МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Я лишь добиваюсь своих конституционных прав». Жительница Черкесска пять лет не может доказать врачебную ошибку, из-за которой погиб ее сын

«Я лишь добиваюсь своих конституционных прав». Жительница Черкесска пять лет не может доказать врачебную ошибку, из-за которой погиб ее сын

Алла Русакова уже пять лет пытается доказать вину врачей, из-за ошибки которых погиб ее сын Денис Тимченко, а она сама получила инвалидность. Чтобы привлечь внимание властей женщина начала проводить протестные акции. В 2015 году она участвовала в голодовке, а 30 мая приковала себя цепями к больнице, где погиб ее сын. Пока что ни один врач больницы не лишился должности из-за смерти пациента.

«Сыну не оказывали медицинскую помощь»

18 января 2013 года участковый врач-терапевт Марина Аргунова выехала на вызов к 30-летнему Денису Тимченко, поставила ему диагноз «острый трахеобронхит на фоне ОРВИ» и назначила домашнее лечение. Но 21 января состояние Тимченко ухудшилось, его госпитализировали в городскую больницу Черкесска. По словам Русаковой, медицинскую помощь ему начали оказывать только после того, как родственники купили необходимые медикаменты — в медучреждении их не было.

Тимченко становилось хуже, 22 января его перевели в реанимацию. «Когда моему сыну нужна была искусственная вентиляция легких, ему подключили аппарат ИВЛ „Фаза-21“, который не подходит для длительного применения», — говорит Русакова. Она в это время тоже лежала в городской больнице и, по ее словам, пострадала от действий врачей — получила инвалидность.

Смерть Тимченко официально зарегистрирована 28 января. Но Русакова считает, что это могло случиться и раньше: «С 16:00 27 января до 28 января ему не оказывали медицинскую помощь, не давали необходимые медикаменты, не было динамического наблюдения за ним, когда он был подключен к аппарату ИВЛ. Есть вероятность, что мой сын проснулся из-за окончания действия препаратов и задохнулся».

Голодовка Русаковой и других активистов в ноябре 2015 года. Фото: politika09.com

«Дело волокитили и тянули»

Уголовное дело по факту смерти Тимченко было возбуждено лишь спустя год. Подозреваемой по нему проходила врач-терапевт Аргунова. Обвинение строилось на результатах экспертизы, которая была проведена специалистом из Черкесска. По словам Русаковой, он основывался только на показаниях врачей больницы.

В то же время специалисты Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава России установили, что на всех этапах оказания медицинской помощи Тимченко были недостатки: несвоевременный перевод в реанимацию, применение неэффективного антибактериального препарата, отсутствие своевременной коррекции антибактериальной терапии.

Несмотря на это заключение, врач-пульмонолог, заведующая пульмонологическим отделением, врач-анестезиолог-реаниматолог и заведующая отделением анестезиологии-реанимации не подверглись проверкам, не понесли наказания и сохраняют свои должности до сих пор. По делу они проходили лишь как свидетели.

«Дело возбудили, но год передавали от одного следователя к другому. Всего было 12 таких передач. Волокитили и тянули», — вспоминает Русакова. Потом дело закрыли, но 17 марта 2015 года прокуратура постановила возобновить его. Тогда обвинение было предъявлено уже тем четырем врачам, о которых говорили эксперты Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава России. Но в июне 2017 года суд возвратил дело в прокуратуру, сказав, что прокурор не мог отменить постановление о прекращении дела после истечения срока давности привлечения врачей к уголовной ответственности.

«Я себя приковала цепью к воротам больницы»

Все это время Русакова продолжала ходить на приемы к чиновникам и подавать апелляционные жалобы. В ноябре 2015 года она вместе с другими активистами устроила голодовку: «Пять человек голодали на площади под открытым небом. Мы предъявляли каждый свои требования. У всех было нарушение конституционных прав. Каждого поодиночке приглашали и говорили, что все решится. Но проблемы решились только у одной: в ее дело вмешалась уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова».

Во время голодовки женщину пригласили к мэру города: «Он попросил завершить голодовку и подписать мировое соглашение с городской больницей, что я не имею к ним претензий касательно своей инвалидности. Я тогда не до конца знала свои юридические права, поэтому подписала это соглашение в суде. Если бы я этого не сделала, то мне бы было проще доказать, что пострадал не только мой сын».

«Видя это беззаконие, я вышла с одиночным пикетом. Я себя приковала цепью к воротам городской больницы. На протяжении двух часов на меня никто не реагировал кроме жителей ближайших домов, которые видели, что я стою под дождем без зонта», — вспоминает Русакова.

Спустя два часа к ней вышел заместитель главного врача больницы. Когда Тимченко лежал в больнице, его не было, поэтому женщина объяснила, что к нему претензий не имеет. «После этого вышла главный врач, которая была экспертом по моему делу и знает все нарушения. Она предложила мне войти в здание и переговорить, но я не имею к ней как к главврачу претензий, поэтому сказала, что буду дожидаться реакции руководства республики и мэра Черкесска», — рассказывает Русакова.

«Мэр угрожал, что мне светит статья за вымогательство и шантаж»

После четырех часов пикета на место прибыла полиция, которой женщина повторила, что хочет встречи с прокурором Республики Александром Терещенко, руководством следственного управления, мэром Черкесска Русланом Тамбиевым и главой республики Рашидом Темрезовым.

«Потом приехала замминистра здравоохранения Карачаево-Черкессии Тамара Кипкеева. Она тоже в курсе моей ситуации и очень ей обеспокоена, потому что я инвалид второй группы. Инвалидность я получила по вине врачей, которых обвиняют в смерти моего сына», — говорит Русакова. Как сообщило издание «Регион online», чиновница предложила отчаявшейся матери проехать в Дом Правительства, чтобы обсудить проблему.

Встреча с мэром состоялась на следующий день: «Мэр меня очень оскорбил. Он вел себя вызывающе, угрожал, что мне светит статья за вымогательство и шантаж. Я объяснила, что ничего этого не делаю своими пикетами, а лишь добиваюсь своих конституционных прав. Мы ни к чему не пришли». Русакова хотела продолжить пикет, но ее остановил один из заместителей председателя правительства республики. Он попросил ее до 4 июня не предпринимать никаких действий, а подождать председателя правительства: тот приедет и сразу решит вопрос.

5 июня в суде будет рассматриваться апелляционная жалоба Русаковой. Она требует отмены постановления о закрытии дела, хотя уже почти не надеется на это: «Я уже не думаю, что суд вынесет решение в нашу пользу. Разве что шумиха вокруг моего пикета поможет».

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 комментариев

Правила общения на сайте

  • Светлана Василенко

    Страшно жить в стране, где такое происходит.

    • Муслимат

      Страшно сплошная коррупция я 10 лет сужусь с нашим Онкодиспансером по вине которых я стала инвалидом 2 Группы Судьи творят что хотят куда хотят туда рулят законы

  • Алла Русакова

    После таких заявлений Мэра я боюсь за ЖИЗНЬ и ОКАЗАНИЯ ДАВЛЕНИЯ на моих родных. Ведь у него ВСЕ ВОЗМОЖНОСТИ.

  • Возмущённая

    Безнаказанность врачей, работников следствия, судей и порождает весь этот произвол !!!

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: