МБХ медиа
Сейчас читаете:
Княжение Ольги и создание Руси: неопубликованное историческое исследование известного диссидента

Княжение Ольги и создание Руси: неопубликованное историческое исследование известного диссидента

Исследование А. А. Амальрика (1938−1980) «Норманны и Киевская Русь» имеет уникальную историю. За эту работу студента МГУ Амальрика в 1963 году исключили из университета, поскольку он отказался в ней что-либо исправлять. С этого эпизода началась биография известного диссидента — автора пророческой работы «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?». «Норманны и Киевская Русь» посвящена пересмотру общей концепции образования Древней Руси — это исследование остро и обоснованно поставило ряд важнейших вопросов, но осталось неизвестным широкой публике и до сих пор существовало всего в одном машинописном экземпляре, отсканированном Амальриком и депонированном в США. Книга издается благодаря исследовательским усилиям историка Олега Губарева, который снабдил ее обширными комментариями и приложениями.

«МБХ медиа» с разрешения издательства «Новое литературное обозрение» публикует отрывок из книги Андрея Амальрика «Норманны и Киевская Русь».

Княжение Ольги

Итак, княгиня Ольга осталась в Киеве одна со своим малолетним сыном. Святослав — первый русский князь, родившийся в Киеве, а не пришедший из Скандинавии, поэтому он первый и носит славянское, а не норманнское имя. Дух викингов отнюдь не умер в Святославе, но малолетство князя привязало новую династию к Киеву. Теперь на первое место выдвигается регентша, мать Святослава, княгиня Ольга. К этому времени территория Киевского княжества была едва ли больше, чем при Олеге. Поход Игоря на древлян, а затем Святослава на вятичей и Владимира на радимичей говорят о том, что подчинение славянских племен Киеву оказалось затяжным и нелегким делом. Присоединение Киева к Новгороду Олегом, как мы видели, позднейшее сочинительство летописца. Однако нет оснований думать, что и Игорь, пришедший в Киев из Новгорода, соединил в своих руках начало и конец славянского участка великого водного пути «из варяг в греки». Движение Игоря — норманнский набег, не преследовавший далеких политических целей, и, осев после Византийского похода в Киеве, Игорь тем самым прерывает всякие связи с Новгородом.

К моменту его смерти населенная славянами часть Восточно-Европейской равнины представляла море родовых общин с островками отдельных княжеств, возникших на торговых путях (в Киеве, Новгороде, Полоцке), во главе которых стояли либо пришлые норманны, как впоследствии Рогволод Полоцкий, либо выделившиеся из местной славянской верхушки князья. таким образом, Киевское княжество — не единственное, созданное норманнами в Восточной Европе в IX—X вв.еках, но, поскольку ему выпала историческая роль объединить вокруг себя восточнославянские земли и стать политическим и культурным центром Руси, летопись сохранила нам для X века только его историю (или история сохранила нам только его летопись), что позволило позднейшим исследователям наивно смотреть чуть ли не на всю территорию Восточной Европы как на территорию Киевской Руси.

Тонкие артерии торговых путей с узловыми центрами — городами — легли поверх славянской земледельческой и охотничьей массы и мало затронули ее. Процесс разложения общинного строя у славян и выделения племенной знати, развития земледелия и ремесла едва смыкался со скольжением норманнских дружин по речным дорогам равнины. Все назначение норманно-славянских «государств» заключалось в самом неупорядоченном сборе дани с подчиненных славянских племен. Иными словами, их назначение состояло в содержании князя и дружины и обслуживании внешней торговли. Славянский мир развивался своим путем, испытывая лишь поверхностное норманнское влияние. Тенденция к сближению норманнских и славянских интересов, к слиянию норманнской верхушки со славянским обществом и организации национального государства наметилась прежде всего в самом культурном и значительном княжестве восточнославянского мира — в Киевском. Здесь же возникла и другая тенденция — к объединению восточнославянских земель, к объединению Днепровско-Волховского пути, объединению, которое в те далекие времена достигалось только путем подчинения. Носительницей этих тенденций явилась княгиня Ольга.

Если Олег и Игорь лишь скользнули по русской жизни, не задев ее глубоко, как скользит по воде брошенный камень, то начиная с Ольги Норманнская династия входит в колею русской жизни, и при Ольге начинается процесс превращения государства из чужеродного тела в необходимую функцию славянского общества и слияния восточного славянства в одно политическое целое.

Прежде всего Ольга окончательно подчиняет Киеву лежащие к западу славянские земли, в которых погиб ее муж. Следующим ее шагом, как мы могли бы ожидать, было бы присоединение к Киевскому княжеству Новгорода, соединение Днепровско-Волховского пути под властью Киева. Действительно, под 947 годом мы находим в Повести временных лет следующее известие: «Иде Вольга Новугороду, и устави по Мъсте повосты и дани и по Лузе оброки и дани, и ловища ея суть по всей земли, знамянья и места и повосты, и сани ее стоять в Плескове и до сего дне, и по Днепру перевесища и по Десне, и есть село ее Ольжичи и доселе. И изрядивши, възвратися къ сыну своему Киеву, и пребываше с нимъ въ любъви». Здесь этот поход носит мирный характер, но я думаю, что Древнейший свод сообщал о военном походе. Составитель Начального свода, включивший в свой свод Сказание о призвании Рюрика в Новгород и легенду о занятии Киева Игорем и Олегом из Новгорода, чему противоречил бы военный поход Ольги, переправил этот поход, обложение Новгорода данью перенес отсюда в эпизод с занятием Киева, а саму статью 947 года исправил по образцу концовки 946 года. Скорее всего, речь шла о походе Ольги вместе со Святославом, который и был чисто символически посажен в Новгороде, как впоследствии малолетний Владимир. Константин Багрянородный сообщает, что в Новгороде «сидит Святослав, сын русского князя Игоря». Поход Ольги, как впоследствии поход Ивана III, был совершен, очевидно, зимой, когда замерзли новгородские болота. Догадываться об этом можно по упоминанию санок Ольги, которые стояли в Пскове «и до сего дне».

Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращении с Дуная в Киев. Акимов И. А. 1773

Поход Ольги

Начальный свод помещает поход под 947 годом, сразу же после мести Ольги древлянам. По-видимому, он и был совершен сразу же после укрепления Ольги в Киевской области, покорения окрестных племен и подавления сопротивления внутри правящей верхушки.

Какую же территорию занимала Киевская Русь после похода Ольги и присоединения Новгорода? Пожалуй, представление об этом может дать трактат Константина Багрянородного, написанный, как мы знаем, через несколько лет после похода Ольги. Я думаю, что у него то же словоупотребление, что и в греко-русских договорах, которые он, вероятно, знал. Под собственно Русью в территориальном значении Багрянородный разумеет, как мне кажется, только Киев. Описывая печенежские земли, он говорит: «Округ Харовои соседит с русью, а округ явдертим соседит с подвластными русской земле областями, именно с ултинами, дервленинами, лензенинами и прочими славянами». так что в этом отрывке под Русью разумеется какая-то очень узкая область. А сообщая о плаваниях руссов в Константинополь, он упоминает, что их однодеревки, «приходящие… из внешней Руси», собираются в Киеве, исключая тем самым Киев из «внешней Руси». таким образом, здесь противопоставление столичной области Руси — периферии, «внешней Руси». Очевидно, города «внешней Руси», которые перечисляет Багрянородный, и столица Киев — это и есть города, входившие в состав Киевского княжества к середине X века, после похода Ольги. Вот они: Новгород, Смоленск, Любечь, Чернигов и Вышгород. Переяславль не упомянут, так как он лежит к югу от Киева и в стороне от водных путей. Он возник, по-видимому, не как торговый центр, а как форпост Киевской Руси против вторжения кочевников. Так же объясняет его происхождение и легенда. Как мы видим, Киевское княжество протянулось узкой полоской вдоль Днепровско-Волховского пути с утолщениями на юге и севере: княжество Олега плюс присоединения Ольги. Ее преемникам предстояло объединить под властью Киева все восточное славянство и подчинить дотоле независимые норманнские княжества на территории Восточно-Европейской равнины. Прежде чем Киевская Русь сумела выполнить эту задачу, ее взломала изнутри автаркия княжеской и боярской вотчины.

Административная деятельность Ольги

Следующим важным мероприятием, проведенным Ольгой, была административная реформа. Как мы можем предположить, Ольга заменила примитивную систему полюдья, жертвой которой, по летописи, стал ее несчастный муж, системой расположенных во всех районах княжества погостов, куда подвластные племена обязаны были свозить дань: «И платять дань Руси, повозъ везуть и до сего дне». Ей, видимо, принадлежит первая кодификация древнего права. Она стремилась к ликвидации местных племенных княжений, и при ней «светлые и великие князья» времен Олега и Игоря превращаются в бояр великого князя.

Ольга с дипломатической миссией в Константинополе.
Фреска XI в. в Софийском соборе Реконструкция С. Высоцкого

Продолжением той же программы явилась поездка Ольги в Константинополь, чтобы заявить о новом международном положении Киевской Руси и установить культурный контакт с Византией, и принятие ею христианства.

Таким образом, в области внутренней и внешней политики и в религиозной области княгиня Ольга, повивальная бабка русской государственности, наметила те направления, по которым пошла деятельность ее преемников и история Киевской Руси, процесс образования которой закончился слиянием Киева и Новгорода. Личность княгини и ее деятельность произвели сильное впечатление на современников, и Повесть временных лет сберегла немало народных и церковных легенд о мудрой Ольге, достойной царствовать в Константинополе.

Княжение ее сына — рецидив старых дружинных представлений в ущерб новым общегосударственным. Святослав — это викинг, лишь случайно родившийся в России, а не в Скандинавии. Лидер бродячей дружины, он «аки пардусъ» рыщет из конца в конец Восточно-Европейской равнины в поисках добычи. «Чюжея земли ищеши и блюдеши, а своея ся охабивъ», — говорят ему с укором киевляне. Неудивительно, что Святослав равнодушен к преобразованиям, враждебен христианской религии.

Смерть Святослава принесла столкновение его сыновей за престол — первую трещину в киевском единстве, которой предстояло все расширяться, пока она не разверзлась в огромную пропасть. Победителем из борьбы Святославичей вышел Владимир. Его эпоха — переходный период от образования Киевской Руси к ее распаду, поэтому на много веков запомнила народная память Владимира Красное Солнышко, одного из героев былинного эпоса. Дальнейшая история Киевской Руси — это история ее гибели.

Киевская Русь — с ее недолговечностью, расплывчатой территорией, фиктивной централизацией, заимствованной религией, иноземной династией и уходящей корнями в Скифию и Византию культурой — была по своему историческому значению лишь питательной плазмой, которая вскормила возникшую в ее недрах мельчайшую клеточку будущей государственности — княжескую вотчину. Как Киевская Русь выросла из сельской общины, так Московской Руси предстояло вырастать из княжеской вотчины; из крошечного семени поднялось могучее древо Московского государства, проследить все трансформации которого — дело будущих историков.

Мы видели, как процесс образования Древнерусского государства, начавшись норманнскими набегами IX века, закончился к середине X века объединением Днепровско-Волховского пути в руках Киева. Можно ли относить образование Древнерусского государства к более раннему времени?

Амальрик, А. Норманны и Киевская Русь / Научное предисловие и комментарии О. Л. Губарева. — М.: Новое литературное обозрение, 2018.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 комментариев

Правила общения на сайте

  • игорь топорков

    кпсс боялась всего. в начале 80-х годов это были общепринятые представления. писали об этом мало.

    • д-р Овосек

      Амальрик эти взгляды высказал в начале 60-х, когда были общепринятыми представления о том, что Киевская Русь под руководством моментально обрусевших норманнов начала формироваться почти на 100 лет раньше и при этом в виде централизованного государства, которое спустя 200−250 лет подверглось феодальному раздроблению.

  • Валентина

    спасибо большое, прочитала и Олега Губарева, чтож (?)поле информации катастрофически сужается.

  • Людмила

    История повторяется?

  • Борис илизаров

    Прочитал замечательный фрагмент. Это написано в особенном жанре: не конкретно источниковедческое и историческое исследование, не философия истории, а реконструкция влияний основных исторических деятелей на трансформацию первичных форм государственности. Многое очень убедительно. Амальрик мог стать очень крупным историком, но и как публицист и диссидент он сделал много. Надо читать всю книгу.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: