МБХ медиа
Сейчас читаете:
Наказание в назидание другим. Как челябинская колония добивается увеличения срока для заключенного, которого пытали охранники

В Челябинске заключенному Алексею Ульянову, которого два года назад избили сотрудники колонии, грозят увеличением срока. Ему остается немногим больше месяца в заключении, но начальство колонии настаивает на завершении уголовного дела с обязательным наказанием Алексея, несмотря на то, что он не нападал на охранников.

Запись потасовки в палате тюремной больницы, где содержался Ульянов и другие заключенные, как и видео пыток из ярославской колонии № 1, была сделана на видеорегистратор одного из сотрудников. Инцидент в тюремной палате произошел 19 сентября 2016 года. Подробности дела Ульянова рассказала «МБХ медиа» правозащитница, эксперт ООД «За права человека», член ОНК (общественной наблюдательной комиссии) Челябинской области Валерия Приходкина.

«Тогда сотрудники ввалились в камеру, нарушив все свои инструкции, как будто бы с обыском. Они не выстроили заключенных, не попросили их взять личные вещи и выйти в коридор, как положено по приказу о проведении обыска, — ничего не сделали, а просто вошли в камеру. В камере было три заключенных. Один из них, Головкин, тут же выхватил лезвие, приставив к горлу, и сказал, что они не будут проводить здесь обыск. За ним погнались, заскочили на кровать Ульянова. Два сотрудника держали Головкину за спиной руки на кровати Ульянова. Когда им удалось отобрать у первого лезвие, они почему-то накинулись на Ульянова. Теперь его же еще и судят! В это же время третий осужденный — Хакимов — стоял в стороне и порезал себя настолько, что ему после этого пришлось руки зашивать».

«Не бьют тех, которые режутся»

К третьему заключенному, которому удалось порезаться до крови, не подошел ни один сотрудник: они пытались отобрать бритву у Головкина и зачем-то избили Ульянова. Как рассказала правозащитница, заключенные режутся не просто так: это служит средством защиты:

«Почему, когда начинается возня, все достают лезвия и начинают резаться? У каждого второго ВИЧ-инфекция, много больных всякими заразными заболеваниями. И сотрудники обычно не трогают тех, у которых хлещет кровь, — боятся заразиться. Тот же Хакимов стоял, резался, — его никто не трогал. Поэтому заключенные сразу режутся — чтобы их не трогали, не били. Это такой способ защиты. Хакимов кричал, матерился, но его никто не трогал».

Алексей Ульянов. Кадр из видео

В тот же день сотрудники колонии, которые заявились с обыском, написали рапорты о том, что им пришлось применить силу. При этом рапорты на Головкина и Хакимова оказались утерянными:

«Один из сотрудников, который валял Ульянова на полу — Килькинов. Этот сотрудник потом написал рапорт о том, что применили физическую силу к Ульянову. О том, что к Головкину применяли физическую силу, рапорта нет. Про Хакимова тоже рапорта нет! Все действия были направлены против Ульянова. Как я понимаю, был конфликт с ним, он у нас из шестой колонии, где был бунт. Люди из этой колонии уже не стесняются и пишут жалобы во все инстанции».

Первое дело из-за фальшивой справки

Алексей Ульянов раньше содержался в шестой колонии города Копейска Челябинской области, где в ноябре 2012 года заключенные устроили «бунт» против поборов со стороны местного начальства. Дела против нескольких осужденных, признанных организаторами «бунта», продолжаются до сих пор.

Несмотря на то, что Ульянов не нападал на охранников в больнице, уголовное дело решили возбудить именно против него. При этом Ульянов недавно перенес операцию на почках и не мог оказывать сопротивление сотрудникам колонии. Он мучился от боли, но на просьбы выписать обезболивающее руководство не реагировало.

«Почему-то на Ульянова подают в суд, якобы он сделал Килькинову больно. Не двое сотрудников уронили его на пол и применяли к нему силу, а он им больно сделал. Килькинов сразу после этого якобы обратился в травмпункт. Ульянов в синяках, Головкин от помощи отказался, Хакимову руки зашивали, а сотрудник сказал, что ему больно».

Справки о том, что Килькинов обратился в травмпункт, фигурируют в деле. Документы отправили в СК с просьбой о возбуждении уголовного дела. Когда защита Ульянова также подала просьбу в СК о возбуждении уголовного дела, ей отказали.

Правозащитникам удалось выяснить, что справки Килькинова оказались поддельными. Был сделан запрос в больницу, и выяснилось, что в указанный период Килькинов к ним не обращался. При этом получить в тюремной больнице медицинскую карту Ульянова, в которой также должны быть отметки о побоях, правозащитники не могут до сих пор:

«Мы выяснили, что Килькинов представил в Следственный комитет поддельные справки о том, что он обращался в травмпункт с ушибом грудной клетки. В деле отмечено, что провели экспертизу. На Ульянова же, что у него побои были, документы не представили. Мы не можем добиться у колонии медицинской карты, чтобы увидеть, зафиксированы там эти побои или нет. Врач говорит, что он их видел, а больше они нигде не фигурируют. Ни в деле, ни в экспертизе».

Ответ главного врача. Фото предоставлено Валерией Приходькиной

На основании поддельной справки в декабре 2016 года возбудили уголовное дело. Алексею Ульянову предъявили обвинение в дезорганизации работы колонии и причинение физической боли сотруднику. 18 декабря 2017 года Металлургический районный суд Челябинска признал Ульянова виновным по части 2 статьи 321 УК и присудил ему 2 года 2 месяца.

Второе дело за табуретку

В марте 2018 года против Ульянова возбудили второе уголовное дело.

«В марте появился новый следователь. Он подумал, что одного дела мало, — срок не наскребешь. А задание было — добавить Ульянову срок. И решил возбудить еще одно уголовное дело. Якобы на видео была такая ситуация, что пока Ульянов от них бегал, он после вырвался и кинул табурет в сторону другого сотрудника — Тимофеева — но тот успел отступить. Возбуждается новое уголовное дело: здесь уже есть угроза, а это повод дать пять лет дополнительного срока».

Срок у Ульянова заканчивается 7 сентября 2018 года. Правозащитница считает, что руководство колонии специально хочет наказать Ульянова:

«Ввели такую систему на сегодня. Сотрудников сокращают, с заключенными они не справляются. Начинают жалобщиков привлекать. При этом и у Хакимова, и у Головкина сроки большие, их неинтересно наказывать, а у Ульянова срок заканчивается скоро. Рассчитали, что пока следствие пройдет, год пройдет, как раз добавят, это будет в назидание всем остальным».

По словам Приходкиной, на возбуждении дела настаивает руководство колонии, а не сами сотрудники:

«Интересно, что ни одного заявления сотрудника о просьбе возбудить уголовное дело, нет. Сотрудникам настолько наплевать на все это. В суде сопротивляются, не хотят участвовать. Тимофеев говорит, что в прошлом году все лето провел в суде и давал показания в роли потерпевшего, а в этом году просит освободить от участия в деле. Начальство сказало подать в суд, и они подали».

Защита Ульянова подавала апелляцию на первый приговор. Его удалось отменить на основании того, что в суде не оказалось свидетелей защиты. Ни Хакимова, ни Головкина, которые были в одном помещении с Ульяновым, допрашивать не стали:

«Решение имело исключительно обвинительный уклон в сторону Ульянова, а защите не дали права его защитить: ни свидетелей пригласить, ни показаний дать. И отправили на повторное рассмотрение. Следующее заседание будет 15 августа. Мы опросили всех сотрудников снова. Они врут напропалую. Кто-то там возился с Головкиным, кто-то охранял Хакимова, кто-то стоял за дверями, но они все видели, как Ульянов сделал больно сотруднику. Спиной ли стоял, боком ли — все дают абсолютно одинаковые показания».

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: