МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Мы не ведьмы». Челябинских борцов за экологию объявили агентами Госдепа

Борьба жителей Челябинска с Томинским горно-обогатительным комбинатом (ГОК) в десяти километрах от города неожиданно перешла в плоскость политтехнологий — сенатор от Челябинской области Ирина Гехт на Санкт-Петербургском экономическом форуме представила доклад о «политических экологах», работающих на Запад. Мы внимательно изучили его, разобрались, кто такие «экологические экстремисты», и поговорили о докладе с активистами, выступающими против строительства комбината, токсичные отходы которого нанесут вред и без того загрязненной окружающей среде региона.

Угроза безопасности

Сенатор Ирина Гехт представила на форуме в Санкт-Петербурге доклад «Экозащита и эконападение: политические экологи в России и в мире». Над ним работали три политтехнолога: частый гость политических ток-шоу на федеральном телевидении Сергей Михеев, «специалист по управлению интерпретациями» Максим Жаров и их товарищ Игорь Рябов.

Активисты и простые граждане России выходят на митинги, устраивают пикеты, собирают подписи и подают в суд на предприятия и компании, чтобы защитить свое право на чистую и безопасную окружающую среду, позаботиться о будущем своих детей и внуков. Но из доклада следует, что таким образом россияне пытаются сдержать промышленный рост своей же страны. Они описываются как вредители экономического процветания России и выставляются чуть ли не противниками прогресса.

Авторы говорят о неких «политических экологах» — зарубежных и отечественных специалистах, работающих в интересах США. «Глобальному самочувствию» планеты не вредит деятельность человека, утверждает доклад, это все выдумки борцов за чистую окружающую среду, использующих «экологическое право».

Жаров, Михеев и Рябов называют в своем труде экологов и активистов «экологическими экстремистами». Что же авторы понимают под этим определением? В докладе на этот вопрос дан расширенный ответ: оценка воздействия на экологию, организация встреч и круглых столов, митинги и пикеты против предприятий, сбор подписей и обращение в государственные органы — все это экологический экстремизм. «Технологи экологического протеста» вздумали бороться с коррупцией и критиковать природоохранное законодательство! Авторы доклада возмущены.

Политтехнологи приводят список из 47 промышленных объектов, строительство которых удалось остановить местным жителям и экологам. Отсюда следует многозначительный вывод: такими действиями протестующие проваливают план Путина по импортозамещению и душат экспортный потенциал России. Про санкции, а главное про причину, по которой они были введены против России, авторы логично умалчивают.

Экоактивисты, пишут политтехнологи Жаров, Рябов и Михеев, часто «с нуля» раздувают проблемы, стимулирующие протестную активность. Это не просто «политизированная молодежь», а люди разных возрастов, доходов, социального положения — простые россияне, которые жалуются на вред здоровью. Им, оказывается, важно «зафиксировать людей на негативной эмоции», «создать непреодолимые трудности» для проектов. А поступают они так, благодаря «„экспорту“ зарубежных установок», ведь США и другие враги России найдут любые способы, чтобы «дестабилизировать внутриполитическую обстановку с целью смены власти», даже внушить россиянам, что они, например, задыхаются от вони.

Такими несложными логическими усилиями политтехнологов россияне, выступающие против строительства вредных для экологии и в первую очередь для их здоровья промышленных объектов, превращаются в угрозу безопасности страны. По их логике, враги это не только экологические организации «Гринпис Россия» и «Эковахта», но и простые инициативные граждане, протестующие против той же свалки в Волоколамске.

В презентации доклада сенатор Ирина Гетх выступила в духе сотрудников антитеррористических спецподразделений и предложила провести «законодательную зачистку экологического поля страны». В апреле 2018 года по инициативе Гехт в Совете Федераций предложили ужесточить штрафы за распространение недостоверной информации до 50−100 тысяч рублей. Как сенатор рассказала «Известиям», такая идея у нее возникла как раз из-за «экологического экстремизма» и запугивания граждан онкологическими заболеваниями «псевдоэкологическими» НКО. Оценивать достоверность тех или иных высказываний, в том числе публичных, а, значит, и в интернете, будут чиновники. Госдума (орган государственной власти, оправдывающий сексуальные домогательства — «МБХ медиа») уже приняла на рассмотрение другой законопроект о штрафе до 50 миллионов рублей за отказ удалить недостоверную информацию в соцсетях. Проще говоря, о том, что на улице нечем дышать из-за свалки и это вредно для здоровья, утверждать без особой корочки патентованного эколога нельзя — оштрафуют.

«Мы простые жители, которые хотят жить в чистом городе»

Челябинские экологические активисты напрямую связывают презентацию доклада сенатора Гехт с лоббированием Русской медной компании (РМК), которая занимается строительством ГОКа. По их словам, с компанией связаны ее коллеги из офиса бывшего губернатора области Михаила Юревича.

«Доклад был сделан только для того, чтобы теоретически обосновать закручивание гаек в отношении гражданских активистов, защищающих природу. Дело ведут к тому, что отменят институт общественной экологической экспертизы. Уж государственные служащие государство в обиду не дадут. Теоретическую базу подвели: надо уничтожать, давить врагов народа, политических экологов, а кто это такие, не объяснено вообще. За всех говорить не могу, но по Томинскому ГОКу смело могу сказать, что данные в докладе не соответствуют даже данным РМК. Вначале компания обещала 800 рабочих мест и 40 миллиардов инвестиций. В докладе это 4 тысячи и 75 миллиардов», — рассказал «МБХ медиа» лидер движения «СТОП ГОК» Василий Московец.

В ноябре 2017 года Московцу позвонил Владимир Путин. После этого губернатор сразу пригласил активистов на встречу с представителями РМК. Однако строительство в десяти километрах от города-миллионника так и не остановили.

Челябинских экоактивистов преследовали еще до презентации доклада. Лидера «СТОП ГОК» обыскивали, изымали технику по обвинению в «попытке влиять на государственную политику в области цветной металлургии», рассказал Московец. Одного из активистов движения Гамиля Асатуллина обвиняют в поджоге на территории комбината. На него и его жену оказывает давление единственный свидетель по делу, сотрудник центра «Э» Богдан Крысин. Еще одному борцу с комбинатом Борису Золотаревскому грозят уголовным делом по экстремизму за найденные при обыске листовки теперь запрещенных «Свидетелей Иеговы».

«Если ты не занимаешься политикой, это не значит, что политика не займется тобой, — говорит Московец. — Можно сколько угодно говорить, что мы политикой не занимаемся, но органы власти и правоохранители считают, что, если ты вышел на улицу без прямого указания руководства города, области или страны, значит, ты занимаешься политикой, ты смутьян. Мы абсолютно не политизированы. Мы предлагаем альтернативы: сельское хозяйство, создание заказников и заповедников на месте Томинского ГОКа, высокотехнологичную промышленность, наукоемкие предприятия, но чиновники все равно считают это политикой».

Московец рассказал, что только с нового года в Челябинске прошло четыре митинга против ГОКа по несколько тысяч человек. Активисты вторую неделю пикетируют местный офис «Газпромбанка», который выдал РМК кредит на Томинский ГОК в размере 54,4 миллиардов рублей. По данным ВЦИОМ за 2016 год, 73% челябинцев выступили против строительства комбината. Большинство из них объяснило свое мнение экологическими последствиями.

Фото: СТОП ГОК | Группа по проблеме Томинского ГОКа / Вконтакте

Бывший инженер-металлург из движения «За реальные дела» Александр Кожейкин объяснил «МБХ медиа», что строительство Томинского ГОК чревато непоправимыми последствиями для населения и окружающей среды, потому что это предприятие первого класса опасности. Нигде в мире, по его словам, такие комбинаты не строят близко к городам, а тем более таким миллионникам, как Челябинск.

«Наш город перенасыщен черной и цветной металлургией и катится в пропасть. У нас две трети года неблагоприятные метеорологические условия — не рассеиваются вредные примеси, и над городом висит плотная шапка, дышать нечем, дети и старики падают в обмороки, люди преждевременно умирают. В отходах комбината, а это 27,5 млн тонн ежегодно, будут такие токсичные вещества, как мышьяк, кадмий, свинец, ртуть. А теперь объявлена охота на ведьм. Но мы не ведьмы, не агенты Госдепа, а простые жители, которые хотят жить в чистом городе».

В один ряд с политтехнологами и Гехт неожиданно встал телеведущий Владимир Соловьев. В выпуске «У псевдоэкологов уши торчат» программы «Полный контакт» на Вести. FM он назвал жителей Челябинска, выступающих против ГОКа, «псевдошушерой» и «проплаченными». Активистка «СТОП ГОК» Мария Берсенева пришла на творческий вечер ведущего в МХАТе, когда была в Москве проездом. Она публично уличила его во лжи, но Соловьев не дал женщине высказаться и, как он сам выразился, послал на три буквы — в суд.

Активистка рассказала «МБХ медиа», что Соловьев сам приезжал в Челябинск, и, казалось бы, выслушал местных жителей, но потом его мнение резко поменялось:

«На беседу не нужно было рассчитывать. Но открыто заявить человеку о том, что он говорит неправду, показать, что люди ничего не скрывают, готовы к диалогу на тех же передачах, на которых он последний год озвучивает только одну точку зрения».

«Если всякое стремление улучшить экологическую ситуацию подвести под политические мотивы, возникает вопрос — а где вообще люди, которые борются от чистого сердца? Авторы доклада представляют все так, будто на свете их быть не может. Наверное, эти взгляды основываются на тяжелой беспросветной жизни, когда не видишь рядом порядочных людей».

«Говоря о Томинском ГОКе, нужно не забывать о том, что наша область уже столкнулась с авариями, о которых узнавали годы спустя.

Если бы это было проще, я бы, возможно, переехала. Но, пока есть возможность, я все равно делала бы все для помощи Челябинску".

Несмотря на протесты челябинцев, ГОК продолжают строить: уже заложили фундамент, роют котлован. В экологическом антирейтинге регионов России Челябинская область заняла второе место с худшим природоохранным показателем. Местных жителей доклад сенатора Гехт не напугал — они пытаются пробиться на «Прямую линию с Владимиром Путиным», а в День России собираются провести очередной митинг, хоть местные власти и предлагают им место на автостоянке.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Александр Кожейкин

    «Металлург из движения «За реальные дела» Алексей Кожейкин объяснил «МБХ медиа», что строительство Томинского ГОК чревато непоправимыми последствиями для населения и окружающей среды, потому что это предприятие первого класса опасности. Нигде в мире, по его словам, такие комбинаты не строят близко к городам, а тем более таким миллионникам, как Челябинск.
    «Наш город перенасыщен черной и цветной металлургией и катится в пропасть. У нас две трети года неблагоприятные метеорологические условия — не рассеиваются вредные примеси, и над городом висит плотная шапка, дышать нечем, дети и старики падают в обмороки, люди преждевременно умирают. В отходах комбината, а это 27,5 тонн ежегодно, будут такие токсичные вещества, как мышьяк, кадмий, свинец, ртуть. А теперь объявлена охота на ведьм. Но мы не ведьмы, не агенты Госдепа, а простые жители, которые хотят жить в чистом городе».

    По этому поводу. Вообще-то я Александр, а не Алексей. И бывший металлург, а точнее, инженер-металлург. Это большая разница. Во-вторых, принципиально, что не 27, 5 тонн отходов, а 27, 5 МИЛЛИОНОВ тонн.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: