МБХ медиа
Сейчас читаете:
Покушение в Солсбери: чему научились российские спецслужбы после убийств Яндарбиева и Литвиненко

В марте 2018 года после покушения на жизнь Сергея и Юлии Скрипалей британские власти заявили, что подозревают в совершении преступления агентов российских спецслужб. Хор прокремлевских СМИ, ольгинских ботов, анонимных телеграм-каналов и прочих работниц информационного фронта тут же обвинил Великобританию в антироссийской пропаганде и бездоказательном шельмовании. Были даже особенно тонкие публицисты, которые уравняли британские медиа с телеканалом Russia Today: мол, «и в России, и на Западе торжествует агитация, а не журналистика, мы стали свидетелями борьбы двух империй лжи, правды не существует».

И вот Лондон представил доказательства — объемные, увесистые, убийственные. Все время пребывания в Англии предполагаемых киллеров восстановлено чуть ли не поминутно — с маршрутами, видео, фото. Ни в отдельных деталях, ни в совокупности фактов этот пакет доказательств не оставляет сомнений в справедливости британских обвинений. И британцы дают понять, что выдана еще не вся известная им информация.

Например, они пока не называют настоящие имена «Александра Петрова» и «Руслана Боширова», хотя эти имена есть в распоряжении Лондона.

И у российских работниц информационной войны настали черные дни. Нужно как-то выруливать из безнадежной ситуации. Мы видим отчаянные попытки ухватиться хоть за какие-то «несостыковки» в версии официального следствия. Сперва попытались выстроить очередную конспирологическую теорию заговора против России, исходя из совпадения времени на камерах видеонаблюдения в аэропорту Гатвик — оба россиянина проходят по коридору после погранконтроля в одну и ту же секунду. Когда выяснилось, что коридоры разные, и Боширов с Петровым просто идут одновременно по двум параллельным коридорам, красивая конспирологическая теория рухнула.

Теперь приходится прибегать к старому проверенному приему. Агенты на видеокамерах похожи на российских оперативников и «топтунов» (похожи типологически, совокупностью одеяний, манер и мимики, уличный оппозиционер с наметанным глазом обратил бы на них внимание), и это обстоятельство порождает уже иной контртезис: «ну это же следование стереотипным представлениям о русских, разве может на самом деле российская разведка там топорно работать, это же очевидная постановка коварных англичан!».

Этот прием, как ни странно, хорошо действует при обработке российских граждан. Наши соотечественники в массе своей никогда не были высокого мнения о профессиональных и интеллектуальных качествах сотрудников МВД или гражданского чиновничьего аппарата. Но разнообразные российские спецслужбы до сих пор вызывают трепет, и уже в зависимости от политической позиции конкретного человека этот трепет смешивается с ненавистью или восторгом.

«Сотрудники ГРУ не могли так выглядеть на задании. Они не могли так наследить во время командировки. Это не сотрудники ГРУ». Причем к таким умозаключениям приходят зачастую люди, не видевшие ни одного достоверного действующего сотрудника спецслужб, и знакомые с разведкой по бульварным книгам с условным названием «Сто величайших шпионов».

Александр Петров и Руслан Боширов (слева направо), снятые камерами наблюдения в Солсберри, 4 марта 2018 года. Фото: Reuters

На самом деле сотрудники российской разведки еще и не так могут выглядеть на задании. Наследить на задании тоже могут еще и не так. Все мы помним, как очень засвеченный Андрей Луговой (на 2006 год фактически публичное лицо, фигурант нескольких скандалов в прессе) отправился в Лондон на встречу с Александром Литвиненко, имея при себе груз полония-210. В компании с Дмитрием Ковтуном Луговой загадил полонием едва ли не половину Лондона, в том числе свой номер в отеле, и благополучно отметился на записях многих видеокамер.

Куда менее памятна публике другая «блестящая» операция спецслужб РФ — убийство в 2004 году в столице Катара Дохе одного из лидеров чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева. Он был взорван в своем джипе, когда вместе с 13-летним сыном и двумя охранниками возвращался из мечети после молитвы. Яндарбиев и оба охранника погибли, мальчик получил ранения. Вскоре полиция Катара арестовала на арендованной вилле двоих россиян — Анатолия Белашкова и Василия Богачева (разумеется, вряд ли это были их настоящие имена). Наши соотечественники прибыли в Катар за месяц до убийства как «временные сотрудники посольства», при этом дипломатического статуса у них не было. Их предполагаемый сообщник, первый секретарь посольства России в Катаре Александр Фетисов был выслан из страны.

Катарская полиция вычислила убийц Яндарбиева при помощи довольно простых способов — опроса свидетелей, идентификации автомобиля киллеров, взятого на прокат, биллинга телефонных переговоров. Впрочем, возможно, что часть информации катарцам слили американские спецслужбы, у которых вся российская «движуха» была как на ладони.

По некоторым данным, руководство арестованных россиян все же не было столь безумно — «Белашков» и «Богачев» должны были нанять местных исполнителей, под это был выделен бюджет. Но спецслужбисты решили сэкономить и «исполнить» все сами. Как бы то ни было, в итоге операцию по убийству чеченца в арабской стране непосредственно осуществляли двое русских, официально командированных в страну, да еще и при помощи сотрудников посольства РФ.

Убийцы Яндарбиева были приговорены к пожизненному заключению, и Москве стоило больших трудов уговорить Катар выдать их на родину. Вполне вероятно, что Кремлю пришлось финансово простимулировать катарских правителей.

Катарская эпопея преподнесла российским спецслужбам важный урок: исполнители любой ценой должны успеть покинуть страну, в которой они проводили операцию. Главное, чтобы не взяли с поличным. Чтобы арестованные не давали показаний, чтобы не приходили в тюрьму журналисты, чтобы не пришлось вытаскивать и подмасливать, тратя на это дополнительные ресурсы. Тем более европейские страны — не Катар, с ними не так просто договориться. И в мероприятии Петрова и Боширова упор делался на быстрый и гарантированно успешный отход, а не на маскировку во время проведения операции.

К сожалению, история с Литвиненко и Луговым еще больше подтвердила правильность такого подхода. Несмотря на всю тяжесть предъявленных обвинений и всю очевидность вины, российские организаторы этого убийства не понесли никакой ответственности и никакого политического ущерба. То, что Лондон по сути проглотил этот эпизод, кремлевскими было посчитано «внешнеполитической победой». «Пусть знают, что это сделали мы, пусть говорят об этом, а мы будем все отрицать таким тоном, чтобы правда была всем очевидна. Будем наслаждаться всеобщей беспомощностью. Нам ничего не сделают, потому что побоятся», — таков примерный ход мыслей архитекторов современных российских спецопераций.

Власти стран, где осуществляются акты террора, должны научиться наносить организаторам этого террора такой ущерб, который будет сочтен неприемлемым. Или же цивилизованный мир продолжит наблюдать новые аттракционы все более невиданной наглости, происходящие там и тут после безответной гибели Александра Литвиненко на британской земле.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: