МБХ медиа
Сейчас читаете:
Смерть Захарченко: внутренний заговор или продолжение обмена диверсионными ударами между Украиной и сепаратистами?

На убийство в Донецке главы самопровозглашенной ДНР Александра Захарченко единодушно-уверенно отреагировали только руководство РФ и ДНР, а также лояльные Кремлю пресса и блогеры — они винят в организации взрыва Киев. Остальные перебирают версии.

Официальная Москва не стала ждать даже предварительных результатов расследования. Еще дымилось разнесенное взрывом кафе «Сепар», а Владимир Путин уже заявил: «Те, кто выбрал путь террора, насилия, запугивания, не хотят искать мирное, политическое решение конфликта, не хотят вести реальный диалог с жителями юго-востока, а делают опасную ставку на дестабилизацию ситуации, на то, чтобы поставить народ Донбасса на колени».

По мнению Путина, Захарченко «был настоящим народным лидером, смелым и решительным человеком, патриотом Донбасса». «В трудное для своего родного края время он встал на его защиту, взял на себя огромную личную ответственность, вел за собой людей», — сказано о покойном на сайте Кремля.

Официальный представитель МИД Мария Захарова сформулировала обвинения в отношении Киева еще четче: «То, что за этим террористическим актом стоит киевский режим, сомнений нет теперь никаких». Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело об «акте международного терроризма».

При этом сам «киевский режим» открещивается от уничтожения господина Захарченко. В последние годы Украина усиленно прославляет свои вооруженные силы и спецслужбы, а бойцы украинских Сил специальных операций под аплодисменты маршировали в новой форме через центр Киева на недавнем военном параде. Но записывать на свой счет довольно профессионально проведенную операцию по убийству главы ДНР официальные лица в Киеве не стали. Например, руководитель аппарата СБУ заявил, что Захарченко погиб в результате внутренней борьбы в ДНР, связанной «с перераспределением отжатого бизнеса».

Украинские националистические организации также не берут на себя ответственность за взрыв в кафе «Сепар» и, напротив, считают, что к произошедшему причастна РФ. Например, представитель движения «Правый сектор» (в РФ признано экстремистским и запрещено) Артем Скоропадский заявил «МБХ медиа», что «смерть Захарченко — абсолютно закономерное явление». По мнению Скоропадского, «Кремль явно избавляется от своих лакеев, которые были выгодны ему в начале оккупации Крыма и Донбасса».

На месте взрыва, 1 сентября 2018 года. Фото: Alexander Ermochenko / Reuters

«Совершенно понятно, что люди, подобные Захарченко — всякие „Гиви“, „Моторолы“ (боевики, ранее погибшие в результате покушений в ДНР. — „МБХ медиа“), прочие „народные командиры“ в Москве сейчас никому не нужны. Марионетки — они и есть марионетки, судьба их всегда незавидна. Кремль понимает, что он проиграл на Востоке Украины, ему нужно сделать вид, что он тут не при делах. Думаю, что большинство так называемых „командиров ополчения“, связанных с Москвой, ждет такая же судьба. Путин просто заметает следы своего участия в оккупации Донецка. Захаренко знал, на что шел и с кем он имел дело» — говорит Скоропадский.

Впрочем, некоторые публичные лица в Киеве настолько рады случившемуся, и настолько сильно хотят верить в руку украинских спецслужб, что не могут удержаться от провокационных намеков. Например, советник президента Украины Юрий Бирюков на своей личной странице в Фейсбуке разместил фотографию командующего Силами специальных операций Украины генерал-майора Игоря Лунева в военной форме и подписал: «Обожаю эту фотку…». Пост Бирюкова тут же был замечен российскими прокремлевскими СМИ, которые начали писать, что «советник Порошенко намекает на причастность Киева к гибели Захарченко».

Убийства лидеров сепаратистов на Донбассе — явление не новое. Они достаточно часто гибли вдали от линии фронта от рук неустановленных убийц. В 2015 году в ЛНР был расстрелян из автоматов автомобиль полевого командира Александра Беднова («Бэтмена»). В этом же году в ЛНР были убиты еще один полевой командир — Алексей Мозговой, и «казачий атаман» Павел Дремов.

Несмотря на заявления руководства сепаратистов об «украинских диверсионных группах», и даже несмотря на заявления виртуальных и самозваных «диверсантов», бравших на себя ответственность за убийства, мало кто сомневался в том, что украинцы здесь не при чем. Даже большинство сепаратистов Донбасса считали, что Дремов, Беднов и Мозговой погибли от рук «своих». Вопрос был лишь в том, по чьему приказу убивали: Москвы, желавшей избавиться от чрезмерно идеологизированных и неуправляемых полевых командиров, или руководства ЛНР, опасавшегося внутренней конкуренции.

А вот произошедшие в ДНР в 2016—2017 годах убийства Арсения Павлова («Моторолы») и Михаила Толстых («Гиви») были мало похожи на убийства в ЛНР.

Арсений Павлов. Фото: Alexander Ermochenko / Reuters

«Моторола» и «Гиви» в отличии от Беднова и Мозгового, были политически не амбициозны, не строили из себя интеллектуалов и идеологов, хорошо понимали свое место в иерархии сепаратистов. Само их появление в качестве «телезвезд» во время активной фазы донбасской войны было обусловлено необходимостью заменить выдавленных с Донбасса харизматиков Игоря Стрелкова и Игоря Безлера «простыми парнями», «героями из народа». По поводу смертей «Моторолы» и «Гиви» нет единодушия. Одни источники «МБХ медиа» среди сепаратистов считали, что боевиков могли устранить украинские спецслужбы, другие источники допускали, что Павлов и Толстых стали жертвой донецких бизнесменов, начавших возвращаться в регион после стабилизации ситуации — якобы влиятельные коммерсанты были недовольны махновщиной и жадностью Павлова и Толстых.

Смерть Александра Захарченко выглядит еще более странной и труднообъяснимой, чем смерть «Моторолы» и «Гиви». Этот человек был полностью управляем из Москвы, начисто лишен и возможности проявлять политическую инициативу, и самой способности ее проявить. Летом 2018 года в ДНР все говорили о скорой и неизбежной отставке Захарченко, которую он, разумеется, готов был безропотно принять. Таким образом, любые политические или коммерческие конфликты, связанные с его лидерством в ДНР, решались бы.

По одной из версий, реальной целью покушавшихся был не Захарченко, а раненый во время взрыва близкий соратник главы ДНР, вице-премьер Александр Тимофеев по кличке «Ташкент». Именно «Ташкент» контролировал оборот угля в ДНР, практически всю контрабандную торговлю как с Россией, так и с Украиной.

В пользу скорее донбасского, чем киевского следа могут свидетельствовать сами обстоятельства взрыва в кафе «Сепар»: поминки по певцу Иосифу Кобзону готовились под контролем службы безопасности Захарченко, само кафе считалось среди лидеров ДНР «своим», было многократно проверено. При этом взрывное устройство было размещено довольно надежно (в одном из осветительных приборов), и было достаточно мощным. Если Захарченко погиб не в результате внутреннего заговора, а в ходе операции спецслужб Украины, это может говорить об очень высоком уровне их профессионализма (которого несколько лет назад не наблюдалось).

Впрочем, по некоторым данным, уровень подготовки украинских спецслужб растет, и в первую очередь это касается армейских структур — Главного управления разведки и Сил специальных операций.

Обмен диверсионными ударами между Украиной и прокремлевскими сепаратистами начался не вчера. В марте 2017 года в результате взрыва автомобиля в Мариуполе погиб начальник управления контрразведки СБУ в Донецкой области Александр Хараберюш. А летом 2017 года в Киеве в своем автомобиле был взорван полковник Главного управления разведки Максим Шаповал. Во многом именно с Максимом Шаповалом связывают возрождение армейской разведки в Украине.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: