МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Футбол идет, смотрите футбол»: как не прошел народный сход в защиту завода им. Хруничева

«Футбол идет, смотрите футбол»: как не прошел народный сход в защиту завода им. Хруничева

Небольшая группа людей громко обсуждает ужасы пенсионной реформы на открытой всем ветрам станции метро Багратионовская. Это активисты Союза рабочих Москвы — мужчины и женщины старшего возраста. Вместе с молодым человеком в камуфляжной кепке, Александром Зимбовским из «Моссовета» и «Рабочего компаса», они поднимаются на поверхность, где встречаются с двумя парнями из Рабочей революционной партии. Накрапывает дождь. Женщины раскрывают зонтики, Зимбовский натягивает дождевик камуфляжной расцветки, и все вместе они отправляются, как шутит один из мужчин, «брать завод имени Хруничева». Сегодня у проходной предприятия должен пройти народный сход против ликвидации этого центра космической промышленности.

ГКНПЦ имени Хруничева — единственный производитель ракет типа «Протон» и одно из двух предприятий ракетно-космической промышленности в России. С 2014 года завод испытывает трудности. В целях финансового оздоровления были привлечены дополнительные активы: из бюджета поступает только часть средств, большую же часть финансов предприятие получает в кредит от Сбербанка, Внешэкономбанка и Роскосмоса. В январе появились заявления о том, что завод подводится под банкротство.

Вовсю распродается принадлежавшая предприятию земля. Из 140 гектаров, составлявших ранее территорию завода, 107 еще в январе были переведены в статус частной собственности. Бывший работник предприятия Виктор Васильев рассказал, что уже не работает заводской учебный центр, где готовили специалистов ракетно-космической промышленности. Васильев в начале девяностых устраивал забастовки против приватизации завода. Тогда, в 1992 году, ему удалось одержать победу над всепоглощающим монстром «прихватизации», но самого его уволили.

У памятника Хруничеву на проходной завода во время акции дежурил полицейский автобус. Фото: Ирина Баринова / МБХ медиа

По неофициальным данным, на месте бывших производственных корпусов будут возводиться офисно-жилые комплексы.

Муниципальный депутат Филевского района Ирина Сурикова говорит, что завод можно было считать районообразующим предприятием: в советское время на предприятии работало 22 тысячи человек. Еще год назад здесь были заняты 8 тысяч человек, но с тех пор порядка 5 тысяч сотрудников были сокращены. В районе за последние два года были ликвидированы уже три предприятия: специализирующийся на электронике «Рубин», производитель мороженого «Айс-Фили» и трубный завод «Филит», а также западный речной порт. Тысячи специалистов остаются без работы, а запланированное строительство на месте бывших предприятий жилых комплексов даст непомерную нагрузку на инфраструктуру района, где сейчас нет даже детской поликлиники.

30 июня на сайте Союза рабочих Москвы было опубликовано приглашение на «народный сход по обсуждению закрытия завода Хруничева, продажи земли и сокращений рабочих» 5 июля. Сейчас запись недоступна.

Уже на подходе к месту встречи активисты рассматривают у ворот завода полицейский автозак. Несколько сотрудников полиции дежурят на пути к проходной, где собралось несколько десятков рабочих. Александр Зимбовский, за которым следуют остальные, переходит дорогу и останавливается напротив женщины, раздающей всем желающим газету РКРП-КПСС «Мысль». Тут его настигает первое официальное предупреждение о запрете на проведение собраний в период Чемпионата мира по футболу. Произносящий его полицейский, одетый совершенно не по погоде в белую рубашку без верхней одежды, обещает принести письменное подтверждение своих слов, когда активистка Зинаида Заякина задает ему вопрос: «А что бы вы делали, если бы вас сократили?» Совершенно смутившись и пробормотав «Ну, что-нибудь бы сделал», мужчина уходит к машине.

Далее ситуация становится еще более абсурдной. Небольшую группу, которая отступает в парк от изначального места схода, оккупированного полицией, преследует около десяти сотрудников органов. В какой-то момент они нагоняют передние ряды. Один из полицейских отводит в сторону Зимбовского, обещая сказать ему что-то про обещавшего присутствовать на сходе депутата, а после короткого разговора появляется девушка в форме и с камерой, которая снимает на видео Зимбовского, а все тот же сотрудник полиции в рубашке во второй раз зачитывает выученный текст про ограничение свободы собраний во время Чемпионата.

Александр Зимбовский (в камуфляже) и другие участники схода после разгона акции. Фото: Ирина Баринова / МБХ медиа

Не дожидаясь третьего предупреждения, колонна медленно рассасывается, продвигаясь по парку к метро. За ней прямо по дорожке едет полицейский автомобиль, который только у ворот поворачивает и оставляет последних активистов. Пешеходное преследование заканчивается там же. Несколько человек долго еще стоят на одном месте, разговаривая о будущем протеста. Подходит один из идущих с завода рабочих. «Сегодня в час начальник цеха собрал коллектив, говорит: ребята, я не могу вам ничего запрещать, но сейчас особый режим, митинг несанкционированный, думайте сами», — делится он. Потом подходят еще несколько женщин, узнавших сослуживца. Они говорят, что узнали про сход из листовок. «Говорят, наш генеральный директор собрал сегодня в четыре часа (сход был назначен на 16:30. — МБХ медиа), на собрание, наверное, по поводу зарплаты, чтобы отвлечь от митинга».

Через час после запланированного начала акции на проходной почти никого нет. «Нас сегодня собирал начальник, сказал, футбол идет, смотрите футбол. Не разрешено. Я не состою в профсоюзе, раньше про этот митинг не знал», — заявил один из молодых мужчин, стоящих у дверей завода.

«Рабочие сами не были нацелены на сегодняшний сход, а наличие полиции их еще раз убедило в том, что лучше не собираться. В целом — я несколько дней общаюсь на Хруничева с рабочими — они говорят о том, что предприятие уже несколько лет целенаправленно уничтожается: не проводят должного обучения кадров, замены оборудования. Это процесс, который идет по всей России: все оставшиеся советские предприятия либо приходят в негодность, либо уничтожаются, либо распродаются. Рабочие говорят, что с Омска приезжают на переквалификацию на Хруничева, учатся где-то на заводе, потому что после продажи производств оборудование собираются перенести на «Полет» в Омске. Но в любом случае будут разрушены производственные цепочки. Скорее всего, Омск станет следующим. В России не будут производить ракеты. Нынешнему правительству выгоднее получить сиюминутную прибыль за счет продажи, нежели вкладывать средства в развитие инфраструктуры, — хорошо поставленным голосом докладывает Вадим Воронцов из Рабоче-коммунистической партии. — Сейчас лучший вариант — пригласить рабочих на митинг КТР (Конфедерации труда России, которая подала заявку на митинг против пенсионной реформы 18 июля. — МБХ-медиа), построить колонну за сохранение завода. Во-первых, это будет уже после Чемпионата мира, во-вторых, это общественная кампания.

Депутат Ирина Сурикова говорит, что рабочие боятся потерять свои места, поэтому не высказывают недовольство. На сайте профсоюза ГКНПЦ имени Хруничева в новостной сводке за сегодня народный сход даже не упоминается.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: