МБХ медиа
Сейчас читаете:
Как построить баррикаду: от средневекового Парижа до киевского Майдана

В конце августа 1991 года москвичи и гости столицы были заняты обычно не свойственным им занятием — строили и разбирали баррикады в центре города. Эти сооружения оказались одними из главных символов событий 19−22 августа — путча ГКЧП и победы граждан в противостоянии с ним. Именно гражданам посвящен новый совместный специальный проект «Свобода приходит ногами» общества «Мемориал» и Фонда Егора Гайдара. В рамках партнерства с «Мемориалом» «МБХ медиа» рассказывает, как строили баррикады в Москве и других городах в разные эпохи и по разным поводам.

Баррикадная столица мира

Слово баррикада произошло от французского barriques, что переводится буквально как «бочки». Это само по себе подсказка: из чего строить уличные препятствия, если в том возникла необходимость. Впервые из бочек их построили в Париже во время революции 1830 года. Восставшие парижане перекрыли все основные городские дороги бочками, засыпанными песком. На современников тактика парижан произвела большое впечатление. Слово «баррикада» (вместе с идеалами «свободы, равенства и братства») стало распространяться в европейских языках. Впечатление было столь сильным, что мы до сих пор называем главную картину о событиях 1830 года «Свободой на баррикадах», хотя Делакруа назвал её «Свобода, ведущая народ».

Но преграждать улицу из подручных средств парижане пытались задолго до XIX века. Ещё в 1358 году в Париже началось восстание против дофина, будущего короля Карла V. Руководитель восстания купец Этьен Марсель вложил очень большие средства в баррикады (которые так еще не назывались). Путь перед ними был завешан цепями. Некоторые из этих баррикад пережили и своего создателя, убитого при подавлении восстания, и короля Карла. Последняя из них была разобрана в 1383 году.

В последующие века парижане не забывали о баррикадах. В 1588 году король Генрих III был вынужден ретироваться из Парижа со своими швейцарскими наемниками. Лучшие солдаты Европы оказались беспомощны на узких парижских улицах, перегороженных подручными средствами. Через 60 лет в 1648 году фрондёры в Париже построят 2000 баррикад. А революция 1830 года, которая даст изобретению название, превзойдет рекорд — Париж увидит 4000 баррикад.

Другие города обзаведутся баррикадами в 1848 году, когда в Европе вспыхнет «Весна народов». Баррикады строили снова в Париже, но также в Вене, в Берлине, в Дрездене и других городах. Так у восставших горожан всего мира появится очевидная задача — сразу после акта неповиновения строить баррикады. После свержения Наполеона III в 1870 году в «баррикадной столице мира» Париже была даже организована специальная комиссия для масштабного строительства баррикад. Но в этом случае они готовились против наступавшей прусской армии, хотя в итоге всё равно стали использоваться во время очередной революции.

В это же время военные всех стран мира стали придумывать способы эффективной борьбы с баррикадами.

«Свобода на баррикадах»

Война на баррикадах

Городские сражения случались и в древности, и в Средневековье. Но в XIX веке, когда из-за развития артиллерии крепостные стены потеряли прежнее значение, революционные баррикады были взяты на вооружение официальными армиями. Они строились обороняющимися во время сражений в Малоярославце в 1812 году и в Базее в 1870 году.

Но военный расцвет баррикад приходится на Вторую мировую войну и сопутствующие ей конфликты. В осажденном в 1936 году франкистами Мадриде республиканцы строили баррикады из стандартной уличной брусчатки, заборов и прочего городского мусора, но заливали их для прочности цементом. В это время в советских учебниках военного дела уже давались четкие требования: подступы к баррикаде минируются, другая баррикада строится на расстоянии броска гранаты. Баррикады действительно окажутся эффективном инструментом обороны городов. В Сталинграде взятие баррикады сопровождалось дополнительными разрушениями зданий, что только помогало обороняющимся — продвижения врага всё равно затруднялось. С такой же ситуацией советские солдаты сами столкнутся в 1945 году в Кёнигсберге, Будапеште и Берлине.

Тактика использования баррикад в военных условиях совершенствовалась на протяжении всего XX века. Командовавший обороной Грозного в 1995 году бывший кадровый советский военный Аслан Масхадов распорядился строить баррикады не в предместьях города, а ближе к центру. В результате танковые колонны федеральных войск застревали на узких улицах города и сжигались гранатомётчиками из соседних домов.

1991: Щетина Белого дома

Но всё-таки баррикады в русском языке ассоциируются прежде всего с городскими восстаниями, а не с войной. Советские граждане с ранних школьных лет росли на баррикадной романтике. Баррикады были на обложках школьных учебников, баррикады были нарисованы на картинах, про баррикады снимали фильмы и писали книги. Поэтому вопроса, что делать 19 августа 1991 года, у пришедших к Дому Советов на Красной Пресне просто не было. Но они выросли в стране, где баррикады воспевали, но не строили. Житель Парижа даже в XX веке за жизнь мог перегораживать улицы несколько раз. А в Москве баррикады строили в последний раз в 1941 году для обороны от совсем другого врага и делали это под управлением профессиональных военных. Но магия Красной Пресни — главного места баррикад в Москве с 1905 года — не могла не вдохновить.

«Наиболее прямой метафорой происходившего была баррикада поверх баррикады памятника революции 1905 года. То есть баррикада на баррикаде. Кстати, эта новая баррикада была построена так, что ничего не защищала», — вспоминает искусствовед Виктор Мизиано.

А вот как рассказывает о строительстве баррикады актер Радий Афанасьев: «Наша баррикада у Горбатого моста была возведена одной из первых. В ход пошли строительные материалы со строек, оборудование детских площадок, брусчатка. Собирал пустую стеклянную тару для изготовления зажигательных бутылок. Потом пытался прорваться к Бурбулису, чтобы дали оружие, но его и для внутренней охраны не хватало».

Баррикады у Белого дома вечером 19 августа 1991 года. Фото Геннадия Хамельянина /Фотохроника ТАСС

Левый интеллектуал Алексей Цветков, который тогда был 16-летним подростком, вспоминает: «У Белого Дома уже был большой перманентный митинг. Я и несколько ближайших моих товарищей принялись разбирать забор и строить из него противотанковые баррикады.

„Молодой человек, вы действительно думаете, что вас тут будут штурмовать?“ — презрительно спросил меня какой-то профессорского вида демократ, когда я попытался вовлечь его в разбирание забора и перегораживание улиц. Я молча показал ему на танки и БТРы кантемировской дивизии, стоящие тут вокруг, по всей набережной. Можно было переглядываться с солдатами издали, разбивая кирпичи на удобные для метания осколки.

Строить баррикады из митинга выделилось процентов 10% человек, остальным было интересно послушать и поговорить. Но строить баррикады — это кайф. Рекомендую всем заниматься этим при первой же возникшей возможности. Путинизм не предложит вам ничего эмоционально сопоставимого».

В воспоминаниях участники событий чаще всего рассказывают, что для строительства баррикад использовали мусорные баки, ограды ближайших зданий, бетонные блоки, арматуру и трубы со строек, парковые скамейки, спиленные деревья.

Сначала было построено первое кольцо баррикад, которое непосредственно защищало подходы к Дому Советов. Второе внешнее кольцо баррикад строили, уже используя технические достижения XX века. Цветков: «Мы останавливали троллейбусы, экспроприировали их в интересах революции и перегораживали ими улицы… Все дискутировали о том, сколько ещё нужно остановить машин и слить бензина для изготовления зажигательных бутылок, которые мы прятали в баррикаде — хватит ух уже или ещё нет»?

Другим важным дополнением к баррикадам в XX веке стал «коктейль Молотова» — стеклянная бутылка, наполненная горючей смесью. Использовать их начали финны еще в войне с Советским Союзом в конце 1939 года, но именно в условиях городских восстаний «коктейль Молотова» стал самым доступным оружием для обороняющих баррикады.

Ветеран Афганской войны (1979−1989) Алексей Пономарёв, который был одним из руководителей строительства баррикад вокруг Дома Советов, отмечал, что, несмотря на внушительность московских августовских баррикад, по-настоящему оборонять их было нельзя: «Материалом послужило все, что можно было вынести с соседней стройки. Останавливали машины с песком, щебенкой. Потом стали привозить бетонные блоки, но их было мало. Внешне баррикады были очень внушительны. Главное в том, что за этими фортификациями были живые люди: безоружные мужчины, женщины, старики, подростки».

Важным символом и отличительной чертой августовских баррикад стала арматура, которую выносили с окрестных строек. Благодаря этому баррикады выглядели весьма зловеще. А порезанная арматура становилась ещё и дополнительным оружием для ближнего боя в случае штурма Белого дома. В своем стихотворении, посвященном 20-й годовщине провала путча ГКЧП, в культовом проекте начала 2010-х «Гражданин Поэт» Дмитрий Быков описывает «щетинящийся» Дом Советов: «На землю капли падали. // Сквозь дождь белел с трудом // Щетинясь баррикадами // Московский Белый дом».

Через три дня после начала путч ГКЧП потерпел поражение. Баррикады у Дома Советов так и не штурмовали. Москвичи их разобрали ко Дню города, который в тот год праздновался 31 августа.

Впрочем, довольно скоро некоторые участники событий стали жалеть о разобранных баррикадах. Спустя 25 лет Игорь Борисов, сопредседатель комитета «Август-91» опубликует у себя на сайте коллективное обращение некоторых участников обороны Дома советов: «Ошибка антикоммунистического движения состояла в том, что оно, образно говоря, слишком рано разобрало свои баррикады у Белого дома и Мариинского дворца. Ведь победа над ГКЧП — наиболее оголтелой группировкой в коммунистической верхушке — ещё не означала отстранения от властных рычагов всей партийно-советской мафии и КГБ, на время затаившихся, сменивших символику и аббревиатуры, но по сути сохранившихся».

Осенью 1993 года баррикады у Дома Советов будут построены вновь. На этот раз их защищала только часть людей, которые пришли сюда в 1991 году. Но как показала практика, при решительных силовых действиях баррикады не представляют сколь либо серьезного препятствия для современных армейских подразделений.

Снежные баррикады

В XXI веке баррикады продолжили строить восставшие по всему миру. Одни из самых знаменитых были возведены зимой 2013−2014 годов в Киеве во время так называемой «Революции достоинства». Российский блогер Илья Варламов, побывавший тогда в Киеве, в своем репортаже показал, что баррикады построены весьма надежно и качественно, в высоту они достигали 4−5 метров. Перед ними были натянуты веревки, накиданы бочки и стояли «ежи». «Конструкция очень серьезная, не думаю, что ее можно снести бульдозером. Ходит шутка, что единственный способ взять Майдан — это разбомбить его сверху», — рассказывал Варламов.

Символом киевских баррикад стала горящая автомобильная покрышка. Использованная резина не только служила для строительства укреплений, но и становилась подручным оружием — подожженную резину бросали в наступающий правительственный «Беркут».

Баррикады на Майдане довольно часто строили из мешков, наполненных снегом. Облитые водой при минусовой температуре баррикады превращались в ледяные крепости. Первая же оттепель их значительно разрушала. Именно воспользовавшись погодной ситуацией в феврале президент Виктор Янукович попытается разогнать Майдан, но в итоге сам сбежит из страны. Это еще раз доказывает, что важнее не крепость баррикад, а крепость духа людей, желающих их защищать.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: