МБХ медиа
Сейчас читаете:
Что общего у арестованных полковников ФСБ и «экс-охранника Березовского»

В середине апреля в Самарской области были задержаны и отправлены судом под арест два влиятельных силовика. За решеткой оказались высокопоставленные офицеры ФСБ: начальник отдела «М» самарского УФСБ Павел Черемшанцев (отдел «М» осуществляет надзор за деятельностью правоохранительных органов) и заместитель начальника службы экономической безопасности этого же самарского УФСБ Сергей Гудованный.

РБК со ссылкой на источники в ФСБ сообщает, что аресты обоих чекистских полковников осуществляли оперативники Службы собственной безопасности ФСБ (как самарские, так и из центрального аппарата) и сотрудники Следственного комитета. Эфесбешные источники РБК уточняют, что одновременно с полковниками были задержаны двое посредников в получении взятки в размере 1,5 млн рублей. Всего же, по данным следствия, арестованные чекисты с 2016 года получили около 116 млн рублей. Аресты и обыски у чекистов со злорадством подтверждают и в МВД: источники РБК в полиции говорят об изъятом в ходе обысков пистолете, гранатах и 81 млн рублей.

На кадрах оперативной съемки с обысков видно огромное количество разложенных на столах долларовых и рублевых купюр.

Официально уголовное дело возбуждено по статье «Получение взятки». По версии следствия, подозреваемые в течение двух лет получали ежемесячно банковские переводы от начальника юридической службы самарской фирмы ООО МО «ТНП», которая занимается торговлей топливом. Деньги передавались через посредников и переводились на счет подконтрольной офицерам ФСБ организации «Сарнефтетрейд». Причиной такой непрерывной денежной благодарности было бездействие ФСБ в пользу этой фирмы в случае выявления нарушений в работе нефтеперевалочных баз в Самарской области.

Деньги и оружие, изъятые в результате обысков у Сергея Гудованного и Павла Черемшанцева. Фото: оперативная съемка

Но также, по данным источников РБК в спецслужбах, арестованных полковников ФСБ подозревают в связях с ОПГ «Законовские».

Группировка «Законовские» (другое название — «Барыги»), действующая в Самарской области и тесно связанная с силовиками, попадала в поле зрения федеральных СМИ в январе 2018 года, когда сотрудниками ФСБ был арестован политтехнолог и пиарщик Сергей Соколов.

В прессе Сергея Соколова часто называют «бывшим охранником Бориса Березовского» и даже «руководителем службы безопасности Березовского», хотя на самом деле он и возглавляемое им предприятие «Атолл» занимались, в основном, незаконной добычей для олигарха различной информации, в том числе нелегальными прослушками телефонов и офисов.

Мы уже подробно рассказывали о начале «дела Сергея Соколова».

Одним из основных поставщиков информации по аресту Соколова, как и в случае с арестом двух самарских офицеров ФСБ, стали источники РБК в правоохранительных органах. Официально в отношении Сергея Соколова (являющегося экспертом так называемого «Федерального информационного центра «Аналитика и безопасность»), а также в отношении главы «Аналитики и безопасности» Руслана Мильченко, экс-главы службы безопасности ОАО «Тольяттиазот» Олега Антошина и его заместителя Алексея Алексеева было возбуждено уголовное дело по статьям 222 УК (незаконный оборот оружия) и 222.1 («незаконный оборот взрывчатки). Источники РБК в ФСБ сообщали, что оперативники вышли на Соколова и его подельников в ходе расследования причастности силовиков Самарской области к деятельности той самой преступной группировки «Законовские». На связь с «Законовскими» проверяют и Соколова. В рамках уголовного дела также расследуется причастность Соколова и других арестованных к инсценировке терактов — то есть к подбрасыванию оружия и экстремистской литературы в офис строительной фирмы «МСА-Строй» (расположена в городе Тольятти Самарской области).

По одной из версий, у руководства «МСА-строй» был серьезный конфликт с ОПГ «Законовские», и «Законовские» хотели путем подброса оружия в «МСА-Строй» дискредитировать своих врагов. Есть другая версия, согласно которой Соколов и его подельники могли подбросить оружие в офис «МСА-строй» в рамках масштабной борьбы за одно из крупнейших предприятий российской химической промышленности — «Тольяттиазот». На территории «Тольяттиазота» как раз и находится офис «МСА-строй», куда было подброшено оружие. Дело в том, что в «Тольяттиазоте» уже несколько лет продолжается акционерный конфликт между предпринимателями Владимиром Махлаем и Дмитрием Мазепиным. Совладелец «МСА-Строй» Магомед Шишханов, которого пытались замазать в «терроризме», был тесно связан с Владимиром Махлаем, и именно против Махлая развернул явно заказную пропагандистскую кампанию ФИЦ «Аналитика и безопасность» Сергея Соколова.

В деле Сергея Соколова есть одна странность: следственные органы ничего не говорят (ни прямо, ни через «утечки от источников») об украинском аспекте деятельности политтехнолога. А там есть о чем поговорить. Украиной Соколов занимался очень плотно — настолько плотно, что СБУ завела на него уголовное дело. Украинская спецслужба подозревает Соколова в том же, в чем и ФСБ — в инсценировке терактов.

Как городок в Восточной Украине стал съемочной площадкой для антиукраинских фейков

До того, как официальный сайт ФИЦ «Аналитика и Безопасность» перестал работать (он закрылся вскоре после ареста Соколова), одной из главных тем публикаций на этом ресурсе была судьба украинки Дарьи Мастикашевой, арестованной СБУ по обвинению в государственной измене.

Дарья Мастикашева — уроженка города Каменское Днепропетровской области, с 2013 года была гражданской женой Сергея Соколова, имела вид на жительство в России. По версии СБУ, Мастикашева вместе со своим знакомым Александром Каратаем (также жителем Каменского) по заданию Соколова подыскала трех бывших участников военных действий на Донбассе (все они также жили в Днепропетровской области) и завербовала их на «строительные работы» в России. Заплатить обещали аномально много — тысячу долларов каждому за несколько дней работы. Правда, в задании для этих бывших украинских военных были странности. Находясь в России, они должны были вести фотосъемку ряда инфраструктурных объектов — станций московского метро, здания Ленинградского вокзала. Предполагалась и поездка этой группы «строителей» в Тольятти. В ходе поездки «строители» должны были звонить на определенные украинские телефонные номера и говорить по телефону фразы, заранее подготовленные для них организаторами поездки. Заподозрив неладное, трое строителей сбежали из Москвы, вернулись в Украину и рассказали обо всем СБУ. Вскоре Мастикашева и Каратай были арестованы украинской госбезопасностью.

В СБУ убеждены, что Соколов, Мастикашева и Каратай хотели инсценировать подготовку украинскими спецслужбами терактов в России.

Боец СБУ. Фото: Валерий Матыцин / ТАСС

Следует отметить, что это не единственная креативная операция Сергея Соколова на украинском фронте. Журналист Сергей Лойко в своем документальном фильме «Гибридная история» исследовал работу Соколова в Украине.

Одной из любимых тем соколовского ФИЦ «Аналитика и безопасность» была трагедия малазийского «Боинга», сбитого над Донбассом летом 2014 года. Соколов в многочисленных интервью и комментариях утверждал, что лайнер погиб в результате взрыва бомбы на его борту. Бомба же, по словам Соколова, была заложена на борт самолета в Нидерландах. Сейчас эта «версия» воспринимается как бред сумасшедшего, но в 2014—2015 годах подобные «версии», подкрепленные грубо сфальсифицированными «доказательствами», буквально затопили российское информационное пространство.

В качестве доказательства Соколов демонстрировал некую аудиозапись, на которой якобы были переговоры между пилотом украинского военного самолета и украинским диспетчером, наблюдавшими лайнер и момент его крушения. В интервью Сергею Лойко Соколов утверждал, что приобрел через свою «агентуру» в Украине эту запись у сотрудников СБУ. Соколов заявил, что купил «оригинал записи» за 50 тысяч долларов у украинца Сергея Сергиенко, который был порнографом и сутенером. Живет этот Сергей Сергиенко в городе Каменское Днепропетровской области — он земляк, и, по некоторым данным, давний знакомый Дарьи Мастикашевой.

Проявил свои расследовательские и аналитические навыки Сергей Соколов и в истории с убийством в Киеве экс-депутата Госдумы Дениса Вороненкова. Соколов и его формальный руководитель по ФИЦ «Аналитика и безопасность» Руслан Мильченко были главными героями программы «Пусть говорят» на Первом канале и продвигали там теорию смерти Вороненкова от рук днепропетровской ОПГ при участии СБУ. Гвоздем программы было «эксклюзивное интервью», взятое «агентами Соколова» у «профессионального киллера», который якобы устранил убийцу Вороненкова. Этот «второй киллер», чьей задачей, по словам Соколова, было уничтожение непосредственного исполнителя убийства экс-депутата, впоследствии должен был быть «зачищен» СБУ", но «сумел сбежать».

Программа «Пусть говорят» на всю страну показывала в эфире видеозапись, на которой некий мужчина представляется «Соболем» — по его версии, кличку дали ему друзья за то, что он «с детства увлекался охотой и попадал зверю в глаз». «Соболь» рассказывает о том, как сразу после убийства киллером Вороненкова застрелил исполнителя этого заказного убийства (напомним, на самом деле киллер Паршов был смертельно ранен охранником Вороненкова).

Сергей Лойко сумел найти человека, снявшегося для Соколова и Первого канала в роли «профессионального убийцы» — это был безработный Андрей Скипочка, житель все того же города Каменское Днепропетровской области. Снимал его на видео в Каменском Александр Коротай — земляк и подельник Дарьи Мастикашевой. Он пообещал Скипочке за съемку пять тысяч долларов США, но заплатил лишь 4650 гривен.

Еще одно «видеорасследование» Соколова — сюжет про «лагерь террористов», якобы расположенный на территории Украины. Это видео было снято Александром Каратаем при участии ветерана АТО, бывшего тракториста Юрия Бондаря — тоже, разумеется, жителя города Каменское. Позднее Бондарь был отправлен в Москву в числе троицы «строителей». Каратай просто снимал неохраняемый, пустующий палаточный лагерь, принадлежащий украинскому Минобороны, а Бондарь озвучивал заранее приготовленный закадровый текст про подготовку диверсионных групп.

По сути, вся «агентурная сеть» Сергея Соколова на территории Украины представлена уроженцами города Каменское — земляками его гражданской жены Дарьи Мастикашевой. Они являлись актерами, операторами, статистами для всех его фейковых сюжетов.

Покаяние в Лефортово

В апреле 2018 года РБК опубликовал выдержки из покаянного письма Сергея Соколова, уже два месяца находящегося в эфесбешном СИЗО «Лефортово». Соколов в пафосном стиле, постоянно упоминая Бога и пускаясь в философские рассуждения, просит прощения и кается. «Это письмо — мое покаяние перед Богом, родными и теми людьми, которым я делал зло. Покаяние перед всем миром и попытка полностью изменить свою жизнь», — цитирует Соколова РБК.

В письме бывший эксперт ФИЦ «Аналитика и безопасность» рассказывает о деятельности этого учреждения. Согласно Соколову, «Аналитика и безопасность», по сути, являлась конторой по производству заказного «черного пиара» и созданию компрометирующих кейсов. В письме говорится о работе против целого ряда крупных бизнесменов и чиновников, в том числе против нынешнего спикера Госдумы Вячеслава Володина и замначальника управления внутренней политики администрации президента Тимура Прокопенко.

Сергей Соколов во время заседания Лефортовского районного суда, 17 января 2018 года. Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ

Соколов пишет, что некий «высокопоставленный чиновник и политик» обратился к нему с просьбой дискредитировать Володина, в тот момент являвшегося заместителем главы Администрации президента. Соколову предложили «обвинить Володина и приближенных ему сотрудников Администрации президента в связях со спецслужбами США». В рамках исполнения этого заказа Соколов сфальсифицировал электронную переписку между «приближенным к Володину» Тимуром Прокопенко и неким «одиозным украинским политологом». Переписка должна была указать на «связь Володина с ЦРУ через этого политолога». Правда, антиволодинский проект так и не был реализован, потому что у Соколова испортились отношения с заказчиками.

Также лефортовский арестант упоминает о работе по дискредитации руководства «Тольяттиазота». Соколов признается, что готовил «целую серию компрометирующих материалов и формировал целый ряд фиктивных ситуаций», в результате чего руководители предприятия «должны были оказаться за решеткой по обвинению в связях с украинскими террористическими группировками».

Соколов признает свою вину и в том, что Дарья Мастикашева сейчас находится в украинской тюрьме. «Дело в том, что в моей последней „работе“, за которую я задержан, речь в том числе шла об откровенной фальсификации, откровенных провокациях и дискредитации украинского государства», — сказано в письме Соколова.

Неизвестные заказчики «террористических» авантюр

Большая часть перечисленных в письме «подвигов» «экс-охранника Березовского» вполне укладывается в схему работы типичного российского пиар-агентства, специализирующегося на «черной заказухе». Фабрикация и размещение в СМИ (главным образом маргинальных, специально для этого созданных) компрометирующих сюжетов, травля людей по заказу — в этом нет ничего нового и интересного.

Даже выпуск фальшивых «расследований» на украинскую тематику (типа интервью с фейковым киллером или создание очередной бредовой версии крушения малазийского «Боинга») можно объяснить желанием быть в лоялистском тренде, продвижением ФИЦ «Аналитика и безопасность» в медиа, повышением цитируемости ФИЦ и лично Соколова как «эксперта» и «расследователя».

Но инсценировка терактов — это совершенно другой уровень, иная специализация. Даже если планировалось остановиться на стадии «подготовки терактов», и не осуществлять реальных взрывов. Это работа не для обычного частного пиар-агентства, сколь бы скандальным и одиозным оно ни было.

В покаянном письме Соколова есть один существенный изъян: перечисляя свои платные спецоперации, он ни разу, ни по одному эпизоду не называет ни одной фамилии заказчика и даже не намекает на служебное положение, ведомственную принадлежность этих заказчиков. Не раскрываются и личности заказчиков «террористических проектов».

Рассказывая о попытке дискредитации руководства «Тольяттиазота» при помощи «террористических» фейков, Соколов лишь сообщает, что делалось это по инициативе «неких высокопоставленных людей», желавших «получить то, что им не принадлежало».

Упоминая Дарью Мастикашеву и «откровенные провокации», «дискредитацию украинского государства», Соколов опять говорит, что работа велась «по заказу и на деньги очень высокопоставленных заказчиков».

Насколько высокопоставленными должны быть заказчики, которые ставят своим наемникам задачи, вплотную граничащие не только с терроризмом, но и с вопросами войны и мира? Каков должен быть уровень политической отмороженности или веры в свои силы у людей, планирующих медийный скандал с «подготовкой украинскими спецслужбами терактов против гражданских объектов в России»? Последствия такого скандала могут так далеко выйти за рамки российской, украинской и даже европейской безопасности, что тут и захват Крыма покажется безобидной прогулкой.

Но Соколов, признавая сам факт «украинских» террористических авантюр, избегает деталей и пока не называет лиц и организаций, заинтересованных в таких опасных проектах.

Нельзя, впрочем, исключать, что аресты высокопоставленных офицеров самарского ФСБ (напомним, интерес к ним у следствия, как и в случае Соколова, связан в том числе с ОПГ «Законовские») — часть разборок в российских спецслужбах из-за странной «украинско-террористической» работы ФИЦ «Аналитика и безопасность».

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Игорь

    неужели, этот бред кто-то будет воспринимать всерьез?
    на чем авторы такого рода новостей зарабатывают?

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: