МБХ медиа
Сейчас читаете:
Сергей Жаворонков: «В гибридных выборах с гибридным результатом проиграли все»

Экономист Сергей Жаворонков, член совета фонда «Либеральная миссия», с цифрами в руках подводит подробные итоги президентских выборов по стране и делает следующий вывод: победителей в предвыборной гонке не оказалось, но и отчаиваться не нужно.

Сергей Жаворонков

На состоявшихся 18 марта 2018 г. выборах разные политические силы ставили разные цели. Владимир Путин не ставил цель победить: эта цель, в силу конструкции системы, уже была достигнута. Он ставил цель победить с высоким результатом, высокой явкой, и при минимуме доказанных фальсификаций. Еще за год до начала выборов, по многочисленным утечкам в СМИ, не опровергаемым Кремлем, курирующий политику замглавы администрации Сергей Кириенко, поставил перед чиновниками задачу добиться 70% явки и 70% голосов за Путина. Задача эта казалось невероятно сложной, потому что многие среди тех, кто на выборы не ходит, настроены по отношению к власти критически. В ситуации же мобилизации они вполне могут проголосовать против действующего руководителя. Нечто подобное мы наблюдали на малоизвестном, но очень показательном примере выборов губернатора Иркутской области в 2015 г., где действующий губернатор от «Единой России» Сергей Ерощенко набрал в первом туре 49.6% при явке 29.1%, а во втором туре проиграл, набрав лишь 41.4% при явке в 37.2%. Избиратели поверили, что от них что-то зависит и скинули непопулярного губернатора, несмотря на то, что его соперник — Сергей Левченко был мало чем примечателен и проигрывал губернаторские выборы еще в начале нулевых годов. Однако, как оказалось, у Кремля в прикупе оказалось еще несколько карт, и далеко не все из них — крапленые.

Недопущенный к выборам оппозиционер Алексей Навальный официально ставил задачу снизить явку на выборах (хотя бы в крупных городах, где есть наблюдатели, в которые он предлагал записываться) и неофициально, но вполне четко — не допустить голосования за Ксению Собчак и Григория Явлинского, воспринимаемых им как конкурентов на либеральном фланге. Именно им, а не другим участникам выборов, была посвящена основная критика Навального. Прочие кандидаты и партии, их выдвинувшие, ставили задачу показать достойный результат, причем в силу близости левопопулистской повестки, кандидат КПРФ, предприниматель-аграрий Павел Грудинин воспринимался как конкурент лидера ЛДПР Владимира Жириновского, а декларирующая либеральные взгляды Собчак — как конкурент лидера «Яблока» Явлинского, проигравшего парламентские выборы 2016 г., однако получившего хороший результат (9.5% в Москве, и 9.7% в Петербурге) в столицах и ряде других регионов.

Избирательная кампания В. Путина прошла традиционно — позитивное освещение на всех телеканалах, билборды по всей стране, огромное количество приглашений на выборы (в почтовый ящик, путем смс). В некоторых регионах (не во всех) на избирательных участках предлагали дешевые продукты, какие-то конкурсы, викторины и прочие развлечения. От дебатов Путин, как всегда, отказался (что, впрочем, естественно для лидера гонки — например, Борис Ельцин в 1991 и 1996 г. поступал так же). Была серьезно изменена система голосования избирателей, кто в день выборов не находится по месту своей регистрации. Если раньше необходимо было брать открепительный талон по месту основной регистрации, то теперь можно было сделать и так, и открепиться от участка на сайте государственных услуг, обозначив заранее конкретное место своего голосования. В результате, количество голосующих по такой схеме выросло — если в 2012 году на президентских выборах (корректно сравнивать именно с ними, а не с парламентскими выборами 2016 г., так как на парламентских выборах явка всегда ниже) проголосовало 1.6 млн. избирателей, то в 2018 г. «открепилось» почти 6 млн. избирателей. Сколько из них проголосовало, в точности неясно — данная статистика не входит в избирательный протокол, хотя и имеется в наличии на каждом участке. По опыту наблюдателей, большинство «открепившихся» проголосовало. Среди них, вне всякого сомнения, были как представители классических «каруселей» (такие, например, были зафиксированы в Новой Москве), так и многочисленные внутренние мигранты — жители Москвы и других крупных городов, зарегистрированные в других регионах, которые раньше не голосовали, так как обычный человек не полетит за открепительным из Москвы на родину в Хабаровск. Доказательств того, что те, кто откреплялся на сайтах государственных услуг, могут сделать это несколько раз, не обнаружено, а вот многократная выдача направлений на участки в центрах государственных услуг была вполне возможна.

Была и серьезная внутренняя миграция внутри участков в одном и том же регионе. Так, например, есть факты массовых приписок граждан к участкам общежитий МГУ и МФТИ, которые традиционно голосовали против Путина, на участке МГУ таких «открепившихся» голосовало больше, чем самих студентов (впрочем, результат Путина там все равно намного ниже общего). А крупные студенческие общежития Высшей школы экономики в Одинцово, которые образовывали ранее два отдельных участка, были расформированы и перетасованы с окрестными домами. Впрочем, по оценке одного из известных российских электоральных географов Сергея Шпилькина, фальсификаций на выборах 2018 г. было меньше, чем на всех выборах, начиная с 2007 г. Они составили примерно 10 млн. голосов, причем в большинстве регионов их не отмечено (в 2008 г. — 14.6 млн., в 2012 г. — 11.4 млн.). Их география была примерно та же, что и обычно — республики Северного Кавказа, Татарстан, Башкортостан, Мордовия, Кемеровская область и т. п., где они носили сплошной характер. Кое-где их удалось зафиксировать. Например, на тех участках в Чечне, где высадился десант наблюдателей из других регионов, явка падала до 35−36% при общей явке в 83% (но в целом, даже общая явка по сравнению с 2012 г. упала). В целом, движение наблюдателей снизилось, и, хотя Навальный подчеркивал, что бойкот выборов нужно совместить с наблюдением, это не вполне удалось.

Во время голосования на Казанском вокзале на выборах президента РФ, 18 марта 2018 года. Фото: Максим Григорьев / ТАСС

В целом, по официальным данным Путин набрал 76.6%, 56 млн. 430 тыс. голосов, при явке 67.4%. Таким образом, план по проценту Администрация Президента выполнила, по явке — нет. Вместе с тем, явка с 2012 года очевидно выросла. В Москве она, например, составила 59.9% (на президентских выборах 2012 г. — 58.1%, на парламентских выборах 2016 г. — 37.7%). География голосования за Путина в этот раз сильно отличалась от 2012 и 2016 г. Если тогда наиболее низкие результаты властями были получены в крупных городах и некоторых бедных регионах (Ярославская, Костромская, Омская область, Алтайский край), то в этот раз худшие результаты Путин показал на Дальнем Востоке (самый низкий в Якутии — 64.3%, ниже 70% еще в 6 регионах Дальнего Востока, Алтайском крае и Костромской области). Думается, что кроме фактора хронической бедности, тут сказалась и депопуляция — значительная часть населения, прописанная в этих регионах, голосовала по месту своего реального обитания, повышая процент Путина и явку не там, а в Москве, Петербурге и т. п. Это же усложняло «карусели», для которых просто было мало сырья.

П. Грудинин, Г. Явлинский, К. Собчак, кроме телерекламы, провели очень «рваные» в региональном разрезе кампании. Где-то были билборды и распространялись газеты, где-то нет. Например, наружная реклама у Грудинина была в Петербурге, но не было в Москве. Явлинский неплохо распространил печатные материалы в Москве, чего нельзя сказать о Собчак, но зато она напечатала свои тиражи еще в середине февраля, а не в начале марта, и лучше распространила ее в регионах. Несмотря на кампанию черного пиара по гостелеканалам и в интернете, Грудинин намного опередил Жириновского — 11.7% против 5.6%. Грудинин набрал на 2% меньше КПРФ на парламентских выборах, но в абсолютных голосах на 1.5 млн. больше, в то время как Жириновский ухудшил свой процент более чем в два раза. Грудинину, баллотирующемуся в первый раз, удалось как удержать традиционный электорат КПРФ, так и прибавить протестные голоса, в том числе части либералов, недовольных несерьезным образом «светской львицы» Собчак и уставших от находящегося в политике уже 25 лет и не имеющего опыта государственного управления Явлинского. Он оказался на втором месте и в Москве с 12.4% (в 2012 г. второе место с 20% набрал Прохоров). Кстати, образ Грудинина как успешного предпринимателя, парадоксальным образом совпадает и с образом Прохорова, несмотря на адресованные левым заявления про усиление государства в экономике и т. п. При этом, обвинения Грудинина в нечестной приватизации своего предприятия, наличии швейцарских счетов и т. п. снижали традиционный электорат КПРФ, который наоборот, уходил к Путину. В региональном разрезе наблюдается четкая корреляция высокого процента Грудинина и низкого Путина. Максимальный результат Грудинин набрал там же, где Путин минимальный, в Якутии (27.2%), а также в Приморском и Алтайском крае. Жириновский традиционно набирает на президентских выборах меньше парламентских, но в этот раз показал худший результат с 2000 г. (тогда 2.7%). Он сделал ставку исключительно на телевизор и наружную рекламу, которой было много. Учитывая его риторику, практически полностью копирующую путинскую в своем антизападничестве, миграция многих его избирателей к Путину логична. В столицах Жириновский набрал менее 5% голосов, причем в Петербурге отстал и от Ксении Собчак.

Кандидаты, позиционирующие себя как либеральные, набрали почти столько же, сколько «Яблоко» и «Парнас» в сумме на парламентских выборах 2016 г. (Собчак 1.68%, Явлинский 1.05% - в сумме 2.73%, в 2016 г. «Яблоко» и «Парнас» 1.99 и 0.73% - в сумме 2.72%). В целом, повышенный процент этих кандидатов наблюдался там же, где и в 2016 г.: в крупных городах, а в них — в районах с дорогим жильем. Например, наивысший процент Ксения Собчак — 8.8% - набрала в районе «Тверской» Москвы, Калининградской области, Карелии, на зарубежных участках в развитых странах Запада, на участках студенческих общежитий. При этом, нет ни одного района, где Собчак набрала бы меньше, чем Явлинский, то есть, он очевидно проиграл конкуренцию за ту часть либералов, кто считает необходимым в любом случае участвовать в голосовании. Но так как в крупных городах электорат был размыт иногородними, голосовавшими по месту работу, то больший интерес представляют зарубежные участки в развитых странах (вроде США, где в 2016 г. «Яблоко» и «Парнас» в сумме набрали более 50%, а в 2012 г. побеждал Прохоров) и студенческих общежитиях (в МГУ и МФТИ «Яблоко» набирало более 35%). По ним можно попробовать понять соотношение популярности Грудинина, Собчак, Явлинского и бойкота выборов среди базового либерального электората.

Во время голосования на выборах президента РФ на избирательном участке. Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Впрочем, надо сказать, что Навальный и в 2016 г. в конечном счете призвал к бойкоту выборов, но в 2018 г. это была долгая и прямая кампания. Итак, в 2012 г. в США (Навальный тогда призывал голосовать за любого кандидата, против Путина) проголосовало 11 175 человек. В 2018 году меньше — 8357 человек (в 2016 году, для сравнения, что естественно для парламентских выборов, еще меньше, 4532). При этом, в 2012 году Путин набрал 29.97%, в 2018 г. — 62.95%. Прохоров в 2012 году набрал 52.41%, Зюганов 9.35%, Сергей Миронов — 4.04%, Жириновский 2.51%. Собчак и Явлинский в 2018 г. набрали 16.31 и 5.49% (в сумме 21.8%), Грудинин 9.61%, Жириновский — 1.7%. Путем несложных подсчетов видно, что явка «базового» либерального электората в голосах сократилась на 25.2%, на 4 тыс. (исходя из гипотезы, что в целом сознательно бойкотировали выборы именно они). Собчак и Явлинский в голосах сохранили 31% от либерального электората 2012 г. Это примерно соответствует той пропорции, которая проводилась на либеральных интернет-ресурсах в рамках избирательной кампании 2018 г. относительно бойкота/участия в выборах в существующей ситуации. Можно сказать, что Навальный выиграл это состязание, но треть голосов Собчак/Явлинского это тоже немало. А вот количество «новых» голосов за Путина выросло даже на участках США: с 3.4 тысяч в 2012 году до 5.2 тысяч в 2018 г. (на 1.9 тыс., плюс 57%). При этом, в абсолютных голосах Грудинин по сравнению с Зюгановым не прибавил за счет более высокой явки, а наоборот, прилично потерял (примерно 250 голосов, или чуть менее 25% от того, что было).

Да, эти потери не так сильны, как у либеральных кандидатов (69%), но тоже ощутимы. То есть, наблюдается положительная корреляция между голосами за Собчак, Явлинского и Грудинина даже там, где, казалось бы, нет искажения за счет фальсификаций или голосования граждан, по менталитету сильно отличных (как жители Москвы и внутрироссийские трудовые мигранты в Москве). При этом, если бы «либеральный» электорат хотя бы сохранился на участках США на уровне 2012 г., то он опередил бы даже выросший с 2012 года электорат Путина. Речь идет о двух перпендикулярных процессах, наносящих ущерб именно оппозиционерам — росте явки избирателей Путина, и падению явки его оппонентов. Сторонники бойкота иногда любят говорить, что даже лучше, чтобы Путин набрал «туркменский» результат на выборах, тогда, мол, ни у кого не будет иллюзий относительно существующего в России режима. Однако факт в другом: явка составляет вполне себе «спокойные» 67.4% (например, на недавних президентских выборах во Франции явка в двух турах составила 74−77%). Результат Путина выше, чем обычно набирают победители на прямых президентских выборах в демократических странах, но тоже нельзя расценивать его для не погруженного в российские реалии наблюдателя как ненормальный (76.6% при, например, 66.1% у Э. Макрона в той же Франции).

Голосования на участках студенческих общежитий менее информативны, особенно в МГУ, но тоже примечательны, исходя из гипотезы, что лица, преднамеренно «открепленные» на эти участки, голосовали примерно так же, как регион в целом. На участке МГУ Грудинин набирает 15.2%, Собчак 8.8%, Явлинский 4.9%. На участке МФТИ — Грудинин набирает целых 25.7%, Явлинский 9.2% и Собчак 8.8%. То есть, среди оппозиционных голосов произошло заметное перераспределение их от Прохорова в 2012 году и партии «Яблоко» в 2016 г. к П. Грудинину и, в меньшей степени, К. Собчак. Конечно, из этого не стоит делать окончательный прогноз. Выборы в условиях авторитарного режима в существенной степени зависят от того, кто к ним допущен. Тот же М. Прохоров после успеха в 2012 году пробыл на политической сцене два невнятных года и объявил об уходе из политики. Нет гарантий, что к следующим выборам допустят и того же Грудинина, или Собчак. А вот А. Навальному, как трактуют закон российские власти, самое раннее возможно будет принять участие в выборах в 2028 г., с учетом его судимости (то есть даже за пределами следующей президентской каденции, начинающейся в 2024 г.).

Пока что можно сказать, что по-своему на выборах проиграли все. Путин не выполнил план по 70% явке, а выборы прошли с многочисленными (хотя и меньшими, чем в прошлые годы) зафиксированными нарушениями. Навальный не выполнил план по бойкоту (явка по отношению к прошлым президентским выборам незначительно, но выросла), Собчак и Явлинский не смогли добраться даже до психологически важного рубежа в 5% (который существует на парламентских выборах), Жириновский сильно уступил как Грудинину, так и самому себе на парламентских выборах 2016 г., Грудинин не достиг психологически важного рубежа в 15% (в одном из предвыборных эфиров он обещал в этом случае сбрить усы, но затем отказался от обещания, сославшись на фальсификации).

Но недовольным не стоит чрезмерно грустить. Славянофил Николай Данилевский написал много странных вещей, но одну очень верную — «В России все важные события случаются вдруг». Это касается и российских выборов, процент на которых может быстро меняться.

Все самое важное — в нашем Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 комментариев

Правила общения на сайте

  • Владимир

    Бездарь Путин выборы в очередной раз подделал!!!

    • Сергей

      Обидно на великий в прошлом народ России, но выбирать было не из кого.
      Все пустое место.

  • Максим

    Мнимая объективность. «В целом выборы прошли хорошо». Дядя, ты дурак?

  • Николай

    «При этом, в 2012 году Путин набрал 29.97%. Прохоров в 2012 году набрал 52.41%» Чтоооо?

  • Добро

    Недоумкам и врагам осталось только локоть или мускулюс глютеус партайгеноссе укусить. Бананы жрите — может поумнеете.:)

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: