МБХ медиа
Сейчас читаете:
Частные машины в скорой помощи. Почему это плохо работает

Частные машины в скорой помощи. Почему это плохо работает

30 июля в Йошкар-Оле водители скорой помощи собрались у станции из-за невыплаты зарплаты. Главврач открестилась от бастовавших, заявив, что им должна перевести деньги аутсорсинговая компания, ООО «Эффективная система здравоохранения», которая предоставляет скорой автомобили и нанимает водителей. Такая система внедрена в работу станций скорой помощи уже давно и по всей России, но вместо желанной разгрузки бюджета она приносит лишь новые проблемы. Разбираемся, как работает аутсорсинг в скорой помощи и почему от него страдают и водители, и больные.

История процесса

В марте 2016 года президент России Владимир Путин подписал поручение Минздраву обдумать вопрос передачи функций скорой помощи частным компаниям. К тому времени в некоторых регионах уже существовали пилотные проекты взаимодействия станций скорой помощи с коммерческими фирмами, пока что только на уровне содержания автопарка: если по классическому сценарию служба неотложек сама должна закупать и ремонтировать автомобили, то теперь эта задача, как и найм водителей, передавалась в ведение аутсорсинговых компаний. Работа скорой оплачивается по часам, и теперь эта сумма передается собственникам, у которых станция арендует машины с водителями, зато и весь необходимый ремонт или обновление автопарка ложился на плечи частных компаний. Это должно было не только упростить работу станций скорой помощи, но и уменьшить траты из бюджета. В июне 2016 в Министерстве здравоохранения заявили, что врачи и фельдшеры должны остаться в ведении государства, а вот транспортный аутсорсинг одобрили.

Первопроходцем в этой сфере оказался предприниматель из Перми Евгений Фридман. Еще в 2008 году он представил и воплотил проект взаимодействия станций скорой помощи Пермского края и частного бизнеса, обеспечив станции скорой помощи 25 новенькими Fiat Ducato. Впрочем, заграничные микроавтобусы пришлось вскоре заменить на привычные «Газели», потому что ни запчастей, ни станций техобслуживания для «фиатов» в Перми не было. Водителей сначала нанимала еще одна отдельная компания, но после невыплат зарплат все функции на аутсорсинге были сосредоточены в руках Фридмана и его фирмы «Новоскор» («Новая скорая помощь»).

Автопарк компании «Новоскор» в Уфе. Фото: Новоскор МедТакси Уфа / Вконтакте

Свою инициативу пермский бизнесмен смог развить и в других городах, например, в Уфе, Кирове, Екатеринбурге и Балашихе. А вот в Волгограде от аутсорсинговых услуг «Новоскора» властям пришлось отказаться: водители отказались работать на новую фирму, где сотрудников с большим стажем и новичков могли уравнять в зарплате. Да и сами предоставленные фирмой машины не соответствовали стандартам.

Снижается ли действительно нагрузка на бюджет, остается неясным. Зато деньги уходят из государственной системы в руки частного бизнеса. Фридман утверждал, что автомобили отдаются в аренду по той же цене, что и при взаимодействии с государственным автопарком — это еще одна, более старая форма аутсорсинга — но плата за машино-час после передачи транспортных функций из МУП в ООО в Перми увеличилась с 275 до 300 рублей.

Сейчас к монополии на транспортный аутсорсинг идет «Эффективная система здравоохранения»: фирма обслуживает Свердловскую и Вологодскую области, а также республики Чувашия и Марий Эл. Но в работе подрядчика есть существенные проблемы даже помимо неоднократных задержек по зарплатам: так, в 2016 году она на день задержала поставки машин на подстанции в Перми, когда сменила там «Новоскор», чуть не оставив жителей города без скорой помощи.

Чем это грозит?

Главная опасность транспортного аутсорсинга в системе скорых — это возможность банкротства любой коммерческой фирмы. «Во-первых, частник может прогореть. Во-вторых, у него могут отозвать лицензию. И что тогда делать скорым? Не выходить на линии?» — возмущается председатель профсоюза «Фельдшер.ру» Дмитрий Беляков. Отказавшись от бюджетного автопарка, станции скорой медицинской помощи однажды могут внезапно остаться без машин, и ехать к больным будет просто не на чем.

Кроме того, из-за аутсорсинга части функций происходит раскол бригады. Дмитрий Беляков объясняет, что, хотя на человеческие отношения разные работодатели не влияют, в работе появляются новые трудности: «Если автопарком заведует частник, то он будет больше следить за своим транспортом и настойчиво рекомендовать водителям не выезжать на встречку, не бить машины. Государственное предприятие, как в Москве, тоже диктует водителям свои законы, и они идут вразрез с теми требованиями, которые дают медикам. Если медикам сказали: схватил и быстро, невзирая ни на что, повез, с мигалками, с сиренами, по встречке, чтобы только довезти, то водитель может сказать: а у меня распоряжение начальства не рисковать. Нет никакой согласованности». Появляется опасность того, что больного не успеют вовремя доставить в больницу, лишь бы не рисковать машиной.

Для работников же одна из главных проблем — нарушение правил оплаты труда. Еще в феврале 2016 года был протест в Кирове, где водители получили только половину обещанной зарплаты за январь от аутсорсеров ООО «Кировмедавтотранс» и ООО «Медицинский транспорт». Тогда станции скорой помощи сменили поставщика услуг на межрегиональную компанию «Эффективная система здравоохранения». Эта фирма с 2014 года работает в Архангельске, где также фиксировались систематические задержки заработной платы, а летом 2018 года задолжала сотрудникам в Йошкар-Оле зарплату за два месяца. Когда же они начали бороться за свои заработанные деньги, направив письмо в администрацию, одного из водителей и вовсе уволили. В конце июля работники автопарка неотложки устроили мини-забастовку, но длительный протест для них недоступен — он может стоить жизни невинным людям, к которым не приедет скорая.

А в Уфе ситуация приобрела другой оборот: там водителей при переходе на аутсорсинговое предприятие заставили оформить себя как индивидуальных предпринимателей. Они не числятся в штате, а трудоустроены по договорам, которые заключаются заново каждый месяц. К началу июля 2018 года 70 водителям задолжали суммарно около 4 миллионов рублей — зарплату им не платили с апреля. Их акция протеста против беспредела работодателя, ООО «Автотранском», продлилась всего 30 минут, в течение которых вызовы принимала другая станция скорой помощи.

Пока что частные компании могут договариваться только о поставках машин и найме водителей скорой помощи, а остальные составляющие находятся в ведении основного медицинского страхования. Будут ли в дальнейшем включены в систему аутсорсинга и фельдшеры, и врачи, и специальное оборудование, сказать сложно, но это будет означать окончательный вывод скорых из системы не только бюджетного, но и страхового финансирования. «Я не удивлюсь, если скорую помощь скоро сделают полностью частной и будут на ней зарабатывать деньги, но не сотрудники, а владельцы», — подводит итог Дмитрий Беляков.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: