МБХ медиа
Сейчас читаете:
Не надо звать войну, она приходит сама. Евгения Шерменева о плотном сотрудничестве «Нашествия» и Минобороны

Не надо звать войну, она приходит сама. Евгения Шерменева о плотном сотрудничестве «Нашествия» и Минобороны

В стране, где наследники партии большевиков ходят с иконами к памятнику Сталину, стоит ли удивляться фестивалю рок-музыки, где в небе авиа-шоу, а на полянах — выставка военной техники.

Евгения Шерменева

«Наше радио» я слушала много, практически взапой, в конце 1990-х, начале 2000-х. И ужасно была рада, когда свое пятилетие они решили отметить в Центре имени Вс. Мейерхольда, в декабре 2003 года, съемками «Неголубого огонька». Помогала им от всей души, и ездила потом сама на «Нашествие» пару раз, чтобы посмотреть, как это — поле с тысячами зрителей, и любимые группы на огромной сцене.

Тот период, конечно, был очень интересным: концентрированная творческая энергия не очень богатых 90-х, открытый мир, возможность поехать и услышать другую музыку, возникшие частные радиостанции совпали в какой-то момент с ощущением реального накопленного в предыдущие безумные годы капитала и возможности потратить его на что-то необычное — например, на новых музыкантов и большие события.

«Наше радио» было не только про музыку, но и про слова в песнях. Про смыслы. Оно точно попало в новое поколение — тех, кто воспринял героя «Брата» Балабанова как идеального героя. И саундтрек второго фильма — фактически герои «Нашего радио».

Состояние нынешнего времени очень хорошо показал Евгений Григорьев в своем документальном фильме «Про рок» — молодые музыканты в поисках идей и денег. Идеально — совпадения одного и другого, чтобы тоже собирать стадионы. Идеи есть, с деньгами и стадионами стало гораздо сложнее.

Единственное крупное музыкальное событие, где может заявить о себе новый музыкант, играющий рок — фестиваль «Нашествие» — это трехдневная программа, собирающая несколько «стадионов». Публика съезжается на уикенд, живет в палатках или по окрестным поселкам, слоган фестиваля «Главное приключение лета» — говорит, что это не столько про музыку, сколько про образ жизни. Бродить по огромному полю в любую погоду — и в жару, и в дождь, подпевать знакомым и удивляться новым именам — недостаточно. И организаторы фестиваля, ограничивая доступ к воде (а рядом Волга), открывают новые площадки — сцены с театральными спектаклями (было и такое), сцены с кинопоказами, лекциями, в последние годы добавились выставки военной техники.

Фестиваль «Нашествие» всегда называли «нашим Вудстоком» — вспоминая легендарный рок-фестиваль 1969 года, который совпал с пиком выступлений молодых людей против войны во Вьетнаме, и музыканты, принявшие участие в Вудстоке, не скрывали своих антивоенных настроений.

«Нашествие» же не скрывает своей симпатии к вооруженным силам России. Партнерство начиналось как взаимное сотрудничество, когда на залитые ливнями поля выезжали военные машины и ровняли колеи для машин, завозили сценическое оформление и аппаратуру, укладывали сено для уплотнения площадок. Не первый год одним из участников становятся выступления «Русских витязей» — команды классных летчиков, выполняющих показательные полеты на полем фестиваля. В поддержку фестиваля строится специальная площадка с военной техникой, привлекающая молодых родителей с детьми. Поглазеть и погордиться — как ходят глазеть на репетиции парада военной техники на Тверской.

Большой фестиваль зависит от большой аудитории, поэтому отвечает мейнстриму — модно ходить на парады — устроим парад у себя, милитаристические идеи правят умами людей — нужно подхватить. Как только люди начнут проявлять усталость от этих тем, и фестиваль забудет свои связи с Министерством обороны.

Интересно другое: не про организаторов, которые должны решать, как развлечь огромную аудиторию и обеспечить безопасность, а про музыкантов. Как случилось, что их стремление играть «нашу музыку», быть «настоящими мужчинами», совпало с милитаризацией сознания в публичном пространстве?

Если сравнить имидж рок-музыкантов в России и вне ее, то мы можем увидеть, что у нас рок-музыка всегда почему-то имеет налет маскулинности, даже если ее играют девушки. Там, на Западе, есть фрики, есть даже ботаники внешне, есть очень разные внешне музыканты. У нас — мужское братство и собственные приоритеты. С годами укрепления скреп и восстановления традиций маскулинность приобретает все более шовинистический характер. Наши рокеры играют теперь в крутых пацанов, как и руководство страны. Наши рокерши (Чичерина) поддерживают их в этом, присоединяясь, чтобы не выпасть из рокерского гнезда.

Ведущие музыканты 1980−1990-х, ставшие звездами в годы свободы, сегодня несут империалистические идеи о величии страны, об истории завоеваний и побед. Их аудитория поменялась, стала солидной, и они меняются вместе с ней.

В сужающемся информационном поле все зависят от государственной политики, придерживают собственные мысли, декларируют то, что не представляет опасности. Потому что реализация собственных творческих идей напрямую зависит от того, будут ли деньги на запись новых альбомов, а единственная возможность заработать — исключительно концерты, а это — аудитория и продажа билетов, и в этом случае самый большой и представительный фестиваль и федеральная радиостанция, конечно, имеют огромное значение для популяризации имени.

Развернувшаяся за десять дней до фестиваля дискуссия о необходимости определиться рок-музыкантам — за войну они или за мир, разрешилась вполне диетически. Про сам фестиваль написали только те, кто имеет к нему партнерское отношение, зрители все равно приехали за главным приключением, «витязи» отлетали, про военную технику в отчетах фестиваля найти что-то сложно, не бравируют этим больше. Несмотря на общие тенденции, громкие выступления отдельных музыкантов, в целом — рок-музыка остается очень разной. Фестиваль, зависимый от бюджетов, расположения власти (получить разрешение на проведение масштабного мероприятия не так-то легко) скорее будет подлаживаться под государственные условия, чем отдельные музыканты. Кто-то отказался приезжать и выступать рядом с военной техникой, кто-то приехал, выступил и сказал слова за мир и против войны. Всегда будут молодые и задорные, противостоящие власти, и именно этим завоевывающие своих зрителей, таких же молодых, разделяющих их мысли, как и их давние предшественники на Вудстоке, призывавшие закончить войну во Вьетнаме.

Гораздо страшнее, что война на самом деле рядом, но про нее молчат.

Что гибнут солдаты и журналисты, но в публичном пространстве причины этому не называются, обосновываются трагическими случайностями. А нам всем необходимо осознать включение страны в военные действия, и выходить на борьбу за демилитаризацию страны. Чтобы жизнь была не для фронта и победы, а для человека и всех красок мира.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментариев

Правила общения на сайте

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: