МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Никто мне не поможет, кроме самой себя»: сирота из Приморского края — о жизни без собственного жилья

«Никто мне не поможет, кроме самой себя»: сирота из Приморского края — о жизни без собственного жилья

В течение многих лет около семи тысяч выпускников детских домов в Приморье не могут получить жилье, которое, согласно закону о дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот, им должно предоставлять государство. «МБХ медиа» рассказывает историю Марины Дорогановой из Владивостока, которая уже 12 лет добивается справедливости.

«Ждите и еще раз ждите»

Марине сейчас 30 лет, 12 из которых она потратила на бюрократические проволочки, связанные с получением жилья.

«У меня уже шестилетний ребенок, ничего не меняется, — рассказывает она. — Куда мы только не ходили, все пороги обиваем из месяца в месяц. И все говорят одно и то же: „Денег на строительство нет, ждите и еще раз ждите“. Сколько можно ждать? Мне уже четвертый десяток пошел, а все „ждите“».

От матери Марину забрали в раннем возрасте. Она — одна из двенадцати детей в семье. Сейчас в живых остались только десять. После достижения совершеннолетия она узнала, что по закону ей должно предоставляться жилье.

«Я жила в школе-интернате, нам никогда об этом не рассказывали. Я даже, если честно, как-то и не задумывалась о том, куда идти, что будет дальше. Но потом, когда я поступила в университет, мне одна тетушка подсказала, говорит: „Ты же сирота, вам по закону положена квартира“».

С этого момента Марина начала активно заниматься этой проблемой и узнала, что ей, ее братьям и сестрам достался дом от их матери. Дом маме Марины выдали от сельхоза, где она работала дояркой. Но к тому моменту сельхоза больше не существовало, мать умерла, а само строение было развалено.

Марина Дороганова со своей дочерью. Фото: личная страница Вконтакте

«Никто ничего не хотел делать — „идите живите, договор найма у вас есть, вот и заселяйтесь“, — говорит она. — Где-то пять лет я потратила на то, чтобы мне выдали бумагу о том, что этот дом непригодный к жилью».

Все это время Марина жила в университетском общежитии. Уже после окончания вуза ей удалось попасть в очередь на получение квартиры от государства. Но с тех пор ситуация не изменилась.

«Чиновники только разводят руками, говорят — „ждите, мы ничего не можем сделать“. Деньги выделяются, дома не строятся, и каждый ссылается на другого».

За это время Марина не сильно продвинулась в очереди. «Пять лет назад я встала в очередь и была 364-й. Сейчас я 304-я. За пять лет выдано 60 квартир — это как? Когда я ее получу — к пенсии?», — возмущается она.

«Постоянно на сумках»

У Марины специальность инженера-технолога, но работает она не по профессии — говорит, что это из-за проблем дочери со здоровьем. «Кому нужен сотрудник, который постоянно на больничном? Конечно, никому. Поэтому я работаю в частном садике, там входят в положение», — объясняет она.

Так как у Марины нет собственного жилья, ей приходится очень часто переезжать из одной съемной квартиры в другую, что, конечно же, создает большие неудобства и ей, и ее ребенку. «Часто приходится съезжать с района на район, соответственно, сады менять. Это все очень тяжело, мы постоянно на сумках. Ребенок у меня страдает, потому что она не может завести друзей. Я даже не знаю, как в первый класс ее отдавать на следующий год».

Она опасается, что частые смены детского сада или школы могут негативно сказаться на психике дочери. «Сейчас в нашем мире дети очень жестокие, к сожалению. Очень тяжело принимают детей из другого класса или из другой школы».

По закону, собственное жилье Марина приобрести также не может, так как она уже находится в очереди на получение жилья от государства.

#Янеалкаш

В конце мая выпускники детских домов Приморья объединились в группу и запустили акцию под хэштегом #янеалкаш. Люди начали выкладывать свои фото, под которым рассказывают о себе, в том числе обращаясь напрямую к премьер-министру Дмитрию Медведеву.

Марина — одна из активистов движения. По ее словам, аккаунт-группа в социальной сети Instagram была создана после слов премьер-министра о том, что бывшие детдомовцы в Приморском крае пропивают выделенные квартиры.

«Мы просто сделали свой аккаунт в Instagram и сказали, что мы не алкаши, не бичи, не наркоманы. И что у нас у всех есть дети, семьи. Вот у меня лично в семье десять человек — пять мальчиков и пять девочек. У нас в семье нет ни одного наркомана или алкаша. У нас даже никто не курит. Многие ребята занимают хорошие должности и живут со своими семьями, — объясняет она. — Я не спорю с ним, что есть реально такие социально незащищенные ребята, но хочу поспорить с тем, что это не зависит от того, где ты вырос — в детском доме или семье. Есть очень много семей, в которых также образовываются и алкаши, и наркоманы. Поэтому это не повод кого-то оскорблять и что-то такое говорить».

Марина Дороганова (вторая справа) во время митинга бывших детдомовцев во Владивостоке. Фото: delta.ru

1 июня во Владивостоке прошел митинг бывших детдомовцев, одним из организаторов которого также была Марина. По ее словам, останавливаться они на этом они не собираются.

«Мы будем бороться до конца, это даже не обсуждается. Будем делать все возможное. Потому что среди нас есть уже взрослые люди. Есть и те, кому под сорок лет. И они не только что встали в очередь, а годами и десятилетиями ждут эту квартиру. У них уже взрослые дети по 15−16 лет».

Движение объединяет вокруг себя большое количество сирот, которые так и не получили собственного жилья, обещанного им государством.

Есть и те, кто отзывается о движении негативно. «Есть ребята, которые говорят: «Вот твари, вы идите работайте! Чем хуже обычные дети?». Я думаю: «Вы глупые, что ли? А на что мы живем, на что мы снимаем? Мы также и работаем, и живем полноценно. Многим на двух-трех работах приходится работать, чтобы ребенок был одет-обут и полностью обеспечен», — рассказывает она.

Марина предполагает, что такая реакция может быть вызвана завистью из-за того, что эти люди не могут так просто получить квартиры. «Но вот только чему завидовать? Например, я бы не хотела, чтобы мой ребенок остался сиротой, — говорит она. — В любой момент я ее всегда поддержу, всегда приму, она всегда будет под моим контролем. А у меня нет такой возможности. Никто мне не поможет, кроме самой себя. Хотя мне уже 30 лет — взрослая тетенька, но все равно хочется кому-то поплакаться, прийти к маме. Но у нас такого нет, поэтому я не знаю, чему завидовать. Это просто глупо».

В конце мая премьер-министр Дмитрий Медведев заблокировал в Instagram сообщество приморских сирот, после того как на нескольких постах участники отметили его аккаунт. Публикация сразу же стала одной из обсуждаемых тем среди подписчиков.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: