МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Я пережила пожар, потом суд, потом потоп»: как жители Белгорода выживают в рассыпающихся общежитиях

В патриотических медиа Белгород называют русской Швейцарией или даже «городом счастья», но жители нескольких десятков белгородских общежитий точно не согласятся с таким определениями. Их жизнь больше похожа на страдания библейского персонажа Иова. Их дома то горят, то их затопляет водой, дети болеют из-за неуничтожимой плесени, а некоторые опасаются, что дома из-за рушащегося возле домов асфальта буквально уйдут под землю.

По документам белгородцы живут в многоквартирных домах, а по факту — в общежитиях с заплесневевшими стенами, по которым течет вода. Жильцы домов пишут жалобы на управляющую компанию местным и федеральным чиновникам, но те заявляют, что либо протечки устранены и причин для беспокойства нет, либо их можно устранить только при капремонте, ждать которого придется много лет.

Более 60 общежитий в областном центре в советские времена находились на балансе предприятий, а после развала СССР были переданы муниципалитету. Жильцам, много лет стоявшим в очереди на квартиры, разрешили приватизировать их комнаты. Так белгородцы, потерявшие надежду на получение квартир, стали собственниками помещений. Сами здания общежитий переименовали в многоквартирные дома, но от этого они не стали более комфортным жильем. Владельцы комнат уверяют, что после получения нового статуса условия проживания даже ухудшились.

Корреспондент «МБХ медиа» побывал в белгородских трущобах и выслушал жалобы их обитателей.

Запах тухлятины и черные стены

Дом по адресу Чичерина, 1 был общежитием при заводе горного машиностроения. Все удобства здесь находятся внутри отдельных помещений, назвать которые квартирами довольно сложно: душевая кабина, некое подобие кухни и прихожей находятся на одном пятачке размером около пяти метров. У большинства жильцов в «квартире» всего одна комната, у некоторых — две.

После ремонта стены и потолок снова чернеют через несколько месяцев. Фото: Татьяна Григорьева

В помещениях сложно дышать: сырость, плесень, неприятный запах внутри и запах выхлопных газов из приоткрытых окон. С одной стороны окна выходят на территорию завода, а с другой стороны — на оживленную трассу, по которой несутся огромные фуры. Сырость ощущается уже при входе в общий коридор. Чтобы хоть как-то проветрить помещения, где со стен течет вода, жильцы прорубили отверстия в стенах и сделали дополнительную вентиляцию. Правда, воздух, поступающий в коридор с дымящего завода и дороги, не очень освежает.

Собственники квартир писали жалобы в управляющую компанию «Жилсервис», но те ответили, что ремонт и утепление фасада делается в рамках капремонта. Директор «Жилсервиса» Андрей Щербаченко отправил обращение в администрацию с просьбой перенести сроки капремонта, на что его попросили предоставить пакет документов, а комиссия рассмотрит их и примет решение. Директор УК сделал экспертизы, чтобы доказать необходимость проведение капремонта. В итоге эксперты выяснили, что на крыше повреждены отливы, потому вода течет по стенам. Из-за потоков воды в кирпичной кладке образовались дыры.

Жильцы прорубили отверстия для вентиляции из квартир в коридор. Фото: Татьяна Григорьева

Жительница областного центра Нина Дружинина вышла замуж за владельца одной из квартирок в бывшей общаге и поселилась у супруга. Теперь они вместе пишут жалобы в администрацию и обивают пороги чиновничьих кабинетов:

— На нашей стороне дома, где окна выходят на трассу, с потолков течет не так сильно, как на противоположной. Но и у нас кругом плесень, нечем дышать. Почти сразу после ремонта стены снова чернеют. Мы писали жалобы и просили перенести сроки капремонта. Но чиновники из департамента городского хозяйства города Белгорода ответили, что для этого нужно собрать перечень документов. Наша управляющая компания заказала экспертизу, которая установила, что необходимо проведение ремонта, но он до сих пор не сделан. Пока что жильцы сами делают ремонты в квартирах, счищают плесень, клеят обои, но как только осенью начинаются дожди, обои снова плесневеют. Под вечер в доме пахнет чем-то протухшим. Мы с мужем искали, чем же может пахнуть, даже линолеум сорвали, но не нашли источник запаха. Стены у нас влажные и рушатся. Дочка у нас постоянно болеет. У нее сильная аллергия. Врач сказала, что причиной может быть плесень. Но это еще далеко не всё! У нас рушится асфальт возле дома. Мы боимся, что дом уйдет под землю. Поэтому в ближайшее время мы проведем собрание жильцов и будем решать, настаивать ли нам на проведении ремонта или добиваться переселения, — говорит Нина Дружинина.

Нина Дружинина с мужем и дочкой живет в заплесневевшей квартире. Фото: Татьяна Григорьева

— Течет с крыши по стенам, слива нет, вода льется прямо по стене. Кирпич вымылся и с той, и с другой стороны. Ремонт делают, но снова идет чернота, потому что крышу не починили. Еще у нас котельная работает через раз. Часто сидим без воды и без отопления. Или моемся желтой водой. И трасса с большегрузами под окном, пройти по тротуару невозможно, грязью окатывают. Да, управляющая компания сделала экспертизу, но мы уже не надеемся, что будет ремонт. Мы точно знаем, что ничего не будут делать, потому что управляющая компания нас каждый год завтраками кормит. Они нам сказали, что у нас на счету нет денег! Мы же просили экспертизу еще и на фундамент, но они сказали, что нет денег на экспертизу! Вот и всё! И чиновники не хотят ремонтировать общежития. И никто у нас это жилье не купит в таком состоянии, да еще возле дороги, — добавляет Любовь Витохина, соседка Нины Дружининой.

Обои смыло дождем

Татьяне Исаева и ее большому семейству повезло еще меньше: их квартиры находится со стороны завода, где по стене текут реки. Татьяна с шестью детьми и гражданским мужем живет на втором этаже, а ее мать — на четвертом. В комнате Татьяны после свежего ремонта на обоях через несколько месяцев появились черные пятна плесени, а в комнате ее мамы обои и вовсе смыло дождем. Если Татьяна смогла хоть как-то прикрыть ковриком плесень на стене, то в комнате у ее мамы коврик уже не спасет — по голым черным стенам во время дождей льются потоки воды, приходится ставить на пол тазы и ведра. Обои буквально смыло.

В комнату к маме Татьяна Исаева с детьми приходит лишь иногда — находиться в сырой и холодной каморке
невозможно. Фото: Татьяна Григорьева

— У меня шестеро детей, скоро будет седьмой. Мы пытаемся своими силами делать ремонт. Мне с ремонтом помог брат Игорь. Прошлым летом сделали ремонт, и вот уже снова черные пятна на стенах. Дети часто болеют из-за плесени и сырости. Стены зимой покрываются инеем, дети ходят в свитерах, но все равно болеют. Кашель и сопли не вылечиваются. Врачи говорят: «Это связано с грибками, переезжайте отсюда! Они будут у вас часто болеть, потому что у вас грибок». А куда я перееду? У меня ничего нету! — говорит Татьяна Исаева.

Новые заплаты на рваное платье

Жильцы пожаловались также депутату белгородского горсовета Татьяне Дубининой, а она на основе их жалобы составила депутатский запрос, но считает, что ремонт ситуацию не исправит.

— Нет гарантии, что после проведения конструктивного ремонта проблемы будут устранены. Я считаю, что старые дома нужно сносить, как это сделали в столице, а граждан переселять в квартиры, по программе реновации. Латание отдельных дыр в прогнивших насквозь домах лишь ненадолго отсрочит решение проблемы, — заявила корреспонденту «МБХ медиа» депутат Дубинина.

От пожара до потопа

Страдают от постоянных протечек и жильцы еще двух бывших общежитий, которые обслуживает ООО УК «Жилсервис».

Обитатели дома № 35 на улице Белгородского полка пережили пожар, несколько потопов, а теперь живут в ожидании новых пожаров, опасаясь, что старая проводка в промокших стенах долго не выдержит. Дом был ранее общежитием для работников витаминного комбината, теперь официально числится многоквартирным домом.

В ноябре 2016-го жильцы пережили пожар. На первом этаже, в общем коридоре вспыхнула проводка, огонь охватил фойе и два больших коридора, ведущие к лестничным клеткам, а потом перекинулся на квартиру № 159. Дом загорелся днем, когда большинство детей было школе и детском саду, а часть взрослых — на работе. Те, кому не повезло оказаться в своих комнатах и квартирах, спасались бегством через окна, балконы и пожарные автоподъемники.

Фойе на первом этаже после пожара. Фото: Татьяна Григорьева

Несмотря на то, что горел только первый этаж, досталось всем жильцам: коридоры и комнаты бывшего общежития затянуло дымом. Дым валил с лестничных клеток, с унитазов и выходил через окна других этажей. Пожарные залили потолки и пол водой. Кругом стояли черные лужи из воды и сажи, в которых валялись куски битого стекла и обуглившиеся провода.

На пепелище с открытыми дверями

Сильнее всего пострадала квартира № 159, расположенная у самого входа, где живет пенсионерка Галина Кожанова. Стена, разделяющая квартиру и фойе, обуглилась. Сгорели входные двери, мебель, вещи в шкафах и на полках, электрический счетчик, провода и многое другое.

Галина Кожанова у двери в свою квартиру. Фото: Татьяна Григорьева

Директор «Жилсервиса» Андрей Щербаченко ждал заключения экспертов и уверял, что бывшее общежитие подожгли. О поджоге он заявил по телефону сотрудникам местного ТВ, снявшим сюжет о пожаре. Однако эксперты пожарного надзора установили, что возгорание произошло из-за короткого замыкания проводки в общем коридоре. Поскольку за содержание и ремонт мест общего пользования в бывшем общежитии, отвечает управляющая компания, то всю ответственность за восстановление сгоревших коридоров возложили на нее.

Депутат Госдумы Александр Старовойтов по жалобе жильцов отправил запрос в МЧС, откуда пришел ответ, что сотрудники ведомства, а также сотрудники прокуратуры провели проверку, нашли нарушения и наказали виновных. В итоге директора управляющей компании оштрафовали на 15 тысяч рублей (!).

Реки с потолка

Пока жители получали отписки по своим жалобам, потекло в другом месте — в коридорах возле квартир № 155а и 159 на первом этаже. Хозяйка многострадальной 159-й квартиры Галина Кожанова на тот момент еще судилась с управляющей компаний за возмещение ущерба от пожара. Только она начала делать ремонт, как сверху потекли реки.

Потолок в 159-й квартире пострадал от пожара и потопа. Фото: Татьяна Григорьева

— Это не дом, а решето! Со всех сторон течет! Перед передачей комнат на приватизацию на этажах тогда еще муниципального общежития сделали душевые комнаты, по одному в каждой секции. Теперь, получается, ни администрация не несет ответственности за то что понастроили на этажах, ни управляющая компания! Я пережила пожар, потом суд, потом ремонт, а тут еще потоп! Сколько я еще буду жить в разгромленной квартире? Сначала я ждала экспертов для оценки ущерба, потому долго не убирала в квартире и жила как бомж на пепелище и в грязи, теперь после ремонта мне на голову сыпется штукатурка из-за потопов. Когда я смогу спокойно отдохнуть на заслуженной пенсии, а не бегать по чиновничьим кабинетам, добиваясь, чтобы сотрудники надзорных органов выполнили свои обязанности и заставили «Жилсервис» работать?! Если вода течет по проводке, это же снова может повториться? Кстати, экспертов для оценки ущерба от пожара я нанимала за свой счет. И услуги юриста для судов тоже сама оплачивала. А я всего лишь бедная российская пенсионерка! — вздыхает Галина.

Чиновники протечек не видят

— Сотрудники департамента жилищно-коммунального хозяйства Белгородской области приходят на проверки по новым жалобам, смотрят в потолок и заявляют, что это старые следы протечки, что новых протечек нет. Но старые следы неоднократно устранялись управляющей компанией по предписанию управления государственного жилищного надзора области. А теперь ни жилнадзор, ни департамент ЖКХ не видит этих протечек. В душе, который находится над моей квартирой и в душе находящемся над стоматологическим кабинетом, ремонты делали два раза. Вот такие у нас специалисты! Чинят там что-то, а мне на голову снова течет! Стены и потолок того гляди развалятся - и ничего, ремонтировать никто не спешит! — возмущается Галина Кожанова.

В туалетах в левом крыле дома течет с потолков. Фото: Татьяна Григорьева

Та же картина в соседнем доме № 47 на улице Белгородского полка, бывшем общежитии завода металлоконструкций. Те же полуразрушенные стены, потопы из душевых.

Третий этаж затопило. Фото: Татьяна Григорьева

Жилец с четвертого этажа Владимир Харченко рассказал корреспонденту «МБХ медиа», что из душевой на четвертом этаже потекли ручьи на третий этаж и жильцам пришлось самостоятельно менять гидроизоляцию, чтобы у соседей с третьего не разрушались стены. Кроме постоянной сырости живущих на третьем этаже беспокоит ток. Из-за неисправности проводки их периодически бьет током, когда они моют руки в раковине. Проводку в доме не меняли с 70-х годов, теперь же по старой проводке еще и потекли вода.

Владимир Харченко показывает протечки на третьем этаже, который пострадал после потопа. Фото: Татьяна Григорьева

—  Мало того, слив с верхних этажей идет через потолок нижних этажей. Иногда трубы прорывает на голову тому, кто моется в душе, — рассказывает Владимир Харченко.

Трубы прорывает и жильцов, моющихся в душе, окатывает помоями с верхнего этажа. Фото: Татьяна Григорьева

Вода течет по проводке и жильцов бъет током из кранов с водой. Фото: Татьяна Григорьева

Сосед Владимира Харченко, Виталий Чепелев самостоятельно починил потолок в своей секции на четвертом этаже, замазав его бетоном. Александра Гавриленко, живущая этажом выше, уже в который раз пытается отремонтировать потолок после потопов с крыши.

Виталий Чепелев замазал протечки бетоном. Фото: Татьяна Григорьева

Другие жильцы также по мере возможностей нанимают специалистов или латают стены и потолки своими руками, уже не надеясь на специалистов управляющей компании. При этом большинство из них исправно перечисляет на счет «Жилсервиса» коммунальные платежи.

Кухня на пятом этаже в левом крыле. Фото: Татьяна Григорьева

Пол на лестничных пролетах разбит. Фото: Татьяна Григорьева

«Немытая шея российской Швейцарии»

Белгородский юрист, известный правозащитник Евгений Соколов, занимающийся в том числе и оформлением сделок покупки и продажи недвижимости, считает, что из ситуации с общежитиями нет никакого выхода:

— Белгородчину называют российской Швейцарией, а Белгород — самым русским городом России, о чем на всю страну заявил бывший главный редактор телеканала «Царьград» Александр Дугин. Дугин после своего визита в Белгород заверил читателей, что именно здесь уже наступает будущее русского солидарного общества, основанного на духовности, народности, справедливости. Проблема в том, что сами белгородцы, живущие в «городе счастья», не разделяют мнение столичного гостя. Но мифы о сказочном южном крае очень живучи благодаря провластным пропагандистам. Многие горожане до сих пор ютятся в общежитиях, которых официально вроде как и не существует. Благодаря большому опыту работы в сфере недвижимости я часто бывал в общежитиях Белгорода. Я бы с удовольствием провел экскурсию по местным трущобам для Дугина и различных представителей консервативно-православно-приадминистративных СМИ, кто так красиво рассказывает о благополучной жизни на Святом Белогорье и показал бы им немытую шею «российской Швейцарии». Множество горожан существуют в таких условиях. Это не маргиналы и не тунеядцы, а работающие люди. Жилье в общежитиях активно покупается и продается, потому как накопить на квартиру удается не всем и люди приобретают хоть какую-то крышу над головой. Зачастую в ипотеку. По этой причине не могут затем продать жилье, когда случаются потопы или пожары. Жители разрекламированной области живут не лучше остальных провинциальных россиян.

Квартирный вопрос здесь стоит даже более остро, так как в южные области в поисках теплого климата приезжают с Севера, Сибири и других регионов. И проблемы в сфере ЖКХ здесь те же самые: жильцы жалуются на управляющие компании чиновникам, а те присылают отписки. Своим клиентам, приезжающим из других регионов, я рассказываю про все нюансы и стараюсь подобрать наиболее приемлемый вариант. Но выбор, увы, невелик. Полагаю, что жильцам не удастся с помощью чиновников заставить УК выполнять обязанности и добиться признания дома аварийным и переселения в квартиры тоже не удастся. Дома в худшем состоянии зачастую не признают аварийными. Более действенный вариант — это коллективный иск в суд на управляющую компанию за невыполнение обязанностей. Но в этом случае необходимо сделать за свой счет смету и техническую экспертизу, провести общее собрание жильцов, собрать подписи. Еще придется оплатить услуги юриста. По моему опыту, довести дело до суда не удается, потому что часть собственников не живет в своих комнатах, а сдает их квартирантам и не желает принимать участие в судебных тяжбах. А другая часть собственников надеется, что квартирный вопрос вскоре решится с помощью ипотеки или получения наследства и не желает тратит время, силы и деньги на суды и экспертизы. Борются с чиновниками и коммунальщиками лишь немногочисленные активисты. Но их жалобы менее эффективны, чем иски в суд и кардинально не меняют ситуацию. Безынициативность граждан на руку управляющей компании и чиновникам.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: