МБХ медиа
Сейчас читаете:
Музей как зона строгого режима

Моя мама мне всегда любила рассказывать о своем школьном кружке при Третьяковской галерее. Их учительница договорилась с Третьяковкой, они ездили туда и занимались в залах, изучали работы, читали те книги, которые тогда возможно было читать (до середины 50-х). У них даже были поездки летом на Оку, где они ставили палатки, жили рядом с деревней, в один из вечеров в клубе показывали репродукции и рассказывали о художниках. Мамин любимый был Репин. Вот такая школьная инициатива одной учительницы в постсталинской Москве.

Евгения Шерменева

Мы в школе больше бегали в Пушкинский музей, зависали на выставках, с трудом продираясь через очереди, иногда прямо из бассейна «Москва». Но это было время, когда, несмотря на строгость и жесткие правила, повсюду прорывалась свобода и дыхание иной жизни. Потом я ходила в музеи с друзьями, друзьями друзей и с иностранцами (и мы покупали им билеты для граждан РФ, каюсь, — ребята из Англии были молодые, студенты, и шалели от цены, которая тогда была примерно в десять раз больше для иностранцев, а главное — от несправедливости).

Когда я впервые попала в Британский музей, я запомнила одно свое впечатление — нескончаемого гула. Это было в бесплатный день (тогда еще только один в неделю день был с возможностью бесплатного и позднего посещения), и в музее было очень много людей. Все они переговаривались или перешептывались между собой, и поэтому музей звучал, как пчелиный улей.

То, что случилось недавно в Третьяковской галерее, когда преподавателям МГУ практически сорвали выездные занятия и потом еще предложили купить бейджик для проведения экскурсии — уже обсудили в соцсетях.

Администрация исторического факультета МГУ принесла Третьяковской галерее извинения за своих преподавателей. Официально подтвердив, что не существует более правил корпоративной чести, а есть правила для чиновников и правила для всех остальных. «Мы-то, управляющие процессами в образовании, науке и культуре, понимаем друг друга, знаем, как трудно быть руководителем, нести ответственность, стараться направлять, защищать и оберегать непослушных и непонятливых граждан», — вероятно, такие слова могут сказать друг другу чиновники в университете и в музее.

Причин применения жестких условий для посетителей Третьяковской галереи может быть много, некоторые из них даже могут казаться действительно важными и необходимыми. Например, когда я спросила своего приятеля, три года проработавшего в галерее Тейт в Лондоне, что он думает о подобном, он удивился, а потом вспомнил, как однажды его домогался настойчивый мужчина на входе в Третьяковку, буквально требуя заплатить ему за частную экскурсию. И предположил, что подобные меры — это защита посетителей, особенно приезжих, от подобного харрасмента. Что мало воспитаны в России еще люди, не так, как в Великобритании, там такого представить себе нельзя (как и таксистов, кстати, в аэропорту, дергающих выходящих за руки), поэтому ни в Тейт, ни в каких других музеях и галереях ни в Лондоне, ни в других городах никто не одергивает разговаривающих в музеях и на выставках людей, пусть даже и группы. Они же билеты купили, кассу пополнили, посещаемость подняли.

Третьяковская галерея продолжает объясняться по поводу случившегося инцидента, признаваясь в том, что разработанные правила определения качества экскурсии опираются на «мнение охраны и служителей залов», рассказывая о «поведенческой психологии экскурсовода», а также используя слова «нелегальный» и «несанкционированный». Следуя общей политике патернализма, уже и музеи вслед за Думой берут на себя принятие решений за взрослых людей, о том, что им можно делать, а чего — нельзя, с разработкой системы наказаний от вывода с территории музея до штрафов. Неумение (а возможно, и нежелание) организовать поток посетителей, как например, в открывшемся несколько лет назад после реконструкции берлинском Neues Museum, где во избежание толкотни продавали билеты по сеансам, на определенное время, и попытки использовать все возможности для пополнения кассы приводят к такому печальному результату, как «случай Третьяковки». Третьяковской галерее теперь важнее не качество и количество посетителей, а исполнение правил посещения. В целом, у всех учреждений культуры сейчас одна задача: заработать денег, потому что только это является неоспоримым доказательством хорошей работы. При этом само Министерство культуры публично отказалось от причастности к разработке правил Третьяковской галереи.

Монетизация всего и повсюду — признак нынешней культурной политики. Давно уже забыты идеалистические цели, которым служили раньше организации образования и культуры, их деятельность сведена к принципу «оказания услуг». А в этой сфере все считается количеством обслуженных клиентов, и единственное, на что опирается оценка работы организации, — это на отчетность по посещаемости и доходам. Тут тоже не все просто.

По посещаемости: в России существует институт сбора статистики — через «формы НК». Это статистические формы отчетности, включающие «информацию об уровне достижений целевых показателей для организации культуры», которые сдаются в статистический центр при Министерстве культуры и базируются на цифрах государственных заданий, то есть установленных министерствами и ведомствами требований по посещаемости, и постоянно подгоняются под ожидаемые данные по росту показателей. Сверху спущены таблицы с коэффициентами изменений и роста, внизу их должны придерживаться, невзирая на реальное положение дел. При этом ответственность за подачу документов возложена на сами учреждения. Можно ли верить их данным? Социологические серьезные исследования в культуре с выездом специалистов и работой профессиональных экспертов давно прекращены. Каждая организация вправе сама заниматься изучением своей аудитории, но средства на это никому не выделяются, можно тратить спонсорские или собственные, а когда не хватает на новые проекты, то выбираешь расходы на контент, а не на его обслуживание.

По доходам: мерчендайзинг в организациях культуры тоже сложная тема, любая налоговая инспекция при проверке может начать придираться, выкатывать дополнительные налоги, так как это не основная деятельность (показ музейных коллекций), наказывать руководителей. Чтобы сделать хороший продаваемый мерчендайзинг, который может приносить доход музею, и снять нагрузку с посетителей, нужно вложить немалые деньги на старте разработки, а опять-таки где их взять? Поэтому музеи и другие организации культуры выжимают любые дополнительные поступления из основной деятельности. Повышают цены на билеты, оптимизируют расходы, придумывают дополнительные услуги в рамках очевидных музейных услуг. Чтобы и начальству с ростом отчетности угодить, и с налоговой не связываться. Вот теперь продают лицензии на экскурсии.

Но когда-нибудь не только чиновники РПЦ начнут жаловаться на падение доходов от прихожан, как случилось недавно. Посещение храмов искусства тоже не первоочередная задача выживания для обычного человека. И было бы правильнее, если бы руководители больших культурных институций не поддакивали начальству, выполняя невозможное и нанося ущерб своим зрителям и посетителям, а добивались пересмотра системы ценностей и принципов государственной поддержки культуры. Нужно перестать играть на стороне силовиков, начать защищать свое поле. Поле профессионального долга перед гражданами страны — доступности искусства для каждого, максимальной поддержки распространения идей культурного образования и развития. Не вбухивать деньги в перестройку ВДНХ (очередной помпезный аттракцион), а поддерживать музеи и театры, галереи и библиотеки, российское кино через прокат. Даже в отдельном городе, регионе, поселке. К сожалению, все это сразу выводит на поверхность необходимость структурных изменений власти, отмены принципа авторитарных решений и пересматривания бюджетов. Так что — это только в Великобритании музеи открыты для посетителей бесплатно — приходи, даже если тебе просто надо переждать дождь, ветер, посиди у картины, может, понравится, и ты придешь еще раз, и так шаг за шагом, откроешь для себя что-то новое. А здесь мы будем продолжать выполнять майские тезисы, даже если это приведет в дальнейшем к выжиганию всего культурного поля.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: