МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Ходят по городу и обнимаются с бомжами»: в Пскове застряли сбежавшие от ювенальной юстиции немцы

Соня и Маркус Бергфельды приехали в Россию за политическим убежищем в марте 2018 года. Они говорят, что бегут от зверств немецкой ювенальной юстиции, из-за опытов которой погиб один из их пяти детей, ранее изъятых из семьи. СМИ называли Маркуса Бергфельда «немецким Сноуденом»: он утверждал, что на родине его начали преследовать из-за доступа к секретным документам. В России Бергфельдам обещали помочь сразу несколько общественников и РПЦ. Но, несмотря на объявленный сбор пожертвований, немецкая семья застряла в Пскове без денег и документов. Городские власти долго игнорировали их, в итоге Соня и Маркус в компании бездомных были вынуждены искать на улицах бесплатную еду.

Психостимуляторы и бункер НАТО

У семьи Бергфельд было 5 детей и они, по словам Сони и Маркуса, жили спокойно до 2011 года, когда их семьей заинтересовался Югендамт (служба опеки и защиты детей в Германии). Маркус Бергфельд утверждает, что это пристальное внимание было связано с тем, что он случайно получил доступ к секретным материалам о бункере НАТО. Маркус служил в немецкой армии, при этом дислокацию части все время называет разную — то в Кохеме, то в Нюрнберге. Род войск называет также разный, то говорит, что был снайпером и тренером по рукопашному бою, то, что был инструктором немецких ВВС. Корреспонденту «МБХ медиа» Маркус рассказал, что работал программистом в немецкой системе ПВО, в некоем «опорном пункте американских ракет в Германии».

Маркус на военной службе. Фото предоставлено правозащитником Гарри Муреем

Как бы ни старались Бергфельды увязать историю своей беды с военными секретами, все же она из разряда конспирологии. Из их дальнейшего рассказа видно, что проблемы с изъятием детей начались из-за отказа Сони и Маркуса от выписанных их детям препаратов.

В 2011 году община евангелистов при церкви, которую они посещали, предложила им отправить детей в летний лагерь. Бергфельды согласились и через некоторое время узнали, что детям там выписали препарат метилфенидат (риталин). Это слабый психостимулятор, который в Европе и США используется для коррекции синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и в некоторых случаях при метамфетаминовой зависимости. В России он признан наркотическим и запрещен. Бергфельды не согласились с назначениями врача и написали отказ от его применения. Через несколько дней после этого, по словам Маркуса, сотрудники Югендамта изъяли детей из семьи.

«Когда мы и дети еще спали, ворвался отряд полиции в масках и с автоматами в сопровождении пятерых сотрудников Югендамт. Никаких документов на изъятие детей, или судебных решений на лишение нас родительских прав у них не было, а также никакие удостоверения нам не были предъявлены. Я был потрясен таким вероломством и пытался защитить моих детей, которые были до смерти напуганы, цеплялись за нас с криками и не хотели уезжать с неизвестными людьми из родного дома. За оказание сопротивления я был жестоко избит дубинками на глазах у детей и жены, а затем прикован наручниками к батарее отопления», — рассказывает Маркус.

По информации «Фонтанки», внимание Югендамта к семье Бергфельдов могло быть связано скорее с диагнозами детей. Именно после их установления и назначения препаратов, официальные органы начали проверку и выявили факты жестокого обращения с детьми. Они, вероятно, и стали основанием для лишения Сони и Маркуса родительских прав. Семья с решением суда не согласилась, неоднократно пыталась его обжаловать и даже выходила на одиночные пикеты, но детей им не вернули. Обвинения в жестоком обращении в разговоре с «МБХ медиа» они отвергли и назвали надуманными.

«У нас была большая семья, много поколений жили вместе. Дети, родители, бабушки с дедушками жили под одной крышей, пока наша семья не была разрушена. Все дети хотят жить с нами. Они присылают видео, где говорят, как любят нас, как сильно скучают и просто хотят нормальную, целую семью», — говорит Соня Бергфельд.

Соня Бергфельд и ее сын. Фото из личного архива

Спустя некоторое время Бергфельды уехали из Германии на Мальту, где пытались открыть центр помощи таким же беженцам от ювенальной юстиции. Однако планы были сорваны правоохранителями: те заподозрили Бергфельдов в торговле детьми. Маркус и Соня после этого сменили Мальту на Испанию. К тому времени им уже вернули одного из сыновей: Нико исполнилось 18 лет. Еще двух детей Бергфельды вывезли из Германии тайно, забрав их во время посещения в приюте.

В феврале 2018 Нико умер в больнице Гранады от редкого заболевания крови, которое вызвало тромбоз глубоких вен и осложнение тромбоэмболией легочной артерии. Тромбоз у него развивался несколько лет, а обострение могла спровоцировать попавшая в рану инфекция — в Испании семья часто жила на улицах. Но сами Бергфельды уверены, что тромбоз и сопутствующие болезни Нико были вызваны приемом психотропных лекарств, которые ему давали в приютах. Они утверждают, что Нико после совершеннолетия обращался в правоохранительные органы Германии с заявлением об ухудшении здоровья из-за постоянного приема психотропных препаратов.

Испанские медики сообщили о смерти Нико немецким властям, те забрали тело и вновь изъяли у Бергфельдов двух детей, которых те ранее тайком вывозили. Соня и Маркус после этого решили, что в Германии им грозит преследование за похищение собственных детей и решили бежать в Россию.

Mother Russia

«Мы хотим жить именно в России, потому что здесь нет этой преступной системы, которая злоупотребляет медикаментами, а всех детей в немецких приютах вынуждают принимать психотропные препараты. Мы хотим жить в России, потому что здесь еще существует понятие нормальной семьи, — объясняет Соня Бергфельд.

Чтобы получить убежище в России, Бергфельды через друзей обратились к Президенту Европейского информационного центра по правам человека Гарри Мурею: «Пожалуйста, свяжитесь с господином Путиным, если мы вернемся в Германию, то рискуем погибнуть. Я 5 лет был инструктором немецких ВВС и владею информацией об атомном бункере и сотрудничестве с американскими ВВС, я могу эти данные передать России. Пожалуйста, дайте мне и моей семье политическое убежище».

Гарри Мурей рассказывает, что подключил всех возможных знакомых и смог вывезти Бергфельдов на автобусе и автомобилях из Европы в Россию. Здесь их уже ждали: патриаршая комиссия по вопросам семьи РПЦ объявила о поддержке Бергфельдов.

Первое обращение Бергфельдов к Гарри Мурею (слева). Просроченные документы немцев (справа). Фото предоставлены Гарри Муреем

«Многолетняя борьба семьи Бергфельд за своих детей, а также за детей других пострадавших родителей Германии вызывает уважение и сочувствие <…> Патриаршая комиссия по вопросам семьи РПЦ просит дать разрешение перейти границу гражданам Германии Соне Бергфельд и Маркусу Бергфельд для дальнейшей подачи заявления на получение временного убежища на территории Российской Федерации», — говорилось в официальном обращении комиссии к начальнику таможенного пункта.

Бергфельды смогли пересечь границу с Россией в Псковской области, получили временные документы и остановились в Калуге у называющей себя «правозащитницей немецких беженцев» Катарины Миних. Параллельно она собирала для них деньги. Потом отношения испортились. «Они поняли, что положение рабов их не очень устраивает и перебрались в Москву, где представитель Патриаршей комиссии Русской православной церкви Лолита Скопина нашла им квартиру от РПЦ», — рассказывает Гарри Мурей. К тому времени со счетов куда собирались пожертвования, по словам Гарри Мурея, пропали примерно шесть тысяч евро. Одновременно у Бергфельдов закончился срок действия Свидетельства о предоставлении временного убежища на территории РФ, и они приехали в Псков на переоформление документов.

«Работают в монастыре за еду»

В Пскове выяснилось, что для продления документов нужно сдавать платные анализы, а во время ожидания их результатов где-то жить. Бергфельды снова обратились за помощью к правозащитнику Гарри Мурею. Тот связался с руководителем местного отделения Красного Креста Петром Василевским и параллельно попытался привлечь к решению вопроса псковские власти.

«Я 28 июня позвонил в администрацию Пскова, сказал, что немецким беженцам нужна помощь, а мне секретарь главы администрации Братчикова сказала, что город — банкрот и денег нет, — рассказывает Гарри Мурей. — Тогда я позвонил главе Пскова Цецерскому, мне ответила женщина. Она представилась Ольгой Борисовной, уточнила, что шла в буфет и по пути сняла трубку. „Чем мы можем помочь? Мы же только дружбой занимаемся“, — сказал мне она. Так подружитесь часов на 5 с семьей Бергфельдов, чтобы они не подохли, как собаки на улице! Попросил у нее поговорить с мэром, но она сказала, что он на совещании и его нельзя отрывать. Я попросил все возможные контакты, оставил свои. После этого мне никто не перезвонил и на мои звонки не отвечали. Через пару дней глава Цецерский что-то там написал в фейсбуке. Я не понял, он у вас нормальный или нет? Он написал какую-то дребедень! Его метлой за такое нужно гнать из города! У вас чемпионат идет, а тут такой позор!», — возмущается Мурей.

По ходатайству «Красного креста» Бергфельдов поселили в хостел, где они пробыли около недели. За это время они смогли бесплатно (по просьбе все того же «Красного креста») сдать анализы и продлить свои документы. Теперь у немецкой семьи есть право жить в России до июня следующего года.

Маркус метет двор в монастыре за 200 рублей в день (слева). Бесплатный обед (справа). Фото предоставлено правозащитником Гарри Муреем

«Мы получили убежище и теперь мы хотим перевезти к нам детей с помощью российской власти. Поскольку мы еще не знаем Россию, то мы не можем сказать, где будем работать и жить. Мы попросили помощь у мэра. То, что мы приняли как гуманность, оказалось рабством. Помощь со стороны мэра, к сожалению, пока еще не пришла. — пожаловалась „МБХ медиа“ Соня Бергфельд. — И работа за еду без жилья — не решение проблемы, и не та помощь, которую мы ожидали. Дальнейшей жизни в Пскове у нас нет, мы должны ехать в Петербург».

После того, как об демонстративном игнорировании проблем беженцев псковскими властями написали СМИ, глава города Иван Цецерский пригласил Соню и Маркуса к себе в приемную и пообещал им работу в монастыре и набор пластиковой посуды. Последний был нужен для питания в столовой для бездомных. Тем не менее все выходные (7 и 8 июля) Бергфельды, по словам Гарри Мурея, гуляли по Пскову в поисках еды и знакомились с местными бездомными.

«Ваш Цецерский позорит Псков не только на всю Россию, но за ее пределами. Люди голодают! Они с бомжами фотографируются и ищут еду, -возмущался правозащитник. — Я считаю, что он не помогает Бергфельдам из-за того, что боится обидеть своих немецких хозяев. Да-да, ваш глава города, за девятилетний период своего нахождения у руля добился того, что Псков стал одним из самых бедных городов России, однако это не мешает Цецерскому за бюджетные деньги несколько раз в год ездить в Германию. Думаете, это просто так? Я предполагаю, что в Германию его притягивают не только дела государственные, но и сугубо личные, а может даже и семейные. Ганзейские хлопоты (в 2019 году в Пскове пройдут Международные ганзейские дни — прим. „МБХ медиа“) Цецерского я не согласен считать аргументом. Прежде чем ставить свой город наравне с Гамбургом, Девентером или Стокгольмом надо сначала накормить нуждающихся, убрать бомжей с улиц и установить цивилизованные туалеты. Соня и Маркус пострадали от немецких властей и критикуют их, поэтому Цецерский и не хочет им помогать», — резюмировал Гарри Мурей.

9 июля власти Пскова все-таки организовали для немецких беженцев обед в столовой и работу в монастыре. Бывший военный Бундесвера Маркус подмел двор в Снетогорском женском монастыре Пскова и получил за это еду и 200 рублей. По словам Мурея, монахини просили Маркуса за то же вознаграждение сменить им всю электрику в монастыре, однако Бергфельд от такого выгодного предложения отказался.

Вечером монахини, по словам Мурея, объявили Бергфельдам, что в их услугах не нуждаются «из-за неправильного поведения». Теперь городские власти обещают подыскать немецкой семье работу на стройке.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

10 комментариев

Правила общения на сайте

  • 81,181,188,181,818,181,815,518,184

    В Рай попали.

  • Странно, что российские власти не хотят приютить этих немцев, помочь им. Можно же было бы их провести по всем федеральным каналам, где бы эти ребята рассказали ведущим пропагандистам об ужасах германской демократии, ювенальной юстиции и т. п. Неужели даже наши власти сомневаются в их адекватности?

    • Sonja Bergfeld

      Es gibt in Deutschland keine Demokratie, eine Firma kann keine Staatsform haben, Russland ist Oficel zuständig für Deutschland, Es liegen nicht nur unsere Dienstaufsichtsbeschwerden, Strafanzeigen vor sondern auch von Marc Scharf, sowie von vielen andern Menschen. Das Deutsche Volk ist am ersaufen, und bittet nicht nur sondern die fleht schon um Hilfe. Wann wird Russland helfen? Es ist in diesem Land nicht möglich seine Kinder unbeschadet aufwachsen zu lassen. Von einer freien Entfaltung wollen wir hier nicht mehr sprechen. Meine Kinder sind in Lebensgefahr in Deutschland und sagen dieses auch.

  • Юрий

    В том то и дело что все сомневаются в ихней адекватности. Они постоянно сами пытаются со своими рассказами! А люди которые им хоть раз чем-то помогли и потом дальше не могли помочь. Этих людей они только грязью поливают. Это просто у этих людей нету не стыда не совести. Они ещё никогда в жизни не работали и этого делать не собираются. А разве Россия должна каких то непонятно кого содержать? С какой стати? И мало того сам слышал и видел как они русским угражают. Требуют много денег! Вот женщина я её лично знаю Катарина М. Она сома ездила на границу их встречать. Всех людей задействовала чтобы им помочь. Сома более 30 000 руб на них из собственных средств отдала. Организовала через хорошие контакты бесплатную квартиру которую они засрали. А теперь Бергфельды без стыда и совести всех обливают грязью кто им помогал. Разве кто ещё захочет таким людям помочь???

  • From Malta

    Россия должна очень внимательно проверять, кому помогает. У этой семьи Бергфельд уже была квартира из церкви в Москве и она показала себя очень неблагодарной. Они также несколько раз заявляли, что лично встретились с Путиным. Как утверждается, они также находились под защитой полиции в Москве, и один из их полицейских был расстрелян в торговом центре в медиамаркте. Когда я спросила, не было ли большого шума, с полицией, они отрицали это. То, что меня слишком смутило, — тот факт, что г-н Бергфельд, как говорили, был в тюрьме за мошенничество в Германии в течение двух лет. Когда я пришела на это, г-жа Бергфельд оправдала себя тем, что это было из-за банкротства. Мошенничество — это мошенничество, а в Германии штрафы довольно мягкие. При наличии 2-летнего тюремного заключения необходимо было уже больше чего совершить. Прежде чем они оказались в России, они были в Италии, затем в Испании и уже несколько лет живут в пожертвованиях. Я также пожертвовал один раз, но когда рассказы начались с Путина и разведки, я стала очень скептичной, потому что я думаю, что не так просто договориться с Путиным, но Бергфельдс был там несколько раз.

  • Bist du Katharina Minich? Sag, woher du so gut über die beiden bescheid wissen willst…

    • Ich binn Katharina Minich daa ist richtig. Und ich kenne die beiden deshalb so gut weil ich selbst ein Opfer von den machenschaften geworden bin

    • Katharina

      Anna ich habe noch keine Komentare geschrieben. Aber ja ich bin Katharina Minich.
      Und kenne die beiden leider persönlich. Und bin selbst Opfer von den Beiden.

  • Ich binn Katharina Minich daa ist richtig. Und ich kenne die beiden deshalb so gut weil ich selbst ein Opfer von den machenschaften geworden bin
    «Sie laufen durch die Stadt und umarmen sich mit Obdachlosen»: In Pskow stecken die Deutschen, die dem Jugendamt entkommen sind, fest

    Lyudmila Savitskaya

    08:50, 12. Juli 2018

    Marcus und Sonia Bergfeld. Shot: Die der Zeit TV

    Sonja und Markus Bergfeld kamen im März 2018 als Asylsuchende nach Russland. Sie sagen, sie fliehen vor den Grausamkeiten der deutschen Jugendamt, aufgrund derer eines ihrer fünf Kinder, die zuvor aus der Familie ausgezogen waren, gestorben ist. Die Medien nannten Marcus Bergfeld «German Snowden»: Er behauptete, sein Heimatland werde wegen des Zugangs zu Verschlusssachen weiterverfolgt. In Russland versprach Bergfeld dem, mehreren Persönlichkeiten des öffentlichen Lebens und der Republik China zu helfen. Aber trotz der angekündigten Spendensammlung blieb die deutsche Familie in Pskow ohne Geld und Dokumente stecken. Die Stadtbehörden ignorierten sie lange Zeit, da Sonia und Marcus in der Gesellschaft der Obdachlosen gezwungen waren, auf der Straße nach Essen zu suchen.

    Psychostimulanzien und NATO-Bunker

    Die Familie von Bergfeld hatte 5 Kinder und lebte laut Sonya und Marcus friedlich bis 2011, als ihre Familie sich für das Jugendamt (Jugendschutz und Kinderschutz in Deutschland) interessierte. Marcus Bergfeld argumentiert, dass diese besondere Aufmerksamkeit der Tatsache zu verdanken sei, dass er versehentlich Zugang zu geheimen Materialien über den NATO-Bunker erhielt. Marcus diente in der deutschen Armee, wobei die Verschiebung des Teils die ganze Zeit anders bezeichnet — das in Cochem, dann in Nürnberg. Die Armee nennt die Armee auch anders, sie sagt, er sei Scharfschütze und Trainer im Nahkampf, er sei Ausbilder der deutschen Luftwaffe. Der Korrespondent der MBH Media, Marcus, sagte, er arbeite als Programmierer im deutschen Luftverteidigungssystem, in einer «Stärke amerikanischer Raketen in Deutschland».

    Marcus im Militärdienst. Foto mit freundlicher Genehmigung von Menschenrechtsverteidiger Harry Murray

    Wie sehr auch immer Bergfeld versuchte, die Geschichte seines Unglücks mit militärischen Geheimnissen in Einklang zu bringen, es ist immer noch eine Verschwörung. Aus ihrer weiteren Erzählung ist es klar, dass die Probleme mit der Beschlagnahme von Kindern wegen der Verweigerung von Sonya und Marcus von den verschriebenen Medikamenten für ihre Kinder begannen.

    Im Jahr 2011 lud die evangelische Gemeinde in der von ihnen besuchten Kirche ein, ihre Kinder in ein Sommerlager zu schicken. Die Bergfelder stimmten zu und lernten nach einiger Zeit, dass den Kindern eine Zubereitung von Methylphenidat (Ritalin) verschrieben wurde. Dies ist ein schwaches Psychostimulans, das in Europa und den USA verwendet wird, um Aufmerksamkeitsdefizit-Hyperaktivitätsstörung (ADHS) und in einigen Fällen Methamphetamin-Abhängigkeit zu korrigieren. In Russland ist es als Betäubungsmittel anerkannt und ist verboten. Die Bergfelder widersprachen den Ernennungen des Arztes und schrieben eine Weigerung, sie anzuwenden. Einige Tage später, so Marcus, haben die Angestellten des Jugendamtes die Kinder aus der Familie gegriffen.

    «Als wir und die Kinder noch schliefen, wurde eine Abteilung Polizei in Masken und automatischen Gewehren begleitet, begleitet von fünf Angestellten des Jugendamts. Es gab keine Dokumente über die Konfiszierung von Kindern oder gerichtliche Entscheidungen, um uns ihre elterlichen Rechte zu entziehen, und auch wurden uns keine Zertifikate vorgelegt. Ich war schockiert über diese Perfidie und versuchte meine Kinder, die zu Tode erschrocken waren, zu beschützen, sich mit Schreien an uns zu klammern und unbekannte Menschen nicht aus ihren Häusern zu lassen. Für den Widerstand wurde ich vor meinen Kindern und meiner Frau mit Schlagstöcken brutal geschlagen und dann an einen Heizkörper gefesselt «, sagt Marcus.

    Laut der «Fontanka» könnte die Aufmerksamkeit des Jugendamtes auf die Familie Bergfeld eher mit der Diagnose von Kindern in Verbindung gebracht werden. Nach ihrer Gründung und Verschreibung begannen die Behörden, die Fakten über Kindesmisshandlung zu überprüfen und aufzudecken. Sie wurden wahrscheinlich zur Grundlage, Sonja und Marcus die elterlichen Rechte zu entziehen. Die Familie war mit der Entscheidung des Gerichts nicht einverstanden, versuchte wiederholt, dagegen zu protestieren und ging sogar zu einsamen Streikposten, aber sie gaben die Kinder nicht zurück. Misshandlungsvorwürfe in einem Gespräch mit «MBH Media» wurden abgelehnt und als erfunden bezeichnet.

    «Wir hatten eine große Familie, lebten seit vielen Generationen zusammen. Kinder, Eltern, Großmütter und Großväter lebten unter einem Dach, bis unsere Familie zerstört wurde. Alle Kinder wollen mit uns leben. Sie senden ein Video, in dem sie sagen, wie sie uns lieben, wie sehr sie vermissen und nur eine normale, ganze Familie wollen «, sagt Sonia Bergfeld.

    Sonia Bergfeld und ihr Sohn. Fotos aus dem persönlichen Archiv

    Nach einer Weile verließen die Bergfelder Deutschland nach Malta, wo sie versuchten, ein Zentrum zu

  • Это я

    «Sie laufen durch die Stadt und umarmen sich mit Obdachlosen»: In Pskow stecken die Deutschen, die dem Jugendamt entkommen sind, fest

    Lyudmila Savitskaya

    08:50, 12. Juli 2018

    Marcus und Sonia Bergfeld. Shot: Die der Zeit TV

    Sonja und Markus Bergfeld kamen im März 2018 als Asylsuchende nach Russland. Sie sagen, sie fliehen vor den Grausamkeiten der deutschen Jugendamt, aufgrund derer eines ihrer fünf Kinder, die zuvor aus der Familie ausgezogen waren, gestorben ist. Die Medien nannten Marcus Bergfeld «German Snowden»: Er behauptete, sein Heimatland werde wegen des Zugangs zu Verschlusssachen weiterverfolgt. In Russland versprach Bergfeld dem, mehreren Persönlichkeiten des öffentlichen Lebens und der Republik China zu helfen. Aber trotz der angekündigten Spendensammlung blieb die deutsche Familie in Pskow ohne Geld und Dokumente stecken. Die Stadtbehörden ignorierten sie lange Zeit, da Sonia und Marcus in der Gesellschaft der Obdachlosen gezwungen waren, auf der Straße nach Essen zu suchen.

    Psychostimulanzien und NATO-Bunker

    Die Familie von Bergfeld hatte 5 Kinder und lebte laut Sonya und Marcus friedlich bis 2011, als ihre Familie sich für das Jugendamt (Jugendschutz und Kinderschutz in Deutschland) interessierte. Marcus Bergfeld argumentiert, dass diese besondere Aufmerksamkeit der Tatsache zu verdanken sei, dass er versehentlich Zugang zu geheimen Materialien über den NATO-Bunker erhielt. Marcus diente in der deutschen Armee, wobei die Verschiebung des Teils die ganze Zeit anders bezeichnet — das in Cochem, dann in Nürnberg. Die Armee nennt die Armee auch anders, sie sagt, er sei Scharfschütze und Trainer im Nahkampf, er sei Ausbilder der deutschen Luftwaffe. Der Korrespondent der MBH Media, Marcus, sagte, er arbeite als Programmierer im deutschen Luftverteidigungssystem, in einer «Stärke amerikanischer Raketen in Deutschland».

    Marcus im Militärdienst. Foto mit freundlicher Genehmigung von Menschenrechtsverteidiger Harry Murray

    Wie sehr auch immer Bergfeld versuchte, die Geschichte seines Unglücks mit militärischen Geheimnissen in Einklang zu bringen, es ist immer noch eine Verschwörung. Aus ihrer weiteren Erzählung ist es klar, dass die Probleme mit der Beschlagnahme von Kindern wegen der Verweigerung von Sonya und Marcus von den verschriebenen Medikamenten für ihre Kinder begannen.

    Im Jahr 2011 lud die evangelische Gemeinde in der von ihnen besuchten Kirche ein, ihre Kinder in ein Sommerlager zu schicken. Die Bergfelder stimmten zu und lernten nach einiger Zeit, dass den Kindern eine Zubereitung von Methylphenidat (Ritalin) verschrieben wurde. Dies ist ein schwaches Psychostimulans, das in Europa und den USA verwendet wird, um Aufmerksamkeitsdefizit-Hyperaktivitätsstörung (ADHS) und in einigen Fällen Methamphetamin-Abhängigkeit zu korrigieren. In Russland ist es als Betäubungsmittel anerkannt und ist verboten. Die Bergfelder widersprachen den Ernennungen des Arztes und schrieben eine Weigerung, sie anzuwenden. Einige Tage später, so Marcus, haben die Angestellten des Jugendamtes die Kinder aus der Familie gegriffen.

    «Als wir und die Kinder noch schliefen, wurde eine Abteilung Polizei in Masken und automatischen Gewehren begleitet, begleitet von fünf Angestellten des Jugendamts. Es gab keine Dokumente über die Konfiszierung von Kindern oder gerichtliche Entscheidungen, um uns ihre elterlichen Rechte zu entziehen, und auch wurden uns keine Zertifikate vorgelegt. Ich war schockiert über diese Perfidie und versuchte meine Kinder, die zu Tode erschrocken waren, zu beschützen, sich mit Schreien an uns zu klammern und unbekannte Menschen nicht aus ihren Häusern zu lassen. Für den Widerstand wurde ich vor meinen Kindern und meiner Frau mit Schlagstöcken brutal geschlagen und dann an einen Heizkörper gefesselt «, sagt Marcus.

    Laut der «Fontanka» könnte die Aufmerksamkeit des Jugendamtes auf die Familie Bergfeld eher mit der Diagnose von Kindern in Verbindung gebracht werden. Nach ihrer Gründung und Verschreibung begannen die Behörden, die Fakten über Kindesmisshandlung zu überprüfen und aufzudecken. Sie wurden wahrscheinlich zur Grundlage, Sonja und Marcus die elterlichen Rechte zu entziehen. Die Familie war mit der Entscheidung des Gerichts nicht einverstanden, versuchte wiederholt, dagegen zu protestieren und ging sogar zu einsamen Streikposten, aber sie gaben die Kinder nicht zurück. Misshandlungsvorwürfe in einem Gespräch mit «MBH Media» wurden abgelehnt und als erfunden bezeichnet.

    «Wir hatten eine große Familie, lebten seit vielen Generationen zusammen. Kinder, Eltern, Großmütter und Großväter lebten unter einem Dach, bis unsere Familie zerstört wurde. Alle Kinder wollen mit uns leben. Sie senden ein Video, in dem sie sagen, wie sie uns lieben, wie sehr sie vermissen und nur eine normale, ganze Familie wollen «, sagt Sonia Bergfeld.

    Sonia Bergfeld und ihr Sohn. Fotos aus dem persönlichen Archiv

    Nach einer Weile verließen die Bergfelder Deutschland nach Malta, wo sie versuchten, ein Zentrum zu

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: