы избежать.

Атака после выборов

Первая волна телефонных атак началась в Омске. 10 сентября 2017 года в городе проходили выборы в городской совет. Как только закрылись омские избирательные участки и члены комиссий приступили к подсчету голосов, неизвестный позвонил в полицию и заявил, что здание городской мэрии заминировано. К администрации подъехали сотрудники МЧС, чиновникам и журналистам пришлось покинуть здание. Через несколько часов, в 23:30, в центре города эвакуировали местные кинотеатры «Маяковский» и «Слава».

Сообщения о минированиях поступали и на следующий день: всего в Омске проверили 56 зданий и эвакуировали 7,5 тысяч человек. В следующие три дня волна прокатилась по нескольким десяткам российских городов: где-то эвакуировали только торговые центры, где-то — еще и государственные учреждения. Работа организаций приостанавливалась, людям приходилось ждать окончания эвакуаций на улице.

Звонившие «минировали» не только торговые центры и административные здания: так, в Перми за 15 минут сообщили о минировании семи школ, в итоге пришлось отменить занятия во всех школах и эвакуировать более 5,5 тысяч человек. Всего за эти несколько дней эвакуации затронули около 130 тысяч россиян. Эти цифры, ссылаясь на неназванный источник в экстренных службах, приводили «РИА Новости». Возможно, в реальности цифры были выше. Ни в одном случае угроза взрыва не подтвердилась.

13 сентября волна эвакуаций дошла до Москвы. В полицию поступили сообщения о бомбах на московских вокзалах, в университетах и торговых центрах. По данным ТАСС, в тот день городские службы получили около сотни анонимных сообщений. Московские власти никак не комментировали сообщения о заложенных бомбах. На следующий день в городе эвакуировали несколько школ, в них отменили занятия.

Затем «минирования» начались в Санкт-Петербурге: петербургская полиция зафиксировала 30 звонков о заложенных бомбах.

«Все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Как бы противно не было от действий этих моральных уродов, город здесь приобретает еще и опыт. Мы все прекрасно понимаем, что находимся в условиях войны с международным терроризмом. Подобные действия помогают нам организовать взаимодействие между службами и сделать самочувствие города более безопасным», — комментировал эвакуации исполняющий обязанности губернатора Петербурга Александр Говорунов.

Всего за три месяца телефонных атак эвакуировали около 2000 объектов в 75 субъектах России.

Во время эвакуации посетителей ТЦ «Галерея» в Санкт-Петербурге в сентябре 2017 года. Фото: Антон Ваганов / ТАСС

Хулиганство или учения?

За несколько месяцев до эвакуаций в соцсетях появился документ о запланированных терактах на территории России. «Раньше планировались учения по антитеррористической деятельности и перед подобными учениями органы власти приводят в режим повышенной готовности. Документ посвящен именно этому. То, что у нас начались всевозможные „минирования“ — это, как говорится, просто совпало. Учения проведут в ближайшее время», — поясняли омскому изданию NGS55 в Главном управлении информационной политики Омской области.

Учения в городе провели через несколько дней, но торговые центры и административные здания они не затронули.

Несмотря на сообщения МВД о централизованной атаке из зарубежных стран, некоторые региональные чиновники в регионах намекали на спланированный со стороны властей характер минирований.

Источник в силовых структурах Челябинска говорил местному корреспонденту «Комсомольской правды»: проверку запустило федеральное начальство, оно же осталось недовольно результатами эвакуации.

В Перми сотрудник Министерства обороны России Олег Островский в интервью изданию «АиФ-Прикамье» рассказал: так ведомства отрабатывают нештатные ситуации в условиях, близких к реальным. «В России впервые со времен СССР проходят масштабные антитеррористические учения, в которых участвуют все ведомства, отвечающие за безопасность государства. Кроме Омска, Новосибирска, Перми и Челябинска в ближайшее время учения пройдут и в других крупных городах государства», — рассказал Островский. Позже он заявил, что его комментарий был неверно понят. Материал с сайта «АиФ-Прикамье» был удален.

Пресс-служба ФСБ по Тюменской области также упоминала некие антитеррористические учения, которые начались 12 сентября. В Брянске правоохранительные органы объясняли: сначала учебные эвакуации планировали провести с пятого сентября, но в преддверии выборов не хотели пугать людей.

В Югре в один из дней массовой атаки объявили синий уровень террористической опасности. Обычно этот уровень устанавливают при наличии непроверенной информации о планирующихся терактах, при его появлении усиливается контроль на объектах транспорта, а полиция переходит на режим повышенной готовности. Никакие сведения о синем уровне угрозы в других субъектах России не появлялись.

Вполне возможно, что о террористических атаках объявляли лишь для того, чтобы не признаваться в учебных тревогах: тогда понесшие убытки владельцы торговых центров могли бы претендовать на компенсацию. По подсчетам VC.ru, в сумме предприниматели недосчитались минимум 300 миллионов рублей. Компенсации владельцам торговых центров и кинотеатров так и не выплатили.

Практика неанонсированных учебных тревог применялась в России и раньше: так, в 2016 году в медицинском колледже города Тихвин в Ленинградской области прошли «антитеррористические учения», во время которых студентов собрали в актовом зале колледжа и изобразили захват здания террористами. Учения проводила местная общественная организация «Патриот» по просьбе комитета по молодежной политике области, о готовящейся акции студентов не предупредили. После новостей об учениях управление Следственного Комитета по Ленинградской области провело проверку, о результатах которой не сообщалось.


«Чем дальше, тем будет хуже»

После эвакуаций в Москве и Петербурге на проблему обратили внимание власти. Официальной версией остался телефонный терроризм. Однако, до сих пор не понятно, почему при столь масштабной атаке о ней не сообщалось населению.

В Госдуме (орган власти в России, оправдывающий сексуальные домогательства) традиционно стали предлагать новые репрессивные законодательные нормы. Депутат Михаил Дегтярев предлагал приравнять звонивших к пособникам террористов. «Мы еще раз обращаемся и ко всем правоохранительным органам, и ко всем фракциям, и к правительству: давайте совместно примем меры, повышающие ответственность за телефонный терроризм. Может быть, вплоть даже до приравнивания к пособникам террористов. Потому что когда работают специальные службы, спасатели, саперы, все алгоритмы становятся доступными для реальных террористов. И время подъезда, и все маршруты для эвакуации людей становятся очевидными», — заявлял депутат.

Через два дня после начала звонков ФСБ возбудила уголовное дело по факту ложных сообщений, еще через два дня на эту тему высказался пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков. Он заявил, что все происходящее — телефонный терроризм и хулиганство. ФСБ сообщала, что потеряла от действий телефонных террористов 150 миллионов рублей.

В конце сентября в России начали задерживать людей по подозрению в ложных сообщениях о готовящихся терактах, но таким образом полиция реагировала лишь на единичные случаи, никак не связанные с волной эвакуаций. Анонимные звонки не прекратились: более того, в октябре 2017 года началась новая волна минирований, затронувшая здание правительства Подмосковья и квартиру бывшего вице-премьера правительства России Игоря Шувалова в высотке на Котельнической набережной. Сам Шувалов эвакуацию не прокомментировал.

Позднее по делам о ложных минированиях появились первые осужденные: в декабре жительнице Сочи по статье за ложный донос дали два года колонии. По данным полиции, ночью женщина в нетрезвом состоянии сообщила о бомбе на детской площадке. Все задержанные и осужденные, однако, к массовым эвакуациям отношения не имели: в основном они либо звонили в полицию в состоянии опьянения, либо хотели оценить качество работы спецслужб.

Несмотря на задержания людей в России, спецслужбы утверждали: к минированиям могут быть причастны боевики Исламского Государства, силовики Турции или Службы Безопасности Украины. По словам представителей Ростелекома, анонимные звонки поступали из-за границы через международного IP-оператора, номера начинались с трех единиц (это телефонный код Египта). «Комсомольская правда» писала о некоем Альберте Адамове из Ставрополья, который переехал в Сирию и якобы стал инициатором атак.

Глава ФСБ России Николай Патрушев говорил: авторов атак нашли, но поймать их не получается. «Это четверо человек, которые сейчас находятся за границей. Поскольку они использовали IР-технологию, определить место дислокации сложно. Это признаем не только мы, но и признают наши партнеры, с которыми мы сейчас работаем», — заявлял в октябре Патрушев.

Позднее депутаты приняли поправки к статье 207 Уголовного кодекса РФ — «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», по которым максимальное наказание ужесточалось до 10 лет лишения свободы.

Итоги. «Зимняя вишня»

Во время работ по демонтажу торгового центра «Зимняя вишня». Фото: ТАСС

Через несколько месяцев, в марте 2018 года, сгорел кемеровский торговый центр «Зимняя вишня». При пожаре погибли 60 человек, в том числе 41 ребенок. Следственный комитет России возбудил несколько уголовных дел по факту трагедии, владельцы торгового центра и пожарные были арестованы. Выяснилось, что в здании были заблокированы эвакуационные выходы — это сделали по требованиям антитеррористической безопасности.

В сентябре 2017 года «Зимнюю вишню» также эвакуировали после сообщения о минировании. «Эвакуации здорово подрывают организационную работу нашей области. Я считаю, что к этому надо уже привыкать. Потому что, чем дальше, тем будет хуже», — комментировал тогда губернатор Кемеровской области Аман Тулеев.

После пожара в «Зимней вишне» Генпрокуратура России поручила МЧС проверить, соблюдаются ли в торговых центрах противопожарные нормы. По итогам проверки спасатели выяснили: эвакуационные выходы открыты далеко не везде, не всегда это обосновано антитеррористическими требованиями. Например, в смоленском торговом центре пожарный выход был заблокирован мешками с углем.

В школах и детских садах запасные выходы закрыты и опечатаны по требованию ФСБ. «Все боятся террористов и борются с этим в первую очередь. На Западе другая система лицензирования — что охранников, что технических систем. У нас правила надзирающих органов — пожарных, полицейских — зачастую друг другу противоречат, причем достаточно сильно», — говорил в интервью «Новой газете» разработчик систем безопасности для торговых центров Дмитрий Борошук.

По действующим строительным нормам и правилам пожарной безопасности необходимо, чтобы в любом торговом центре работали как минимум два эвакуационных выхода. На пути к этим выходам не должно быть никаких препятствий, чтобы выйти через них на улицу было можно всегда.

По словам ведущего эксперта Фонда пожарной безопасности Константина Кузнецова, в законодательстве нет никаких противоречий между правилами пожарной безопасности и требованиями антитеррора, для торговых центров разрабатывают паспорта безопасности, вводят системы контроля доступа, которые разблокируются при пожаре.

Тем не менее, владельцы торговых центров занимаются противопожарной безопасностью по остаточному принципу. «Вся проблема не в законодательстве и даже не в техническом оснащении, а в человеческих головах. Поэтому ни прошедшие в сентябре тренировочные эвакуации, ни проверки не оказывают эффекта», — рассказал корреспонденту «МБХ Медиа» Кузнецов.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: