МБХ медиа
Сейчас читаете:
В Псковской области онкобольной «отменили» рак. Как пенсионерку лишили инвалидности и бесплатных протезов

В 2015 году врачи обнаружили опухоль в левой груди у 58-летней Татьяны Королевой. Женщину экстренно прооперировали, причем вырезали полностью не только молочную железу, но и некоторые лимфоузлы: рак был инвазивным, и мутировавшие клетки могли выйти за пределы опухоли. Врачи регионального онкодиспансера отправили ее на медико-социальную экспертизу в Опочку, где Королевой дали только третью группу инвалидности, хотя у нее были показания для второй. Два года подряд женщина, не имея физической возможности трудиться, получала «рабочую инвалидность», но в 2018 году отняли и ее. Теперь пенсионерка не может получить бесплатные протезы, на пенсию в 8 000 рублей ей самой их не купить.

«Кастрюлю с супом в руках удержать не могла»

Татьяна Королева живет в деревне Макарово Новоржевского района Псковской области. Кроме нее здесь еще около ста человек: большинство — пожилые, молодежь уехала в Санкт-Петербург. О раке местные знают не понаслышке: только за последние полгода в деревне от него умерли два человека. В 2015 году в этом краю была проведена знаменитая оптимизация системы здравоохранения, инициированная экс-губернатором области Андреем Турчаком: Новоржевская районная больница была присоединена к Пушкиногорской. «Ездить за справками в Пушкинские Горы вам не нужно будет. Все вопросы будут решаться на месте», — обещали тогда чиновники, но на деле все сложилось иначе.

Добраться до Новоржева Татьяна Михайловна, как и остальные жители деревни Макарово, может только на такси. Цена начинается от двухсот рублей, в районе, где пенсии часто не достигают и 10 000 рублей, это большие деньги. Но Новоржевской районной больницей дорога к доктору не заканчивается. Подтвердить инвалидность пенсионерке здесь не могут и направляют на медико-социальную экспертизу (МСЭ) в Опочку — это более 50 километров, которые также можно преодолеть исключительно на такси. Цена начинается от 2 000 рублей и, в зависимости от погоды, может доходить до 4000 тысяч рублей.

деревня Макарово. Фото: МБХ Медиа

На такую поездку и новоржевским, и деревенским больным приходится буквально копить, но результат того раньше стоил: полученная инвалидность давала возможность бесплатно получать протезы, лекарства (те, правда, приходится долго ждать), а иногда даже путевку в санаторий. Татьяна Королева о таких благах знает от знакомых по несчастью, таких же онкобольных, самой ей путевку никогда не давали, а в бесконечных очередях за лекарствами, которые вечно находятся на «отсроченном обеспечении», она от слабости едва не теряла сознание.

«Зачем вам путевка в санаторий? У меня мама туда поехала, начала принимать ванну и умерла», — объясняла Королевой руководитель МСЭ в Опочке Алла Полукеева. Татьяна Михайловна с врачом не спорила: главное, что инвалидность давали, а значит, протез и специальные бюстгальтеры для перенесших операцию на груди она могла получить бесплатно. Без протеза женщине ходить нельзя, у нее начнутся серьезные проблемы со спиной.

«Врач сидела, опустив глаза»

С 2015 по 2018 годы Королева была инвалидом третьей группы, которая предусматривает, что ее обладатель может работать по другой, более легкой специальности или по прежней профессии, но при «значительно облегченных условиях труда». Но Татьяна Михайловна после операции не то что работать, стоять на ногах практически не могла. «Я кастрюлю с супом в руках удержать не могла, все на пол летело. Дочка меня семь месяцев выхаживала, не отходя», — рассказывает она корреспонденту «МБХ медиа». У пенсионерки тяжелая форма рака груди: ей удаляли не только саму левую молочную железу, но и некоторые лимфоузлы, потому что мутированные клетки могли выйти за пределы опухоли. «Некоторым просто высечку делали, чтобы грудь оставалась цела, а у меня удалено все. В онкодиспансер женщины с моим диагнозом после операции раз в год ездят, а мне нужно чаще, чем раз в полгода, потому что от препаратов, которые всем показаны, у меня опухоль только быстрее расти начнет. Но тем, которые на таблетках, давали вторую группу инвалидности, а мне почему-то нет», — объясняет Татьяна Михайловна.

За свою группу она получала прибавку к пенсии 2 000 рублей, сама пенсия — 8 000 рублей. Работать женщина по-прежнему не может, она очень быстро устает, а в летний период вообще выходит из дому только после заката: на солнце ей сразу становится плохо, оно для людей с ее диагнозом противопоказано. Татьяна Михайловна держит кур и маленький огород, но тот особо не выручает: для результата здесь нужны хороший физический труд и деньги.

Подтверждать инвалидность ей нужно каждый год. В этот раз женщине назначили приехать в Опочку на МСЭ 2 апреля. На экспертизе присутствовали три человека. Руководителем была уже знакомая Татьяне по прошлым годам Алла Полукеева, рядом была специалист по работе с документацией (она изучала амбулаторные карты пациентов) и неизвестная Королевой новая врач. «Что у вас со здоровьем?», — поинтересовалась она. Но когда Татьяна Михайловна начала перечислять симптомы, доктор ее перебила вопросом: «А вы это мне зачем сообщаете?». После этого медик, по словам Королевой, просмотрела данные анализов и объявила: «У вас заболевание системы кровообращения. Но гемоглобин высокий, так что вы здоровы, группу снимаем». «Алла Григорьевна Полукеева все это время сидела, опустив глаза. Она меня знает все эти три года как пациентку, но промолчала. Я вышла из кабинета, ничего не понимая. Уже позже сообразила, что мне даже бумагу никакую не выдали», — вспоминает Татьяна Михайловна.

Здание, где проводили подтверждение инвалидности. Фото: Яндекс-панаромы

В этот же день она позвонила в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования и рассказала о ситуации. «Как же вы теперь будете протезироваться? Протезы и белье положены на льготном основании только инвалидам. Срочно пишете жалобу в областное бюро Медико-социальной экспертизы», — отреагировали там. Татьяна Михайловна попыталась по телефону связаться с опочецкими медиками, чтобы узнать фамилию нового врача, которая объявила ей о «выздоровлении». «Мы все принимали это решение, фамилию называть не будем», — ответили ей опочецкие доктора и бросили трубку.

Дочка Татьяны Михайловны, двадцатилетняя Анастасия не стала ждать реакции областного бюро МСЭ и обратилась с проблемой напрямую на сайт врио губернатора Псковской области Михаила Ведерникова. «Врачи псковской онкобольницы сказали моей матери, что ее не имели права лишать инвалидности. У меня возникает вопрос, на каком основании члены опочецкой медкомиссии лишили мою мать инвалидности, и почему они теперь бросают трубки после каких-либо наших попыток начать с ними разговор? Это просто крик души, я прошу вас разобраться в данной ситуации», — писала девушка.

«Формулировка „медико-социальная экспертиза“ часто ошибочно воспринимается гражданами в том смысле, что государственные учреждения медико-социальной экспертизы (далее — бюро МСЭ) являются учреждениями, подведомственными органам управления здравоохранением. В действительности бюро МСЭ медицинскими организациями не являются и органам исполнительной власти не подчинены, — ответил ей вместо врио губернатора глава регионального комитета по здравоохранению и фармации Игорь Потапов и прибавил. — В течение месяца после получения решения бюро гражданин может обжаловать его в главном бюро на основании письменного заявления». Чиновник также уточнил, что в ФГБУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» работает «горячая линия» по вопросам инвалидности, а по истечении месячного срока решения бюро могут быть обжалованы в суде. «Иных возможностей пересмотра решений бюро МСЭ, помимо законодательно предусмотренных, не существует», — заявил Потапов.

Руководитель опочецкой МСЭ Алла Полукеева также отказалась комментировать корреспонденту «МБХ медиа» свое решение.

«Денег они все хотели. Люди, которые ездят к ним, кладут нужную сумму в амбулаторную карту», — убеждена Татьяна Михайловна. Сейчас она ждет ответа от регионального бюро МСЭ и носит старые протезы. Новые вместе со специальными бюстгальтерами обойдутся ей в 8 500 рублей. На пенсию в 8 000 рублей в месяц их не купить.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 комментариев

Правила общения на сайте

  • Лилия

    Это просто запредельная жестокость и равнодушие к простым людям! Это геноцид! Как можно помочь?

  • Владимир

    СВОЛОЧИ!

  • Марина

    Действительно Геноцид!

  • Никак. Разве что не молчать объединяться и биться за свои права. Это везде! Федеральным СМИ запрещено это освещать.

  • Владимир Логинов

    Прочитал и сразу заметил- опухоль нашли и сразу прооперировали уже С МЕТАСТАЗАМИ, — то есть степень была уже крайнезапущенная, что обычно для нашего «здравоохранения». Уже этот факт должен стать основанием для иска в суд. Но… независимого суда в РФ нету, я сам это доказал, пытаясь найти справедливость в своём случае_ тоже получив «вдруг» четвёрочку. Именно поэтому даже онкология вынуждена стать онкологией политической! Эту нехитрую мою мысль сразу поняли даже в полиции, куда меня несколько раз привозили из дома за организацию митинга протеста с участием А. А.Навального в Самаре. Я им так и сказал, — мне надо выиграть суд, чтобы получит компенсацию, на эти деньги лечиться, чтобы выжить. А без политического протеста это в РФ невозможно! Жаль, что в таких судах никто не помогает больным. Жуть, что Т. Королёву даже лишили инвалидности! Вот, — написал много слов, чтоб объяснить, почему тут в комментариях пишут- ЭТО — ГЕНОЦИД!!! Я, правда, в прокуратуру написал, — ЭТО — ПАТРИОЦИД!!! Свои же в гроб загоняют…

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: