МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Он настроен на победу». Дело Игоря Рудникова

Главный редактор газеты «Новые Колеса» и бывший депутат калининградской областной думы Игорь Рудников уже семь месяцев находится под арестом. Сейчас он содержится в СИЗО «Лефортово» в Москве и начал знакомиться с материалами своего дела. Рудникова обвиняют в вымогательстве (163 УК РФ) 50 000 долларов у главы следственного управления Следственного Комитета по Калининградской области Виктора Леденева. Сам Игорь и его коллеги считают, что обвинения в его адрес — лишь провокация со стороны Леденева в ответ на обнародование информации о незадекларированной недвижимости государственного чиновника стоимостью 150−200 миллионов рублей.

Деньги в папке

Игорь Рудников основал и двадцать лет возглавлял независимую печатную газету «Новые колеса». Это популярное в Калининграде издание выходило по четвергам и быстро раскупалось. За время своей профессиональной деятельности Игорь два раза подвергался нападениям — в 1998 году и в 2016-м. При последнем покушении Рудников получил 5 ножевых ранений, но выжил.

Виктор Леденев предлагал Игорю информацию о людях, причастных к этому покушению и обещал посодействовать с переквалификацией статьи их обвинения на более тяжкую. В обмен на это Рудников должен был не публиковать новые материалы про незадекларированную недвижимость чиновника. Папку из рук Леденева с этими данными 1 ноября 2017 года забрала сотрудница «Новых колес» Светлана Березовская, она же и должна была передать ее Игорю. Правда, в папке оказались еще и деньги. Передать папку Рудникову она не успела, ее тут же задержали. Игорь не знал о деньгах, но в то же день был задержан и он, причем достаточно жестко, его пришлось даже госпитализировать. Сотрудники правоохранительных органов не скрывали, что к Игорю было велено применить физическую силу. Их разговор после задержания журналиста был записан.

Проанализировав все обстоятельства дела, правозащитный центр «Мемориал» признал Игоря Рудникова политзаключенным.

Адвокат Игоря Тумас Мисакян пока не может раскрыть подробности этого дела, как и дать какой-либо прогноз. «Это бессмысленно в нашей стране», — сказал он «МБХ медиа». Но передал, что Рудников «настроен на победу и настроен защищать себя в суде». В лефортовском СИЗО он получает множество писем от читателей газеты, выражающих ему свою поддержку.

«Каждый имеет свою шконку»

Условия содержания в СИЗО, как сказал Мисакян, неудовлетворительные. Камеры очень маленькие, нет горячей воды. Чтобы узнать, как сейчас живет Игорь, мы поговорили с общественным и политическим деятелем Сергеем Аксеновым, который в начале нулевых сидел в «Лефортово».

«Если говорить о размерах камеры, то почти все камеры в Лефортово рассчитаны на трех человек, никаких двухъярусных кроватей. Одна кровать с металлической решеткой из пластин. Точно так же выглядят кровати, шконки, в Петропавловской крепости. Комната эта метров 15, прямоугольная, одна шконка у окна и две по бокам. На троих людей нормальная комната. Люди рассказывают, что есть две камеры на всю тюрьму объединенные, шестиместные, соответственно, в два раза большие. Во всяком случае, спать в три или две смены там не приходится. Каждый имеет свою шконку и свое время. Горячей воды там действительно нет. То, что доступ к горячей воде должен быть в СИЗО, я услышал недавно. В последние несколько лет люди на такие вещи жалуются. Чтобы в камере была горячая вода, этого никто и не ждал никогда. Возможно, эти вещи остро необходимы — все же 21 век — в женском СИЗО. А так мы и не парились особо. Раз в неделю по четвергам была», — рассказывает Сергей.

По его мнению, в «Лефортово» достаточно тяжело находиться общительным людям, потому что тюрьма эта, в основном, изоляционная и больше одного-двух соседей у тебя не бывает. С кем-то поговорить особо не получается. «Большинству людей, которые сидят по традиционно уголовным делам, конечно, не хватает такого общения. А тем людям, которые сидят по политическим статьям, им, может, даже и неплохо — переизбыток человеческой массы не всегда приятен», — считает Аксенов.

Следственный изолятор № 2 «Лефортово». Фото: Антон Белицкий / Коммерсантъ

Сергей отметил, что в лефортовском следственном изоляторе, в целом, достаточно «комфортные» условия пребывания: нет трудностей с вызовом врача (если тебе специально их не создадут), своего адвоката или заминок в ознакомлении с делом. Есть даже библиотека, в которой заключенные могут проводить часть свободного времени.

«Гениальный журналист»

«Совершенно неординарная личность, с золотой медалью школу окончил, с золотой медалью училище. Организаторские способности, память, объемы знаний. Умение ориентироваться в сложной ситуации, находить выходы, вести переговоры. Гениальный журналист! Немного у нас в стране найдется главных редакторов, которые вычитывают каждый материал, который публикуется. Подбирает каждую фотографию, занимается коллажами. Держал под контролем весь выход газеты», — охарактеризовал Игоря исполняющий обязанности главного редактора «Новых Колес» Юрий Грозмани.

Несмотря на заключение и возможности встреч только со своими защитниками, Игорь продолжает общаться с читателям «Новых Колес», просто неравнодушными людьми и своими коллегами, которые рассказывают ему, что происходит в стране и в области, как общество реагирует на то, что он находится за решеткой и как люди выходят на пикеты в его поддержку. Грозмани рассказал, о чем пишет сам Игорь в своих письмах: «Газета —самое большое дело его жизни, как и его депутатская деятельность по защите граждан, чьи права были нарушены властями, чиновниками. Сейчас он этим не занимается, но мысленно находится в состоянии защитника этих людей. Хоть и сам находится за решеткой. Очень много пишет писем во все инстанции, пытаясь обратить внимание президента на беззакония, которые творят его подчиненные. Ему тоже активно пишут. Каждому находит возможность и время ответить. За месяц на корреспонденцию он тратит пять тысяч рублей».

Правда, не все письма Игоря доходят до адресатов, как и не вся предназначенная ему корреспонденция попадает в лефортовский изолятор. Некоторые письма цензурируются. С обращениями читателей в газету одно время дела тоже обстояли плохо: «Здесь в Калининграде ФСБ осуществляет давление на почту. Начальник местного почтового отделения получил неофициальное распоряжение пересылать все письма, направленные на имя сотрудников редакции, в управление ФСБ. Мы на это жаловались в разные инстанции, и ситуация исправилась. Теперь мы все письма получаем», — рассказывает коллега Игоря.

Грозмани добавил, что письма — не единственный способ общения с Рудниковым. После некоторых заседаний, с Игорем можно поговорить через «телемост» в суде, если судья не дает распоряжение выключить камеру. Так Игорь смог сообщить, что в одной из частей своего дела, с которой он успел ознакомиться, находятся материалы, связанные со спекуляцией с земельными участками и прочими противозаконными действиями, которые производили первые лица государства. Как рассказывает Грозмани, эта информация была получена при прослушке телефонов, все расшифровки бесед находятся в уголовном деле, а первые лица — это Дмитрий Медведев и Борис Грызлов.

Сотрудники ФСБ России во время обыска в редакции газеты «Новые колеса». Фото: Александр Подгорчук / Коммерсантъ

Временный главный редактор «Новых колес» рассказал, что, даже находясь в СИЗО, Игорь и редакция газеты подвергаются прессингу. Например, недавно объявилась женщина, работавшая в «Колесах» 20 лет назад. Она заявила, что у нее есть сын от Рудникова, которому он не выплачивал алименты. После ее заявления судебные приставы ворвались в редакцию газеты и конфисковали все имущество, оставив лишь «унитаз, газовую плиту и несколько стульев». Редакция находится в квартире матери Игоря, поэтому арест редакционного имущества выглядит достаточно странно, ведь оно не принадлежит именно Рудникову.

«Газета будет выходить, но для этого надо сменить власть».

Газета «Новые колеса» не выходит уже два месяца. Типография отказалась печатать тираж, а торговые точки — его распространять. У нескольких сотрудников издания дома были обыски, на одного из них завели уголовное дело за старую публикацию, другому предъявлено несколько исков.

В такой ситуации Грозмани видит только один выход для возобновления выпуска газеты: «Силовые структуры и администрация губернатора сделали все, чтобы газета не выходила. Возможно, что газета будет выходить, но для этого надо сменить власть».

Игоря поддерживает сын Константин. Он живет в Америке, недавно закончил старшую школу и мечтает стать астронавтом. Как рассказал Грозмани, Костя создал сайт на английском языке, где поддерживает своего отца и рассказывает жителям штатов о беспределе, который происходит в России.

Хоть общественное внимание к делу Игоря Рудникова и велико, но Грозмани сомневается, что оно сможет помочь: «На данный момент, у нас по всем признакам тоталитарное государство с диктаторским режимом, поэтому на судьбу Рудникова и других диссидентов может повлиять такой фактор, как революция. Предпосылок для нее нет».

Но по своей натуре Рудников склонен верить в более позитивный исход, чем Грозмани: «Игорь Рудников по жизни большой оптимист, считает, что в любой безвыходной ситуации можно найти какой-то выход. Это качество и черта помогала ему многие годы, даже в самых критических ситуациях».

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: