МБХ медиа
Сейчас читаете:
Конвейер, или Жизнь внутри скобок

Итак, скобка открывается: суд города Нефтекамска (это Башкирия) оправдал двух полицейских, начальника и подчиненного, Ильвира Сагитова и Радима Хайруллина. В конце 2016 года они, как утверждал потерпевший, Венер Мардамшин, пытали его электрошокером и били дубинками, чтобы он сознался в преступлении. Мардамшин почти на месяц попал в больницу, Следственный комитет возбудил против полицейских дело, однако уже тогда следователи утверждали, что нанесенные Мардамшину повреждения «не влекут расстройства здоровья и не оцениваются экспертами как вред здоровью».

Иван Давыдов

Дело, тем не менее, дошло до суда, но судья Ибрагим Даутов решил, что, хотя засвидетельствованные экспертизами следы пыток у потерпевшего были, однако факта пыток доказать не удалось. Полицейского-начальника освободили в зале суда, полицейского-подчиненного тоже освободили, но под подписку о невыезде.

Внутри скобок бурлит жизнь. Не первый день люди самых разных взглядов спорят, имел ли право Аркадий Бабченко воскресать. А депутат ГД РФ Наталья Поклонская спорит с представителями семьи Романовых, которых невежливо называет «самопровозглашенными», о том, кто имеет право ездить по Керченскому мосту, а кто нет. Представители семьи Романовых при этом ни о чем с Натальей Поклонской не спорят, и называют ее умалишенной. Что, конечно, совсем уж невежливо.

Цвет творческой интеллигенции страны собрался на фестиваль «Кинотавр» в Сочи. Кинофестиваль начался с российской премьеры фильма Кирилла Серебренникова «Лето». Перед премьерой представители творческой интеллигенции благодарили Минкульт за поддержку, стараясь не вспоминать, почему Серебренникова на премьере нет, и какую роль в этом сыграл Минкульт. Про другого режиссера — Олега Сенцова, который голодает в тюрьме уже больше двадцати дней, не вспоминали тем более. Его работ на фестивале не будет, так зачем же портить праздник.

Ну и, к тому же, ФСИН ведь выпустил пресс-релиз: состояние заключенного Сенцова удовлетворительное, он голодает под присмотром специалистов. Интересная, кстати, работа, наверное, — специалист по присмотру за голодающими.

Москва готовится к выборам мэра. «Уже не менее восьми кандидатов изъявили желание принять участие в предвыборной гонке», — рапортует государственное информационное агентство. Неважно, что фамилий большинства из этих восьми никто из избирателей раньше не слышал. Важно, что все знают, кто выборы выиграет. И да, это все не помешало, конечно, оппозиционным кандидатам затеять превентивную склоку.

Но эти выборы пока еще не случились, а вот президентские прошли — продемонстрировав, как говорит телевизор, при беспрецедентной явке беспрецедентную же поддержку национального лидера. Однако неленивые активисты из «Голоса», Ассоциации наблюдателей Татарстана и «Наблюдателей Петербурга» взяли и просмотрели многие часы видеозаписей с избирательных участков, и опубликовали результаты своих наблюдений в «Новой газете». 10 случайных участков, пять неслучайных регионов — Чечня, Татарстан, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Дагестан. 31 тысяча мертвых душ, 31 тысяча приписанных голосов.

Никто, впрочем, про это президента и, по совместительству, лидера нации не спросит — победителей не судят, хотя шанс есть. Не судить, такого нет, — спросить. Страна готовится задавать вопросы Владимиру Путину, грядет «Прямая линия». Россияне уже прислали больше миллиона вопросов — накипело, видно. Растерянные телеведущие сообщают, что сограждан почему-то интересуют не только наши геополитические успехи. Проблемы в ЖКХ и рост цен на бензин тоже занимают воображение жителей страны. Но лидер, конечно, на все ответит, кого-нибудь непременно покарает в прямом эфире, а кого-нибудь, наоборот, наградит. И так ли уж после этого важно, сколько голосов ему приписали и какой процент явки нарисовали? Все равно ведь он лучший.

В конце концов, это именно он добился, что у нас будет проходить свой, домашний Чемпионат мира по футболу. Страна ждет, готовится, казаки Ростова-на-Дону заявили уже, например, что будут следить за целующимися на трибунах мужчинами, но нагайки в ход не пустят. Хотя полиции все-таки сообщат. Это ли не торжество гуманизма?

Можно было бы и дальше описывать кипение жизни, но закроем все-таки скобку. Итак. В городе Улан-Удэ (это Бурятия) передано в суд дело о гибели в одном из местных отделений полиции семнадцатилетнего молодого человека. Его вместе с приятелем били и пытали. Полицейские хотели, чтобы эти двое признались в совершении какого-то мелкого преступления. Приятель — он постарше и покрепче, ему тогда было 18, — успел подписать признание. А этот не успел, задохнулся в противогазе, который натянули ему на голову палачи.

«Слоник» — обычное, говорят, в отделениях полиции дело. На человека надевают противогаз, и перетягивают шланг, так, чтобы воздух не поступал под резиновую маску.

Полицейские во всем опрометчиво сознались, но переживать за них рано. Не исключено, что судья попадется добрый, и найдет способ спасти правоохранителей от тюрьмы.

Это как конвейер — одних отпускают, других начинают судить. Те и другие бьют, издеваются, иногда (не всегда) убивают. Такие новости — как скобки, внутри которых и бьется вся прочая жизнь, пытаясь изобразить веселье и бодрость, или даже не пытаясь.

Но главное ее содержание — не в скобках, а за скобками. В том, что одним можно пытать, а других можно пытать.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Олег

    Поддерживаю Наташу Поклонскую в ее анализе психологии личностей Романовых: и мертвые и живые они- патологические нарциссисты!

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: