МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Держали месяц привязанным в психушке»: в Псковской области гражданскому активисту необоснованно поставили диагноз «шизофрения»

«Держали месяц привязанным в психушке»: в Псковской области гражданскому активисту необоснованно поставили диагноз «шизофрения»

Виталию Беште 36 лет. В 2016 году он переехал из Санкт-Петербурга в Невель, где стал заниматься бизнесом и вести неравнодушный образ жизни: писать о всевозможных местных злоупотреблениях властей и сотрудников МВД в социальных сетях, обращаться в прокуратуру и к губернатору. Через пару месяцев Виталия, по его словам, сначала жестоко избил полицейский, а после принудительно отправили в психбольницу с диагнозом «шизофрения». Спустя два года Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского не нашел у него признаков шизофрении, а местный суд признал ранее выставленный диагноз необоснованным.

«Делиться нужно, как Ленин завещал»

Виталий Бешта родился в Невеле, здесь рос и учился, потом уехал работать в Санкт-Петербург в строительную фирму «Севзапстальконструкция», а в апреле 2016 года решил вернуться в родные края. «Поднимать малую родину надо, порядок наводить», — объяснил он земляку-шефу. Помимо общественно политических планов на Невель у Виталия были и бизнес-идеи, которые он собирался реализовывать при инвестициях «Севзапстальконструкции».

Глава предприятия Виктор Карпухов подтвердил корреспонденту «МБХ медиа», что Бешта действительно обсуждал с ним некоторые проекты. Один из них, по словам Виталия, касался строительства в Невельском озерном крае санатория. Но местная администрация отказала начинающему бизнесмену в покупке приглянувшегося здания, сославшись на федеральный закон. Виталий посчитал отказ необоснованным, устроился на работу на местную обувную фабрику, но от коммерческих планов не отказался — зарегистрировал ООО «Инфо-Технолоджи», занялся закупками оргтехники и ремонтом компьютеров. А параллельно стал писать о проблемах района и злоупотреблениях местных властей и сотрудников полиции в социальные сети, надзорные органы и в администрацию Псковской области.

Бешта сообщал, например, как воруют лес в Невельском районе: берут в аренду небольшой лесной участок, а после вырубают леса больше, чем положено. Все это, по его словам, происходит при попустительстве правоохранительных органов, которые сознательно не принимают мер.

Бывшего депутата регионального парламента, главу местного РайПО Михаила Мурашкина, Бешта обвинил в изготовлении нелегальной водки. В одном из обращений в МВД он указал, что спиртное готовится прямо в подвале одного из помещений РайПО.

«Через пару месяцев меня начали прессовать, — говорит Виталий. — Моему приятелю знающие люди передали, что делиться со всеми нужно, как Ленин завещал. А потом и знакомые гаишники остановили и предупредили, чтобы я один не ездил — всякое может случится».

Виталий Бешта. Фото: личный архив

«Я тебя завалю!»

Первое «всякое» произошло в ночь с 4 на 5 июля 2016 года. В ту ночь Бешта отдыхал в кафе «У Захарыча» в деревне Козлово Невельского района. «Около 5 утра я увидел в этом же кафе Александра Максимова, он работает в полиции в Ленобласти. Мы в одной школе с ним учились. Попросил у него сигарету, вышел на улицу. Там я получил удар в затылок. Я от удара упал на землю, а он начал меня бить ногами и кричать: „Я тебя завалю, с!!!“. Просто так, не из-за чего. Предполагаю, что он действовал по наводке, — рассказывает Виталий. — Когда очухался, то увидел, что Максимов ко мне подходит с предметом, похожим на пистолет, не могу утверждать точно. Я убежал, потом уже футболкой перевязал лицо, дошел до заправки избитый. Там охранники увидели и вызвали полицию, которая приехала через минут 40».

По словам Бешты, он показал полицейским нападавшего в кафе, но те просто поздоровались с ним, а Виталия, невзирая на его просьбы о медицинской помощи, отвезли домой. Оттуда он несколько раз пытался вызвать скорую, но в ответ слышал, что машин нет. «Я пошел сам к судмедэксперту снимать побои, но тот отказался, сказав, что в таком тяжелом состоянии это не делается. После того, как в райбольнице терапевт отправила меня домой, а невролог посоветовала вечером прийти, я к главврачу Валерию Василевскому (депутат Псковского областного собрания от партии «Единая Россия» — «МБХ медиа») отправился. А он мне: «Виталий, а что ты хотел? Не. й лезть, куда не надо. Пи… й отсюда!».

У полиции Виталий Бешта, по его словам, помощи тогда тоже не нашел: они сначала просто не открывали ему дверь и не пускали в отдел, а заявление приняли только после звонка из прокуратуры.

«Кололи и таблетки засыпали насильно»

В десятых числах июля полицейские, по словам Бешты, навестили его дома и предложили поехать на экспертизу в Псковскую областную психиатрическую больницу № 2. «Я поехал, потому что ничего не боюсь, человек такой, безбашенный, — признается Виталий. — Захожу в кабинет, а мне говорят: „Давай нормально — ложись на кровать“. В общем, санитары мне руки заломали, а медсестра укол сделала. Я потерял сознание, а очухался уже привязанный — мне сразу капельницу. И так два месяца. Сначала привязанный был, потом перевели в общий режим. Все это время кололи и таблетки засыпали насильно».

Виталий Бешта. Фото: личный архив

Виталия выписали из психбольницы в сентябре 2016 года с диагнозом «Шизофрения, параноидная форма. Дебют. Аффективно-бредовый синдром. F 20.0». О нем Бешта узнал после судебного иска прокуратуры, которая на основании этого диагноза требовала лишить его прав. «Я полгода потом нормально ходить не мог. И ни на работу не устроиться никуда, ни бизнесом не мог заняться. У меня были инвестиционные проекты, люди готовы были вложиться. А из меня дурака сделали, слух по городу пустили», — рассказывает Виталий.

После восстановительного периода он написал о своей истории на сайте экс-губернатора Псковской области Андрея Турчака и в соцсетях и начал обжаловать действия правоохранителей и медиков. В прокуратуре Великолукского района ответили, что он сам дал письменное согласие на лечение в психбольнице, а жалоб на лечение от него не поступало.

Бешта подал заявление в Великолукский межрайонный следственный отдел СУ СК по Псковской области. Оттуда ответили, что изложенные им факты являются плодом воображения, не соответствуют действительности и предложили свою версию событий. Из материалов их проверки (эти материалы Бешта передал редакции «МБХ медиа») следует, что никаких конфликтов ни с кем у Виталия в кафе не было, что он там пил спиртное в одиночестве, телесные повреждения у него отсутствовали, а состояние алкогольного опьянения было сильным. При этом, в выписке из истории болезни Бешты сказано, что в психиатрическую больницу он поступил со сломанными челюстями и подсохшей ссадиной на губе.

Также сотрудники полиции сообщили следователям СУ СК, что, когда Бешту доставили в отдел, тот сам падал на пол, объясняя свое поведение тем, что в них стреляют.

«Клинических признаков шизофрении нет»

Медики психбольницы отказались снять Виталию диагноз «шизофрения», сославшись на то, что «любые изменения, дополнения, и поправки в медицинской карте после выписки больного из стационара запрещены, так как расцениваются как подделка документа». После этого Бешта обратился в Великолукский районный суд и уже там потребовал признать выставленный ему диагноз необоснованным и внести в медицинскую документацию сведения об отсутствии диагноза. Главный врач Невельской районной больницы Валерий Василевский письменно сообщил суду, что недобровольная госпитализация Бешты была связана с просьбой его матери (ее, по словам Виталия, заставили подписать бумаги сотрудники полиции) и позицией местного врача-психиатра. «Во время беседы у пациента были выявлены признаки тяжелого психического расстройства, сопряженные с конфликтным поведением с окружающими, манией преследования со стороны правоохранительных органов, мыслями о суициде, постоянными обращениями во властные структуры с требованиями усиления борьбы с коррупцией и наведением порядка в Невельском районе. Все вышеизложенное свидетельствовало о необходимости срочного лечения данного психического расстройства», — заявил медик.

В выписке из психбольницы врачи, перечисляя действия Бешты по оформлению фирмы, подчеркивают, что мать Виталия отрицала его контакты с «Севзапстальконструкции». В их изложении все выглядит так, будто бы Бешта сам придумал историю с инвестициями и будущим бизнесом без реальных на то оснований. Однако гендиректор фирмы Виктор Карпухов в разговоре с корреспондентом «МБХ медиа» признал, что Виталий Бешта действительно поддерживает с ним контакты после увольнения, вел переговоры о возможном финансировании ряда проектов, но официальное партнерство оформлено не было. При этом Карпухов подтверждает, что частично спонсировал социальный проект Бешты (закупка урн, благоустройство отдельных городских дворов). «Надо было толчок парню дать, — объясняет гендиректор. — Он работал у меня несколько лет, отношение у меня к нему позитивное: хозяйственный и ответственный. Мы строительно-монтажная организация, у нас работы связаны с повышенной опасностью. Специалисты-верхолазы проходят врачебную комиссию ежегодно, никаких проблем не было. Сказать, что он был психически неустойчив на момент работы у нас, я не могу, не заметил. Когда общаешься, смотришь в глаза, это было бы видно».

Фото предоставлено Виталием Бешта

В ходе судебного процесса Виталий Бешта инициировал проведение стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Ее вел Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского. Там врачи заявили, что клинических признаков шизофрении у Бешты нет, но указали, что имеет место смешанное расстройство личности. В значимых для пациента ситуациях, по мнению медиков, оно проявляется эмоциональной неустойчивостью, демонстративностью, импульсивностью, конфликтностью, тенденциями к сутяжничеству. В центре Сербского также считают, что летом 2016 года у Бешты возникла декомпенсация смешанного расстройства личности.

11 мая 2018 года Великолукский районный суд на основании заключения центра психиатрии и наркологии им. Сербского постановил признать выставленный Беште диагноз «Шизофрения, параноидная форма. Дебют. Аффективно-бредовый синдром. F 20.0» необоснованным и обязал медиков психбольницы внести в медицинскую документации информацию об отсутствии у него указанного диагноза.

Сейчас Виталий Бешта передал материалы суда в Великолукский межрайонный следственный отдел СУ СК по Псковской области и планирует попасть на прием к главе ведомства Александру Бастрыкину. Про борьбу с коррупцией тоже не забывает: регулярно пишет в социальных сетях и снимает видеосюжеты о нарушениях и проблемах в Невельском районе.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментариев

Правила общения на сайте

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: