МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Охотники с Лысой горы»: в суде по делу Кристенсена вспомнили русский фольклор и поговорили о терроризме

В Орловской области началась вторая неделя слушаний по делу гражданина Дании Денниса Кристенсена, обвиняемого в организации деятельности запрещенного объединения «Свидетели Иеговы — Орел» (ст. 282.2 УК РФ). В понедельник в суде выступили три свидетеля обвинения, среди которых участковый с дипломом специалиста русского языка и литературы, сын одной из адептов учения Свидетелей Иеговы, опасающийся охоты на свою семью — он рассуждал о русском фольклоре, а также еще один сотрудник ФСБ. За заседанием наблюдал корреспондент «МБХ медиа».

«Поверьте, я смогу отличить, когда человек общается на русском языке»

Вторая неделя слушаний по международному делу Свидетелей Иеговы началась в привычном ключе. Зал снова был полон сторонников Денниса Кристенсена, почти год находящегося в российском СИЗО. Сторону гособвинения все так же представляли два работника прокуратуры. Сам Кристенсен был бодр и приветлив, на нем все тот же оливкового цвета пиджак и черная рубашка. Место возле «аквариума», в котором он содержится на период заседаний, занимает переводчик.

За несколько дней до заседания на сайте, посвященном учению Свидетелей Иеговы, появилась биография Денниса Крисенсена. Как следует из нее, датчанин родился в 1972 году в Копенгагене, в семье, исповедующей учение иеговистов. В Россию он переехал в 1999 году. Сначала жил в Мурманске, где повстречал свою будущую супругу Ирину, а в 2006 году молодожены переехали в Орел. В Орле датчанин начал собственное дело — в качестве индивидуального предпринимателя трудился плотником. «Не имея своих детей, Деннис с энтузиазмом занимался благоустройством детской площадки во дворе своего дома по ул. Приборостроительной. У Денниса и Ирины Кристенсен хорошие отношения с соседями», — следует из информации на сайте, посвященном Свидетелям Иеговы. В 2016 году суд в Орле запретил местную религиозную организацию, а в мае следующего года Кристенсен был арестован после обысков в доме № 50 по улице Железнодорожной, где собирались местные адепты.

Деннис Кристенсен во время уборки территории в Орле. Фото: jw-russia.org

В понедельник суд начался с допроса участкового Максима Раннева, который рассказал, что этот дом находится в зоне его обслуживания. По словам свидетеля, домовладение находится в частной собственности, сам собственник — живет в Москве. Участковый сказал, что это помещение посещал постоянно, там же познакомился с Владимиром Мельником, который возглавлял МРО «Свидетели Иеговы — Орел» как юрлицо. «Он представился мне как председатель этой организации. Мельник же представил меня господину Кристенсену во время одного из богослужений», — пояснил участковый. Какую роль он занимал в организации и являлся ли вообще ее членом, свидетель точно сказать не смог. «Он говорил, что господин Кристенсен является одним из последователей Свидетелей Иеговы», — добавил участковый.

— Жалобы какие-либо на это домовладение поступали? — задала вопрос сторона гособвинения.

— Устно жители участка были возмущены. Говорили, что на этом месте обещали построить школу по изучению иностранных языков, а построили молельный дом. Кого-то возмущало то, что на улице в определенное время ходит много людей, кого-то, что к ним приходят домой. Я, честно говоря, сам живу на этом участке. И ко мне приходили, — признался участковый.

Он добавил, что после решения суда о ликвидации организации в домовладении были усилены меры контроля. Например, калитку открывали «братья», появилось и видеонаблюдение: «попасть на территорию не члену организации было проблематично». Участковый пояснил, что после запрета организации количество прихожан не убавилось — собиралось по 50−70 человек.

— Про пожертвования вам что-нибудь известно? — поинтересовался гособвинитель.

— Нет. Но в суде [по привлечению к административной ответственности за найденную экстремистскую литературу] был случай, когда женщина заявила, что если суд оштрафует организацию, она продаст квартиру и выплатит штраф. Такой вот эмоциональный всплеск у нее был, — рассказал свидетель.

В какой-то момент участковый заявил, что Деннис Кристенсен говорит по-русски.

— А вы обладаете специальными познаниями в этой области? — возмутился адвокат Антон Богданов.

— Да, — невозмутимо ответил участковый, чем вызвал искреннее недоумение на лицах собравшихся. Как выяснилось, сотрудник полиции — выпускник филологического факультета по специальности русский язык и литература. — Поверьте, я смогу отличить, когда человек общается с другими прихожанами на русском языке.

Сам Деннис Кристенсен через переводчика заявил, что с этим человеком никогда в жизни не общался.

— Мое мнение, что господин Кристенсен имеет непосредственное отношение к этой организации и влиял на ее деятельность. И хотя официально руководителем значился Мельник, он постоянно с ним советовался, — сказал свидетель.

«Раньше ходила в церковь, и тут вдруг такой метаморфоз»

Эдуард Гавриков работает в ЧОП «Ташир» в Москве в вахтовом режиме. В Орле у него дом, семья и престарелая мать — последователь Свидетелей Иеговы. Гавриков, смугловатый мужчина слегка за 40, в белой демисезонной куртке, вошел в зал суда и сразу же принялся эмоционально рассказывать о своих переживаниях.

— Моя мама — член этой организации. Это началось еще году в 2009-м. У нее оставалась одна единственная подруга. Как-то она пришла ко мне и говорит: «У тебя мама попала в секту!», — развел руками мужчина. — Я прихожу к ней, а у нее повсюду уже литература, листовки, какие-то справочники. Я спросил, зачем ей все это надо. А она отвечает, что хочет изучать библию. Она у меня легко внушаемый человек. Раньше ходила в церковь, и тут вдруг такой метаморфоз!

— Ее поведение как-то изменилось? — поинтересовался гособвинитель.

— Да ее как будто перепрограммировали! — выпалил свидетель. — Она перестала общаться с нами, с внучкой, с правнуком. Человека просто подменили!

— А о вере она рассказывала? — уточнил прокурор.

— Мое мнение об этой вере — кто не с нами, тот против нас.

— Она что говорила, свидетель? — поправил Гаврикова судья.

— Говорила, что есть только Иегова. Он пришел за нами. Мы избранные, а все остальное — от дьявола. Только мы выживем, а все остальные помрут, — передал слова мамы свидетель. — Знаете, появилось такое ощущение отчужденности. Она раньше с подругой на выставки, в театры. А потом соседка мне говорит: «Она часто у тебя сидит на балконе и читает книжки», брошюрки вот эти. А после того, как организацию запретили, вся эта литература начала пропадать. Я пришел тогда к ней, говорю: «Ну что, мол, всё, вас запретили. Что теперь делать будете, в подполье уйдете?». А она говорит, что это все неправда.

По словам Гаврикова, после ареста датчанина его мать рассказала, что организацией руководит «плотник Кристенсен». «Я еще спросил, не с Иисусом Христом себя сравнивает?», — начал свидетель, но суд его остановил и попросил отвечать по существу вопросов.

Свидетели Иеговы. Фото: Евгений Епанчинцев / ТАСС

— Я у мамы спросил, вот зачем Кристенсен, гражданин Дании, сюда приехал? А она сказала, что в Дании уже почти все в такой вере, а тут, в России, работы непочатый край. Я, знаете, следил за новостями, много читал в интернете, и был рад, когда эту организацию запретили. Я так был рад! — заявил Эдуард Гавариков.

Свидетель также рассказал, что как-то его мамы долго не было дома.

— Когда она вернулась, я у нее спросил: мам, ты, что ли, снова на Лысую гору летала?

— Куда? — попросил уточнить адвокат Виктор Женков.

— Вы русского фольклора не знаете? — задал встречный вопрос несколько обиженный свидетель. — Киев. Лысая гора.

— Ведьмы туда летают на свой шабаш, — тихо проговорила гособвинитель.

Свидетель пояснил, что однажды его мать носила деньги позвонившим в домофон людям. «Я спросил, мам, опять за данью пришли?». Она ответил, что, мол, да. А мама раньше такой экономкой была, она же у меня еще ребенок войны. Я тогда ей сказал: «Тебе не стыдно? Ну зачем ты этих пиявок кормишь, они же живут за счет таких, как ты», — посетовал свидетель.

— А после запрета организации что-то изменилось? — спросила сторона гособвинения.

— До мая 2017 года ничего не менялось. Она продолжала туда ходить. А после Нового года мы договорились, что возьмем маму домой, с внучкой пообщается. Я захожу к ней, а там — раскрытая библия, чай, конфетки и — девочка Юля! — поведал свидетель. — Я у нее спрашиваю, мол, тоже Свидетель Иеговы? Она кивает. Ну, я тогда вспылил. Сказал ей, чтобы она забыла сюда дорогу. Вообще, я так скажу, за мамой моей и за всей моей семьей велась настоящая охота!

«Они у меня маму хотели забрать!»

Позволив свидетелю закончить речь, председательствующий предоставил слово стороне защиты. Адвокат Антон Богданов попросил Гаврикова уточнить, что он имел в виду, говоря о запрете организации.

— Что за организация?

— Свидетели Иеговы, с центром в Бруклине, США. В Орле был ее филиал, — отчеканил свидетель.

— А вы сами были в Бруклине? — переспросил Богданов.

— Я был в интернете, — ответил Гавриков.

— Хорошо, а вы сами членом какой-либо религиозной организации являетесь? — спросил адвокат.

— Русской православной церкви, — последовал ответ.

— А членом какого-либо юридического лица, являющегося религиозной организацией?

Свидетель впал в замешательство. Подумав несколько секунд, он попытался ответить:

— Вы имеете в виду [лидера РНЕ Александра] Баркашова или…

— Нет, — улыбнулся адвокат.

— Ой, это фашисты совсем уже, — закачала головой сотрудница прокуратуры.

Тем временем свидетель продолжил:

— Я крещеный, хотя и считаю, что человек сам должен сделать выбор. Но меня крестили, и я лояльно к этому отношусь. До какого-то время в храмы ходил.

— А там пожертвования собирались? — уточнил адвокат.

— Я не придавал этому значения.

— А к религии Свидетелей Иеговы вы как относитесь?

— Негативно.

— Считаете ли вы ее истинной?

— Вам самим-то не смешно, — усмехнулся Эдуард Гавриков.

Адвокаты поинтересовались у свидетеля, знает ли он, почему организацию «Свидетели Иеговы — Орел» запретили. Свидетель ответил, что, как ему кажется, «она была признана террористической».

— А вы свою маму террористом считаете? — спросил адвокат Богданов.

— Да какой же она террорист, — пожал плечами свидетель Гавриков.

Председательствующий, завершая допрос свидетеля, попросил его уточнить, почему у него негативное отношение к Свидетелям Иеговы.

— Они у меня маму хотели забрать! — сказал он.

После короткого перерыва в суд был вызван последний в этот день свидетель, оперативник УФСБ. Молодой человек в костюме и оранжевой рубашке рассказал, что дважды проводил оперативно-розыскное мероприятие «Наблюдение» возле дома, где собирались местные иеговисты. При проведении ОРМ использовалась спецтехника, участников богослужений писали на видео, а также на звукозаписывающие устройства. По словам оперативника, в феврале 2017 года, то есть после запрета организации, в помещении собиралось до 90 человек.

— Сначала они пели песню, потом читали молитву, далее ведущий предоставлял слово брату Дмитрию, который выступал с речью о том, что защитит только Иегова, а правительство защитить не может. Потом слово брал Кристенсен и обращался к залу на русском языке. Он просил людей в зале цитировать тексты писаний, давал разъяснения, — описал происходившее на богослужениях фсбешник.

25 мая он участвовал в обыске, после которого и был задержан, а позже арестован Деннис Кристенсен. На вопрос прокурора, изымалось ли что-либо в ходе обыска, свидетель ответил: «Что-то изымалось». Но что именно — он вспомнить так и не смог. Очередное заседание состоится 15 мая. Ожидается, что на нем будет допрошено еще несколько свидетелей.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

8 комментариев

Правила общения на сайте

  • Сергей Афанасьев

    Да, отношения у православных с родителями… .Явно предубежденный человек, ничего не способный сказать по существу допущен в качестве свидетеля обвинения…

  • Все тоже. методы со временем не меняются. Ложь и предвзятость. Мт 26:59−66

  • Сергей

    Единственное, что умное сказал: «Да какой же она террорист».

  • Aimanra

    Подставные свидетели- пустобрехи…

  • Наталья

    Я в шоке, маму отнять хотели, у" ребенка 5 лет".

  • Наталья

    И еще очень неприятно, ни какой культуры и уважения к другим людям и их взглядам, ни у репортеров, ни у других людей. Свидетели Иеговы, а не «иеговисты», ведь православных вы не называете прославистами или сектантами или еще как.

    • Алевтина

      О каком уважении может идти речь? Людей, имеющих свою веру, которая кому то видите ли не нравится, держат в тюрьме уже год, унижают, по всей стране отбирают то что построили с любовью собственными руками, им осталось только как Гитлер построить концлагеря и в топку, всех кто будет верить в своего Бога Иегову, а не как им угодно.

    • Полина

      О каком уважении может идти речь? Людей, имеющих свою веру, которая кому то видите ли не нравится, держат в тюрьме уже год, унижают, по всей стране отбирают то что построили с любовью собственными руками, им осталось только как Гитлер построить концлагеря и в топку, всех кто будет верить в своего Бога Иегову, а не как им угодно.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: